Ау, люди! Эпидемия одиночества опустошает латвийские семьи

Опубликовано 11.02.2019

Одиночество — это не просто самочувствие отдельных индивидуумов. Речь идет о благополучии всей экономики. Для Латвии эта проблема тоже стоит как никогда остро — ячейки общества у нас распадаются стремительно.

Печальный факт

В Латвии проблема одиночества стоит очень остро. По данным ЦСУ, в 2016 году 30,8% всех домохозяйств состояли из одного человека. В городе эта цифра достигает 32,9%, на селе — 25,8%. Одиночки — самый распространенный тип семьи (если, конечно, это слово здесь уместно) в Латвии, пишет латвийская газета «СЕГОДНЯ».

Домохозяйства из двух человек составляют в Латвии 30,5% от всех семей, в 18,7% домохозяйств живут три человека. Семьи из четырех членов — только 12,6%, и, наконец, совсем редко встречаются домохозяйства, состоящие из пяти и более персон — 7,3%.

Что еще более печально, так это тот факт, что число одиночек только растет. По информации ЦСУ Латвии, от года к году домохозяйств с одним членом семьи становится все больше. Так, в 2005 году таких семей было 25,1%, семей из двух человек было 29,7%, по три человека на домохозяйство приходилось в 21,6% семей, по четыре — в 14,5%, пять и более — 9,1%.

Пожилые в группе риска

В Латвии самому большому риску остаться в одиночестве подвержены пожилые люди, что совсем неудивительно, учитывая наши традиции, образ жизни и демографическую картину.

Согласно проведенному опросу, 45% пожилых боятся одиночества, а каждый третий старик чувствует себя одиноким. С возрастом чувство страха остаться один на один с собой лишь растет.

Психологи называют несколько причин, которые этому способствуют. Чувство отчуждения по отношению к детям или с их стороны, потеря спутника жизни, проблемы со здоровьем, ограниченные финансовые средства, которые не позволяют поддерживать тот уровень жизни, который обеспечивался до выхода на пенсию.

Что касается населения в целом, то только 33% опрошенных латвийцев заявили, что никогда не чувствуют себя одиноко. В целом же 62% жителей страны признают, что одиночество им знакомо.

Брак теряет значение

Проблема одиночества, естественно, связана в том числе и с разрушением института брака. Этот процесс идет как в Латвии, так и в остальном цивилизованном мире. Одиночек в стране все больше, свадеб — все меньше.

По имеющейся у ЦСУ Латвии статистике, в советские годы в республике фиксировалось в среднем 10–11 браков на одну тысячу жителей в год. Были только небольшие провалы в 1950—е и 1960—е годы, когда число браков снижалось, максимально — до 8,6 на тысячу человек.

Новые веяния пришли с развалом СССР. Начиная с 1991 года, когда Советский Союз прекратил свое существование, число свадеб резко пошло вниз, достигнув дна в 3,9 заключенных браков на тысячу жителей в 1999 году. Девяностые годы прошлого века — крайне нестабильное, бедное время, поэтому нет ничего удивительного в том, что народ связывать себя узами Гименея не спешил.

С приходом тучных лет ситуация улучшилась, но прежних показателей так и не достигла — в 2014 году коэффициент брачующихся подрос до 6,3, в 2015 году — до 6,9, в 2016—м составил 6,6.

Устои шатаются

Зато в Латвии легко расстаются друг с другом. По числу разводов на тысячу браков (466) страна входит в первую мировую двадцатку. На первом месте Португалия — 710 порванных уз Гименея на тысячу свадеб, на втором — Люксембург (670), на третьем — Бельгия (610).

Привычка разводиться весьма свойственна также испанцам (580), датчанам (570), кубинцам (560), финнам (560).

Самые крепкие семьи в Чили (только 30 разводов на тысячу браков), Вьетнаме (40), Ливии (50), Индии (50).

Из бывших советских республик самый солидный институт брака, судя по этой статистике, в Таджикистане (60 разводов на тысячу браков) и Узбекистане (80).

Не дорожат семейной жизнью в России (520) и Эстонии (500).

Конечно, так было не всегда. До войны развод в Латвии считался чрезвычайным происшествием — только 70–80 разводов на тысячу браков, как сейчас в мусульманском Узбекистане.

В послевоенные годы разводились еще реже (20–30 случаев на тысячу свадеб) — видимо, сказывался жесткий дефицит мужчин брачного возраста. Затем семейные устои стали постепенно расшатываться и уже к 70—м годам прошлого века Латвийская ССР уверенно вышла на уровень 450–500 разводов на тысячу браков. Этот уровень держится до сих пор с отклонениями в тут или другую сторону в разные годы.

Так, пик числа разводов (772 на тысячу свадеб) пришелся на 2011 год. Что тогда случилось — непонятно. Возможно, сказались экономические трудности кризисного времени.



В масштабах планеты

Масштаб проблемы таков, что ее обсуждали на недавнем Всемирном экономическом форуме.

«Одиночество. Это эпидемия?» — так назвали панельную сессию на ВЭФ в Давосе, где ведущие мировые эксперты ломали голову над тем, что нам делать с этой бедой. Проблема серьезнее, чем кажется на первый взгляд: например, в прошлом году в Великобритании появился... министр по одиночеству. Министру есть чем заняться: на Туманном Альбионе, по данным Красного Креста, от одиночества страдают более 9 млн — целая «скрытая эпидемия». Причем дело не только в плохом настроении — экономические потери для работодателей от одиночества их сотрудников (по причине низкой продуктивности и еще ряда факторов) составляют 2,5 млрд фунтов стерлингов, или более 3 млрд долларов, ежегодно«, — пишет в этой связи российская газета «Коммерсант».

Об эпидемии говорят и в США. Согласно авторитетному Pew Research Center, один из десяти американцев утверждает, что чувствует себя «в изоляции» все или почти все время. По данным Американской ассоциации пенсионеров, среди американцев в возрасте старше 45 лет хронически одиноки 42,6 млн человек.
В США подсчитали убытки от одиночества, они составили около 7 млрд долларов в год дополнительных затрат на здравоохранение (речь, правда, о людях, в возрасте 65 лет и старше).

Почти половина шведских домохозяйств — это одинокие и бездетные взрослые.

В Японии, по последним оценкам, проживает 541 тыс. хикикомори. Так называют людей, которые оборвали все социальные связи и живут в полной самоизоляции более полугода (а каждый третий из них — более семи лет).

Проблема не менее остро стоит у молодых. Согласно исследованию National College Health Survey 2017 года, в США более 60 процентов студентов заявляют, что чувствуют себя одиноко.

У британцев схожие проблемы: согласно прошлогоднему исследованию, проведенному BBC совместно с несколькими крупными университетами, наиболее одинокой себя чувствует именно молодежь. Об одиночестве заявили 40 процентов опрошенных в возрасте от 16 до 24 лет, в то время как в возрасте 75 лет и старше таких было лишь 27 процентов.

Кто виноват

Эпидемию одиночества объясняют разными причинами. Виновата, в частности, географическая мобильность — все больше людей переезжают с места на место (о, как это знакомо жителям Латвии!), живут отдельно от семьи и друзей, а значит, чувствуют одиночество.

Другая причина — особенности трудовой культуры, когда работать приходится без выходных и отдыха, а так называемые «открытые офисы», где каждый смотрит в свой экран, не обеспечивают должного качества человеческого общения.

«Однако главный парадокс в другом: вина, пусть и частично, на технологиях! Из—за них многие люди забросили свои офлайн—связи, перестали общаться лицом к лицу, перейдя на соцсети и СМС. Но одно вовсе не замена другому. И вот результат: наши города полны людей, у которых тысячи друзей на Facebook или в Twitter, но при этом одиночество в душе», — замечает «Коммерсант».

Согласно одному научному исследованию, одиночество — это чувство социальной изоляции, оно связано с несовпадением наших представлений об идеальных отношениях и тем, что у нас есть в реальности. То есть, по сути, это ощущение нехватки идеальных взаимоотношений. А кто, положив руку на сердце, может сказать, что он живет идеально?

Григорий АНТОНОВ.

Источник: https://bb.lv/statja/nasha-latvija/2019/02/09/au-lyudi-epidemiya-odinochestva-opustoshaet-latviyskie-semi
Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх