После Анны Иоанновны: как русская знать рвалась к власти

Опубликовано 03.07.2018

Необычайная история о четырёх заговорах и двух переворотах, затянувшаяся на двадцать четыре года. Такое случается в России… Как за корону империи боролись принцессы Анна и Елизавета — сейчас расскажем.

В 1739 году императрица Анна наконец-то задумалась о том, кто будет наследовать корону после неё.

Ещё с 1723 года в России проживала внучатая племянница Петра Великого — принцесса Анна Леопольдовна, дочь герцога Карла-Леопольда Мекленбург-Шверинского и Екатерины Иоанновны, племянницы великого императора. Политика Петра — породниться с немецкими правящими фамилиями — принесла плоды. У дома Романовых оказалось множество русско-немецких родственников.

Впрочем, Анна Леопольдовна была как раз больше русской, чем немкой. Она почти не знала Германии. Всю жизнь прожила в России, была православной. Именно на неё и пал выбор императрицы Анны.

Анна Леопольдовна

Почему именно на неё? Ведь была ещё дочь Петра — Елизавета? Причина очевидна. Молодая принцесса притягивала всех оппозиционно настроенных русских вельмож, недовольных политикой фаворитизма императрицы Анны. Вокруг Елизаветы постоянно возникали разнообразные заговоры. Её имя всё время всплывало на допросах по политическим делам.

Императрица очень не любила Елизавету. Принцесса росла в отдалении от императорского двора и, пока власть принадлежала Анне Иоанновне, не могла унаследовать русскую корону.

Правда, по мнению суровой императрицы, и Анна Леопольдовна не слишком хорошо подходила на роль монархини. Она была легкомысленна и склонна к любовным увлечениям. Но другой кандидатуры не было.

Для Анны Леопольдовны выбрали жениха. Им стал принц Антон Ульрих, второй сын герцога Брауншвейг-Вольфенбюттельского. Красавец-блондин с 18 лет жил в России, успел послужить в русской армии и доказать свою храбрость во время русско-турецкой войны, при осаде Очакова. Но принцесса Анна не хотела выходить замуж. Она уже несколько лет любила графа Морица Линара — посла Польши и Саксонии. Когда в 1735 году их связь раскрыли, графа спешно выслали из Петербурга. Но Анна никогда не забывала свою первую любовь.

Антон Ульрих

Тогда могущественный фаворит императрицы, Эрнст Иоганн Бирон, пригрозил ей: если принцесса не выйдет за Антона Ульриха, её супругом станет сын Бирона. Анна Леопольдовна ужаснулась такому мезальянсу с потомком худородного герцога и согласилась с выбором императрицы Анны.

Первый заговор и падение Бирона

В 1740 году у принцессы родился сын Иоанн, которого императрица Анна уже перед самой смертью провозгласила наследником престола. Регентом при малолетнем императоре Иоанне VI назначался герцог Бирон. Это, казалось, обеспечивало ему как минимум 17 спокойных лет у власти.

17 октября 1740 императрица скончалась от почечной болезни и новым правителем России объявили трёхмесячного младенца.

Реальная власть досталась Бирону. Для завоевания популярности он провёл несколько реформ. Объявил о прощении жертв политических процессов времён Анны и возвращении конфискованного имущества. Ввёл первые законы против роскоши и приказал выдавать караульным солдатам тёплые шубы, чтобы они не мёрзли зимой.

Эрнст Иоганн Бирон

Но избавиться от противников герцог не успел. Среди гвардейских офицеров пошли разговоры, что негоже русским дворянам подчиняться низкородному немцу, который выпросил себе герцогский титул. Эти слова дошли до ушей Бирона, и в гвардии начались аресты. Схватили адъютанта принца Антона Ульриха, и тот сообщил на допросах, что принц недоволен регентом и желает получить власть в свои руки.

Учитывая нрав временного правителя и решительность начальника Тайной канцелярии (орган политического сыска в России с 1731 по 1762 год. — Прим. ред.) Андрея Ушакова, все были уверены: сейчас последуют самые жестокие меры по отношению к заговорщикам. Реальным и мнимым. Ушаков отлично умел разыскивать смутьянов и производить следствие. Весь Петербург замер в ожидании репрессий.

Переворот Миниха

Но судьба улыбнулась принцессе Анне и её супругу. К заговору в этот момент присоединился фельдмаршал Бурхард Миних, который пользовался полным доверием в русской армии. 7 ноября он встретился с принцессой Анной и заверил её в своей поддержке.

Ночью следующего дня состоялся, пожалуй, самый простой и бескровный переворот в истории Российской империи.

Миних вместе со своим адъютантом, подполковником Манштейном, приехал в Зимний дворец и поднял ночные караулы в ружьё.

Фельдмаршал обратился к гвардейцам и заявил, что терпеть во главе страны Бирона больше нет сил. Необходимо защитить законные права младенца-императора и его родителей.

Бурхард Миних

Солдаты радостно закричали «ура». А Миних взял с собой семьдесят человек и поехал в резиденцию Бирона.

Мирно спавшего регента немедленно арестовали.

Бирон был мужчиной здоровым, сдаваться просто так он не собирался. В одной ночной рубашке герцог дрался со здоровенными гвардейцами, пока его не ударили прикладом и не связали.

Наверное, никогда власти не лишались с такой лёгкостью!

Правление принцессы Анны

Бирона обвинили в узурпации власти, судили и приговорили к четвертованию. Но смертную казнь заменили пожизненной ссылкой.

Новым регентом стала принцесса Анна. Миних занял при ней положение самого доверенного лица. А Антон Ульрих получил звание генералиссимуса.

В манифесте, посвящённом переменам во власти, о фельдмаршале говорилось, что вообще, конечно, генералиссимусом должен был стать он сам, но «во всенижайшем к <…> его высочеству (Антону Ульриху. — Прим. автора) почтении от сего высочайшего чина отрекается». Однако Миних быстро столкнулся с неблагодарностью тех, ради кого ему пришлось не спать ночной порой 7 ноября.

Принц Антон Ульрих и влиятельнейший вице-канцлер Андрей Остерман, державший в своих руках все нити бюрократии империи, были недовольны возвышением Миниха.

Вице-канцлер Андрей Остерман

Блестяще проведённые интриги вице-канцлера привели к тому, что уже в январе 1741 года фельдмаршал Миних — глава кабинета министров — сместился на пост главы военного ведомства.

Вокруг него немедленно образовалась пустота. Вчерашний «спаситель империи» вдруг лишился всех сторонников. А регентша (под влиянием Остермана) всё более холодно выслушивала доклады военного министра. Третьего марта Миних не выдержал и подал в отставку.

Правление принцессы-регентши Анны, казалось, было успешным. Императорский титул русского монарха, всё ещё являвшийся предметом дипломатических споров, признали Великобритания и Османская империя. Фельдмаршал Ласси одержал победу над шведами, которые самонадеянно объявили России войну. А в июле 1741-го родилась принцесса Екатерина — второй ребёнок в правящей семье. При необходимости она тоже могла наследовать трон.

Второй заговор и французские деньги

Но несмотря на успехи, Анна не пользовалась симпатией своих подданных. Она была склонна к уединению, не любила придворный церемониал и редко появлялась на публичных мероприятиях. Порой казалось, что русские забыли, как выглядит их правительница и мать императора. Государственным вопросам регентша уделяла слишком мало внимания. Она почти полностью передала их в руки Остермана.

Император Иван VI Антонович и Анна Леопольдовна

Миних писал о днях правления регентши: «по природе своей… была ленива и никогда не появлялась в Кабинете [министров]».

Такое положение дел не могло остаться без последствий. В кругах гвардейцев, которые ещё недавно свергли Бирона, зародилось недовольство нелюдимой Анной. Ждать взросления императора Иоанна было слишком долго. А в это время почти в полном забвении в Петербурге жила принцесса Елизавета. Вот она-то, дочь Петра Великого, и должна править Россией!

Но эти разговоры так и остались бы пустыми словами, если бы в дело не вмешалась большая политика.

Император Карл VI, глава Священной Римской империи, был немолод. После его смерти — в нарушение салических законов наследования, принятых по всей Европе, — корону наследовала Мария-Терезия, дочь императора. С этим были не согласны многие державы — прежде всего Франция и Пруссия. А глава русского кабинета министров, граф Остерман, был твёрдым сторонником союза с Австрией. Поэтому французский посол маркиз де ла Шетарди решил: необходимо менять власть в России. Во что бы то ни стало,

Французские деньги, которые передавали Елизавете через лейб-медика Иоганна Лестока, стали катализатором, превратившим недовольных в заговорщиков.

Иоганн Лесток

Молодые придворные, окружавшие Елизавету — Алексей Разумовский, братья Шуваловы и Михаил Воронцов — стали движущей силой «комплота». А исполнителями — солдаты Преображенского полка. У них дочь Петра I пользовалась большой популярностью: молодая и красивая, она часто заходила к ним в гости, дарила подарки, много беседовала, чем и завоевала симпатии гвардейцев.

Источник: https://warhead.su/2018/05/27/posle-anny-ioannovny-kak-russkaya-znat-rvalas-k-vlasti
Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх