О ювенальной юстиции

Опубликовано 12.07.2017
Сегодня – дети, завтра – народ. С.В. Михалков.
Если человек в нежном возрасте не получит необходимые ему, и в нужном количестве, витамины и минеральные вещества, будет иметь скудное питание или испытает нехватку солнечного света, движения и свежего воздуха, то недостаток этот не восполнит уже никогда. Если с ранних лет не получит человек должного воспитания, если лишён будет родительской любви и заботы, если смолоду не приучен делать то, что хорошо, и не делать то, что плохо, ему не только будет сложно исправить это в зрелом возрасте, но даже встав на путь исправления, ошибки юности и детства, собственные или попечительские будут напоминать о себе до глубокой старости.
Пока ребёнок избавлен от бремя соблюдения закона и ответственности за его нарушение, Законом для него являются родители. И если не родители, тогда ни кто и ни что. И будет расти дитя, как былинка на ветру, воспитуемый когда улицей, а когда телевизором, так же просыпающимися в нём, и разжигаемыми вседозволенностью, страстями. Чем угодно, только не родительской любовью, потому, что любовь кого любит, того наказует, и ребёнку, покуда не имеет ещё крепких духовно-нравственных установок, никак невозможно без наказания за провинности, если уговорам не внемлет и как должно не поступает.
Что выше: бессмертную душу сохранить, дав потерпеть немного телу, или душу сгубить, не смея причинить нисколько вреда бренному телу? Разумеется, и здесь как и во всём, нужно соблюдать меру и чаще прощать, видя, что прощение куда лучше воздействует на поведение ребёнка, чем порицание. Но когда снисходительность не возымела действие, то обращается в попустительство и укоренение в дитя не добрых намерений, те – в привычку и страсть.
Так человечество, будучи некогда в возрасте младенца, имело бесхитростные законы данные Богом через Моисея. То были главным образом запреты, нарушение которых каралось и нередко сурово. Но из двух зол необходимо выбрать меньшее, и лишь усвоив малое, возможно усвоить много большее. И вот род человеческий на рубеже эпох пришёл, наконец, к возможности принятия Мессии.
Так всякой душе человеческой, не научившись прежде внимать заповедям древних, не усвоив, что нельзя красть, нельзя лгать, что нужно почитать отца и мать, трудно принять Христа, сложно вместить заповеди совершенных.
Семья же есть малая Церковь. Отец – Патриарх, мать – помощник, дети – паства. Вот почему, дьявол, чтобы новоявленной душе Бог не соделался Отцом, а Церковь – матерью, бьёт по самому важному, туда где зарождается и крепнет христианская душа – кирпичик Церкви, клетка бессмертного Тела Христа.
Нет, человеконенавистник, будучи лукавым, не заявит о своей цели прямо. Он найдет нужные слова и предлоги. Разрушение семьи назовёт заботой государства, развращение души – свободой выбора, а под этим туманом заменит отчий дом приютом, родителей – надзирателем, воспитание – получением знаний, а любовь подменит обязанностями должностного лица, и тогда «восстанут дети на родителей, и умертвят их» (Мк. 13:12) чему не раз становились свидетелями в истории. Вот и теперь история ни чему не учит, она карает непослушных учеников своих.
В уже имеющихся нормах российского права заложена ответственность родителей за насилие в семье, не должный призор и т.п. Остаётся лишь наладить рычаги исполнения закона и сделать их более эффективными. Нет необходимости в особом кодексе и особом полицейском органе, которые на Западе давно и надежно стали инструментом как наиболее циничного способа извлечения дохода так и подспорьем ещё одной беде: растлению малолетних, привитию содомскому сожительству образа благочестия и альтернативу семье, ибо в однополые союзы не редко попадают отобранные у родителей дети. Пока альтернативу.., но любая порочная страсть, вначале требует скромного местечка в душе, затем равного с добродетелями положения, а после стремится вымести из святая святых всё, что ей ненавистно покуда не овладеет человеком полностью.
Так феминизм не ограничился уравнением в правах мужчин и женщин, борьба с расовой дискриминацией в итоге привела к доминированию прав ране дискриминируемых, псевдоборьба за права ребёнка лишает родителей права быть родителями и воспитывать своих детей, а детей – быть детьми и на любовь родителей.
Человек – существо семейное и семья не социальный институт, а Божье установление. И потому единственное, что оказывает существенное препятствие разрушению семьи, единственное, что мешает Западу навязать свои сатанинские ценности, есть и была православная Церковь. На ней, из глубины веков, как на земной оси, уходящей в небо, зиждется и русская государственность и русская культура и надежда на будущее. Сохраним веру – сохраним детей, потеряв детей, потеряем будущее. Незачем будут затеянные Правительством стройки и разработки нефтяных месторождений, ни к чему труды писателей и художников, напрасны труды учёных и военачальников. Нас завоюют без меча, если отдадим на растерзание семью. Наступят долгожданные «мир и безопасность» (1 Фес. 5:3), но ни кому они уже не будут в радость, ибо в только в человеке и в семье, согласно, как в озере чистом, отражается образ Божий, залог покоя и добра: дух, душа и тело; отец, мать и дитя.
А. Миронов. 2015 г.
Наверх