ГОЛОВА ИМПЕРАТОРА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ СТОЯЛА В КАБИНЕТЕ ЛЕНИНА

Опубликовано 12.11.2017

Тайны гибели и захоронения последнего императора Николая II и его семьи не разгаданы до конца до сих пор. По мнению ряда исследователей, существуют обстоятельства, мешающие поставить точку в расследовании этой драмы.

Два жбана меда

Среди тех, кто занимается екатеринбургской трагедией, бытуют сейчас две версии, касающихся судьбы останков императора Николая II и его семьи. Согласно первой (которая стала фактически признанной на государственном уровне), трупы расстрелянных сперва вывезли в окрестности Екатеринбурга, а затем перезахоронили на старой Коптяковской дороге. Именно там и обнаружили поисковики в 1991 году останки нескольких человеческих тел, которые после экспертизы были признаны останками царской семьи и в 1998-м с почестями похоронены в Петропавловском соборе Петербурга.

Второй версии придерживаются некоторые из членов комиссии, занимавшейся изучением обстоятельств «царского дела». По их мнению, в июле 1918-го на Коптяковской дороге закопана была расстрелянная семья екатеринбургского купца. Эту ложную могилу комиссары устроили, чтобы скрыть место настоящего захоронения императорской семьи. В подлинности «коптяковских» останков сомневаются и официальные представители Русской православной церкви, отказывающиеся пока признать их царскими.Автору этих строк довелось побеседовать с писателем Львом Златкиным и услышать от него новую версию судьбы царских останков.

— Более 50 лет назад я случайно встретился в Баку с человеком, который «под настроение» рассказал, что он был среди тех красноармейцев, которые стояли в оцеплении 17 и 18 июля 1918 года, когда комиссары во главе с Юровским пытались в районе старой Коптяковской дороги уничтожить трупы расстрелянной ими ночью царской семьи.

Судя по воспоминаниям этого человека, тела императора и императрицы, их детей, слуг пытались расчленить и сжечь. Страшная работа длилась вплоть до ночи 19 июля. В итоге были превращены в пепел все фрагменты тел, за исключением двух голов — Николая и Александры. Якобы командир отряда «ликвидаторов», военный комендант Ермаков, предложил Юровскому: «Отвези их в подарок Ленину от революционного уральского пролетариата». В соседней деревне Коптяки после этого реквизировали два жбана меда и в них погрузили отрубленные головы для отправки в столицу…

Счет в лондонском банке

— Через некоторое время после той встречи и разговора с незнакомцем я оказался в гостях у своего двоюродного брата Толи, — продолжил рассказ Лев Борисович. — Во время войны он работал по линии нашей разведки: летал радистом на самолетах, забрасывавших агентов в тыл врага. В тот раз у Анатолия собрались его друзья-соратники. Во время застолья я решил удивить всех фантастическим рассказом о своем бакинском интервью. Выслушав меня, один из бывших Толиных сослуживцев по «органам», некий армянин, вдруг заявил, что все рассказанное по поводу сожженных царских тел и сохраненных голов императора и императрицы — правда. После этого он рассказал о тайной спецоперации с царскими останками, проведенной чекистами. В общих чертах смысл услышанного от него сводится к следующему. Вскоре после окончания войны кто-то из знающих людей шепнул Берии, что в лондонском банке на счетах Николая II до сих пор хранятся миллионы и что, мол, наше государство может попробовать их заполучить. Однако чтобы претендовать на эти богатства, необходимо официально оформить факт смерти владельцев, а для этого нужно выявить местонахождение их трупов. Лаврентий Павлович вдохновился такой идеей и велел готовить операцию по обнаружению захоронения царских останков.

Настоящие тела членов императорской семьи в июле 1918-го действительно превратили в пепел, за исключением головы царя и царицы. Эти «сувениры», отправленные Юровским в Москву, удалось найти. Однако как быть с остальным содержимым организованного чекистами «царского захоронения»? Была создана специальная команда, в которую входил и рассказчик. Ей поставили задачу искать уцелевшие останки близких родственников императора Николая, казненных после революции. Кое-что нашли и подняли из шахты в Алапаевске, где были в свое время убиты несколько членов обширной царской семьи. Кроме того, удалось откопать скелеты нескольких великих князей, расстрелянных в Петропавловской крепости. В общем, действовали по принципу «с бору по сосенке». Зато любая экспертиза показала бы: да, это Романовы!

Неудавшаяся многоходовка

Что касается самого места, где предстояло «найти» захоронение, его выбрали строго в соответствии с так называемой «запиской Юровского». Закопали романовские кости на старой Коптяковской дороге. После этого уже в недалекой перспективе подручные Берии готовились провести «поисковую экспедицию», которая и «обнаружила» бы совершенно официально «царское захоронение» (хотя из положенных туда костных фрагментов лишь головы императора и императрицы были подлинными).

Дальнейшее понятно: судебно-медицинская экспертиза, документально подтвержденные запросы в банки Великобритании: Неизвестно, удалось бы в итоге получить от англичан царские миллионы или нет, но вся эта хитроумная многоходовка советских «органов» пошла прахом после того, как Черчилль выступил в Фултоне со своей знаменитой антисоветской речью, и началось между нами и бывшими союзниками резкое похолодание.

Работу спецгруппы прикрыли, но лжецарское захоронение так и осталось там, на Урале. Именно его и откопали поисковики в 1991-м. Зная секрет, открытый тем кагебешником, не приходится удивляться, что проведенные даже на генном уровне экспертизы останков дали положительный результат: закопаны-то были на Коптяковской дороге кости близких родственников царя…

«6/19 июля кучер Елькин отвёз на вокзал из дома Ипатьева семь мест багажа. В тот же вечер Голощёкин выехал из Екатеринбурга в отдельном вагоне-салоне — прямо в Москву. Он и был тем специальным курьером, который вёз «документы», интересовавшие Свердлова. Он вёз с собой три очень тяжёлые ящика. Это не были сундуки или чемоданы из числа тех царских, в которые Юровский с Никулиным после совершения убийства упаковали разграбленные и похищенные ими из дома Ипатьева вещи Царской семьи. Это были обыкновенные дощатые упаковочные ящики, забитые гвоздями и увязанные верёвками, которым по внешнему виду, совсем было не место в салоне. Они, конечно, бросались в глаза и не могли не привлечь к себе внимания спутников Голощёкина. Заметив это, Голощёкин поспешил пояснить, что везёт образцы артиллерийских снарядов для Путиловского завода.

В Москве Голощёкин, забрав ящики, уехал к Свердлову и пять дней жил у него. Тогда же среди мелких служащих Совнаркома распространился слух, что Голощёкин привёз с собой заспиртованную голову бывшего Царя.

Через пять дней Голощёкин с четырьмя новыми спутниками вернулся в салон-вагон и поехал с ними в Петроград. Ящиков при нём уже не было. В пути были разговоры и о Царской семье, причём Голощёкин говорил спутникам, что «теперь дело с Царицей улажено», но особенно по этому поводу не распространялся.

Здесь уместно напомнить, что в статье Сафарова, опубликованной 21 июля в газете «Уральский рабочий», одновременно с официальным объявлением властей об убийстве Царя в заключении есть такие слова: «Нет больше Николая Кровавого, и рабочие, и крестьяне с полным правом могут сказать своим врагам: вы поставили ставку на императорскую корону? Она бита. Получите сдачи — одну пустую коронованную голову…»

В журнале «Двуглавый орёл» было напечатано сообщение пастора И. Купч-Ризенбурга «Участь царской главы». Сообщение это записано было пастором со слов очевидца и свидетельствует, что 26 июля 1918 года был получен запечатанный кожаный чемодан, в котором находилась голова Государя. Более серьёзных вещественных доказательств прислать было невозможно. 27 июля по приказу Ленина были собраны верхи большевистской диктатуры, которым была показана «посылка» из Екатеринбурга. На этом собрании было установлено, что в кожаном чемодане в стеклянном сосуде находится голова Императора Николая II, о чём был составлен протокол за подписью всех присутствующих большевиков: Ленина, Троцкого, Зиновьева, Бухарина, Дзержинского, Каменева, Калинина и Петерса.

На этом собрании Каменевым был поднят вопрос о том, что делать с головою убитого Императора? Большинство присутствующих было того мнения, что нужно уничтожить эту голову, только Зиновьев и Бухарин предложили сохранить её в спирте оставить в музее в назидание будущим поколениями. Это предложение было отвергнуто, и решено было голову Государя уничтожить, дабы, по выражению Петерса, нежелательные элементы не поклонялись ей как святыне и не вносили бы в простые умы смуту. Исполнение этого решения было поручено Троцкому.

В ночь на 28 июля 1918 года, то есть спустя 10 дней после убийства Царской семьи, было запланировано сожжение головы Государя. Это происходило, согласно газетному сообщению, в одном из флигелей, в котором была когда-то кухня, у старого монастырского здания рядом с Архангельским собором.

Присутствующих было человек 20. Среди них Эйдук, Смирнов, Бухарин, Радек с сестрой и несколько других. немного погодя появились Петерс с Балабановой, за ними Коллонтай, Лацис, Дзержинский и Каменев. Последним пришёл Троцкий. При его появлении на стол ставят чемодан. Троцкий здоровается, с присутствующими, испытующе смотрит на них и, переговорив с Дзержинским и Бухариным, приказывает открыть чемодан. В нём оказался толстый стеклянный сосуд с красноватой жидкостью, в жидкости — голова Императора Николая II. Слышаться замечания. Бухарин и Лацис удивляются тому, что Царь так рано поседел, и действительно, волосы на голове и в бороде белые.

Троцкий требует от присутствующих расписаться в том, что они были свидетелями виденного. Составляется протокол. Коллонтай исчезла, но её место заняли ещё несколько любопытных. Среди них Крестинский, Поляков и несколько матросов.

О заспиртованной голове Николая II, увиденной им в помещении Московского Кремля, сообщил иеромонах Илиодор в румынской газете «Наша речь» за 1934 год. Такие же факты приводит французский историк Марк Ферро. Причём события, о которых рассказывал Илиодор, относятся к 1919 году, то есть к тому времени, когда, согласно первому сообщению. голова Императора уже должна быть сожжена.

Ушкуйник (псевдоним генерала Ю. Ларикова) в своей «Памятке русскому человеку» сообщает: «Существует документ, подписанный Лениным, Троцким, Зиновьевым, Бухариным, Дзержинским, Каменевым и Петерсоном, датированный 27 июля 1918 года, о получении головы Императора и её опознании».

Уже в наше время, когда разгорелись страсти вокруг останков, обнаруженных в так называемом екатеринбургском могильнике, Информационное агентство еженедельника «Аргументы и факты» в статье под названием «Сенсация о Царских останках» сообщило следующее: «Как стало известно информационному агентству «Аргументы и факты-Новости» из информированного источника, буквально на днях в одном из самых секретных государственных сейфов была обнаружена опись вещей, находившихся когда-то в «ленинских комнатах» Кремля. Одним из пунктов этой описи значится: «Банка с заспиртованной головой Царя Николая Второго». Где сейчас находится голова Самодержца? Вообще какое-то странное отношение большевистских вождей к черепам. Хранился же в одном из сейфов ЦК КПСС привезенный в 1945 году из Берлина череп Гитлера. Неровен час, быть может, отыщется сохраняемый тысячу лет потомками разгромленных хазар в каком-нибудь потаённом месте череп Святослава Великого…»

(В.И. Большаков «По закону исторического ВОЗМЕЗДИЯ», Москва, 1998. — 704 с.).

«К назначенному времени я был у ворот Кремля. В комендатуре я предъявил вновь свои бумаги. Звонят Троцкому по телефону, и он ничего по сему поводу не знает. Звонят Бонч-Бруевичу, и только через полчаса я получаю разрешение идти дальше.

…В маленьком помещении стало до того душно, что нечем дышать. Все очень нервны и возбуждены, только Коллонтай (впоследствии посол Советов в Осло и Мексике) кажется более сдержанной, подходит ближе к горящей печке и чистит свое платье. Последним появляется Троцкий. При его появлении на стол ставят чемодан. Троцкий здоровается с присутствующими, испытующе смотрит на них и, переговорив с Дзержинским и Бухариным, приказывает открыть чемодан. (…)В нем оказался толстый стеклянный сосуд с красноватой жидкостью, в жидкости — голова императора Николая II. Мое волнение до такой степени велико, что я с трудом могу узнать знакомые черты. Но сомнений быть не может: перед нами голова последнего русского царя — доказательство страшного злодеяния, совершенного 10 дней тому назад у подножия Уральского хребта. Этот ужас испытывают и все остальные. Слышатся замечания. Бухарин и Лацис удивляются тому, что царь так рано поседел, и, действительно, волосы на голове и бороде белы. Возможно, что это последствия трагических минут перед мучительной кончиной. Возможно, последствия войны, революции и долгого заточения. Троцкий требует от присутствующих расписаться в том, что они были свидетелями виденного. По подписании протокола все еще раз рассматривают стеклянный сосуд, и видно по лицам, что им не по себе».
(перевод статьи пастора Курта Ризенбурга из немецкой газеты «Ганноверише Анцайгер» (7.12.1928) был представлен в статье «Тайна головы императора», Литературная Россия. №32. 09.08.1991).

Подобное описание есть и у историка русской эмиграции Сергея Мельгунова (Мельгунов С.П. Судьба Императора Николая II после отречения. Историко-критические очерки. Париж. 1951. С. 411).

В записках ген.-лт. Вячеслава Евстафьевича Борисова, хранящимся в архиве Гуверовского института (Hoover Institution Arhives. Stanford University/N.N. Golovin Papers. Box 13) сказано, что он видел «его голову в спирте, выставленную в Чудовом монастыре, в Кремле» (Ганин А.В. Доктрина генерала В.Е. Борисова. / «Мозг армии» в период «Русской Смуты». М. 2013.С. 352).

Источник: http://rusdozor.ru/2017/11/12/golova-imperatora-stoyala-v-kabinete-lenina/
Наверх