Борис Петухов
Москва

Хищные вещи XXI века. В магазине, в интернете, в банке, перед телевизором и на улице

Опубликовано 13.03.2015

Что мешает человеку быть христианином? Конечно, его грехи.

Но это - «изнутри». А снаружи вокруг каждого из нас тянутся рядами, ярусами, спускаются с поднебесья, лезут под ноги, прячутся и открыто мозолят глаза перед самым носом приманки, наживки, капканы и сети. Мир стремится уловить нас, запутать в ячейках соблазнов, вредных, но таких приятных привычек, будоражащих наше самолюбие, жадность, даже просто любопытство, интересов. Он таков, этот мир. А мы идём по нему беспечно, как будто он предназначен для нашего развлечения и удовольствия... И за удовольствиями и развлечениями забываем о Боге и собственной душе.

ПРАВОСЛАВИЕ В РОССИИ. – СУДЬБА ИНДЕЙСКОЙ РЕЗЕРВАЦИИ?

Опубликовано 13.03.2015

​Современный россиянин стремительно учится потреблять. Чтобы убедиться в этом, достаточно провести час-другой в любом сетевом магазине. Необязательно в час пик - только покупать самому ничего не надо. Свободно странствуя вдоль полок, стеллажей, прилавков и холодильников, вы увидите, с каким вкусом и обстоятельностью, я бы даже сказал, в познавательном формате наши соотечественники (самых разных профессий, статусов и состояний) приобретают бытовую технику, коврики и посуду, одежду и аксессуары - и, конечно же, продукты питания. Особенно продукты питания! Мы изучаем этикетки и лейблы, учимся распознавать степень свежести и состав ингредиентов «хлеба насущного», решаем проблему достаточных, но не избыточных количеств и объёмов, обсуждаем соотношения цены и качества...

КАКАЯ ИСТОРИЯ НУЖНА РОССИИ?

Опубликовано 13.03.2015

Какая же история нужна России сейчас?

– Правдивая и полная. Всегда.


Надо честно признать: новое поколение россиян не знает – и не уважает свою историю. Они не то чтобы не интересуются ей; скорей наоборот. В большой цене сейчас у книгоиздателей и книгочитателей авторы, заговорщически обещающие в анонсах своих «исследований» открыть всем стра-ашные тайны истории России, рассказать все, «как оно было на самом деле-то».

Наверх