ПРО МИССИЮ И ЭКСТРЕМАЛЬНЫЙ ТУРИЗМ.

Опубликовано 09.04.2019

У нас в последнее время миссией называется всё, что угодно, даже то, что является её противоположностью. Оно понятно, что так удобно. Если ты что-то умеешь делать, особенно если у тебя к чему-то страсть, то надо только назвать это миссией - и дальше занимайся любимым делом, но уже как бы с индульгенцией.

У нас в Русской Церкви появился сперва протоиерей-рокер, потом священник-артист, за ними - иерей-странник, наконец даже поп-эстрадник призы брал, короче, везде отметилось наше священство. Только попа-танцора ещё не возникло, но - долго ли умеючи? Можно сперва на коньках, например, начать под музыку в парном катании, там уже и к индивидуальным фуэте приступить.
Почему нет?

Главное, что это объявляется не просто нормальным, само собой разумеющимся - в конце концов священники тоже люди и ничто человеческое не чуждо их. И они не чужды. И кто в них бросит камень. Однако же разговор идёт об этих экзерцициях не как о возможном, но простительном, но уже как о сверхдолжных заслугах и подлинном христианском подвиге. И поскольку сейчас "круто" быть миссионером, то подвёрстываются всякие старые песни о главном именно к миссионерству.

У нас - из известных мне, конечно, миссионерских акций и мероприятий не меньше 75 процентов надо ставить в огромные кавычки. Потому что даже с величайшей натяжкой три четверти того, что считается миссионерской деятельностью, таковой вовсе не является. От слова "совсем". То есть абсолютно.

Мне в этом можно верить - я вот сколько в Церкви, столько занимаюсь собственно миссией. В буквальном смысле: рассказом о Христе тем, кто о Нём ничего не знает. И в переносном смысле: возвращением заблудших (беседой с крещёными безбожниками etc), а также апологетикой (спорами с сектантами, еретиками и иноверцами, включая моих любимих атеистов). Последние два занятия никогда миссией не считались, но сейчас приказано считать - пусть будут миссией.

Так вот, когда мне говорят, что Кураев на мотоцикле с "Ночными волками" и барышни-топлесс под хоругвями - это миссия, что миссия - это играющий чумового доктора Охлобыстин, у меня есть только две возможности для выбора: горько плакать или в голос хохотать. Потому что это такая же миссия, как если бы Познер рекламировал не банк, а Храм Христа Спасителя. Или какой-нибудь архиерей вместо Познера - N-банк. Реклама, пиар, маркетинг - да, достойные занятия? - возможно, прибыльное дело - безусловно. Миссия? НИКОГДА.

Миссионерский эффект от участия священника в какой-нибудь светской акции или конкурсе талантов и поклонников всегда такой же, как... как например история с "часами Патриарха".

Никто не видел тех "миллионов", которые обратились благодаря тому, что увидели кривляния Охлобыстина, пение Фотия, странствия Конюхова, мото-покатушки Кураева, тем паче - без Кураева.

К слову о том Кураеве. Тут действительно есть множество примеров прихода в Церковь благодаря его выступлениям и книгам. Вот я - один из таких примеров. Но объясняется это легко и просто:

1. Кураев говорил и писал О ВЕРЕ.

2. Кураев выступал раком на полном безрыбье.

Замечу ещё, что успех его и тогда достаточно сомнительных проповедей происходил от того что он УБЕЖДАЛ слушателя и выражал ВЕРУ ЦЕРКВИ.

Когда же он начал УГОВАРИВАТЬ, вещая со своей колокольни, стал рассказывать пошлые анекдоты - интерес к нему резко пошёл на убыль. Потому что люди хотят знать учение Церкви, а не мнения частного лица, пусть бы и протодиакона Всея Руси.

Как бы мало не знали нецерковные люди о Церкви, о священническом служении, одно они знают точно - и, кстати, понимают совершенно верно. А именно, что священство - это совершенно особое, божественное служение, а не просто работа. Священник - отдельный, отделённый от всех мирян человек, от которого ждут того, чего не ждут ни от какого мирянина. Если этой особости, выделенности в священнике нет, это воспринимается отрицательно. Нет, никто не хочет видеть игру в благочестие, никому не нужно, чтобы священник говорил на церковнославянском и тому подобного. Для этого достаточно просто ходить с бородой и в подряснике - вот необходимая и достаточная степень внешеней инаковости.

Но всякий безбожник ожидает во-первых, вот того самого "не от мира сего", про которое недостаточно слышать, но что надо видеть, а во-вторых, подлинности этого "не от мира". Претензии выражаются в примитивных формах: "попы на мерседесах", "крещение за деньги" и прочая, и прочая, и прочая.

Но если мы с вами говорим, что нам что-то открылось действительно необыкновенное, что в нас хотя бы раз в жизни обитал Дух Божий, что мы воистину ВЕРИМ в те удивительные вещи, о которых сказано в Писании и повторяется в проповедях...

То какие могут быть тогда песни под баян и хождения за три моря?!

Это они ещё не читали слово Святителя Иоанна Златоуста о том, каким должен быть священнослужитель.

........

У нас же сейчас заведено наоборот демонстрировать "народность", близость к простым людям, чтобы показать как можно более выпукло, что священник тоже человек. Надо сказать, что в этом мы заметно преуспели.

Впрочем, я не хочу кого-то осуждать и не осуждаю. Но считаю неправильным выдавать желаемое за действительное.

Александр Люлька

Источник: https://www.facebook.com/alexander.lyulka/posts/2288308654776829
Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх