"ТОМОСНАШ": ПОБЕДИТЕЛЕЙ НЕ СУДЯТ?

Опубликовано 07.01.2019

Ну, вот, собственно, и все: под довольно жиденькие возгласы «аксиос!» с последующим более-менее торжественным пением полихрониона (многоголосного песнопения-величания о время праздничного богослужения) 6 января 2019 года в Стамбуле был вручен томос об автокефалии новой Православной церкви Украины (ПЦУ).

ПЦУ сразу и там же нарекли «поместной, равной среди равных и пятнадцатой в диптихе православных церквей мира Константинопольского патриархата». Случилось это в патриаршем храме Святого Георгия, в резиденции Вселенского патриарха Варфоломея на Фанаре во время совместного богослужения (в сообщении Вселенского патриархата названного «божественной литургией по случаю Богоявления и дарения томоса об автокефалии») этого самого Варфоломея и Епифания, главы ПЦУ, отныне узаконенного и нареченного «Митрополитом Киевским и всея Украины». Епифаний, которому в это же время вручили жезл митрополита Киевского и главы церкви, немедленно поблагодарил за дары не только Варфоломея, но и «Порошенко и других деятелей государства», которые присутствовали на событии, подчеркивая, что вершат они «дело государственное».

Сам Порошенко был радостен, торжественен и, на удивление многих, немногословен, но крайне точен в оценках события. Особенно в не совсем религиозных оценках, ибо дело свершилось еще и сугубо политическое. Порошенко подчеркнул, что томос получен от канонической «церкви-матери» (Константинопольской, а не Русской) и поставил это в один исторический ряд «Крещение Руси в 988 году – обретение Украиной независимости в 1991 году – получение томоса и создание «независимой поместной церкви» в 2019 году». Подчеркнув таким образом восстановление «киевской христианской традиции, которой более тысячи лет», президент четко артикулировал цель и предназначение нового церковного образования: дескать, «ПЦУ – гарантия духовной свободы Украины и украинцев». И, конечно же, «миллионов всех украинцев», которые, по словам Порошенко, теперь могут верить в Бога свободно и гарантировано всей мощью независимого Украинского государства, ведомого таким мудрым правителем. Потом гарант нации со словами «слава Богу и Украине!» как-то быстро удалился, оставив возможность разбираться, что же произошло, церковникам, чиновникам и простым зевкам-туристам, от которых ни сам Фанар, ни храм Святого Георгия не закрывали для посещения. Толпы тоже медленно начали расходиться, несмотря на то, что в храме продолжилась молитва.

А произошло действительно многое. Узаконив новый раскол православных в Украине, там с юридической точки зрения действительно была создана некая новая церковь. Для этого патриарх Варфоломей своим саном и положением освятил все последовательные юридические действия украинских властей: вернул каноничность двум раскольничьим и никем до того не признанным церковным образованиям – УАПЦ и УПЦ КП, которые вместе с властью просили томос, отменил акт 1686 года о переходе Киевской православной митрополии под омофор Московского патриархата, благословил некий «объединительный съезд» трех православных церквей (УАПЦ, УПЦ КП и отступников из УПЦ МП), на котором и была официально учреждена ПЦУ, а потом и даровал ей томос.

В этом документе, как известно, так однозначно и сказано, что все случилось логично, в полном соответствии с историческими и религиозными традициями сосуществования независимых церквей и независимых государств: Церковь Божья – едина и исповедует православие, но «складывается из Церквей, размещенных по местам и странам, внутренне самоуправляемым собственными пастырями, учителями и служителями Евангелия Христового, то есть каждого места епископами, по причинам не только исторического значения мест и стран в мире, но и вследствие особенных пасторских необходимостей в них». И дальше – правда о статусе ПЦУ: «Этим подписанным Патриаршим и Синодальным Томосом мы признаем и провозглашаем восстановленную, в пределах территории Украины, автокефальную церковь нашей духовной дочерью и призываем все мировые Православные Церкви признавать ее как сестру и упоминать под именем «Святая Церковь Украины», как таковую, что имеет своей кафедрой исторический город Киев, не может назначать епископов или основывать приходы за пределами государства; уже существующие подчиняются, согласно порядку, Вселенскому Престолу, имеющему полномочия в Диаспоре, так как юрисдикция этой Церкви ограничивается территорией Украинского Государства».

А потом четко объяснено и то, зачем такая, якобы «независимая» ПЦУ нужна: «…Для исцеления постоянно угрожающих расколов и разделов в поместных церквях единомышленно определяем и провозглашаем, чтобы вся православная церковь, расположенная в пределах политически сформированного и полностью независимого государства Украина вместе со священными митрополиями, архиепископиями, еписокопиями, монастырями, приходами… существовала отныне канонически автокефальной, независимой и самоуправляющейся».

В УПЦ МП устами главы информационно-просветительского отдела УПЦ МП архиепископа Климента расценили томос ПЦУ однозначно: «Этот документ создан и подписан с игнорированием всех фундаментальных канонических правил, по которым живет не только наша церковь, но и все остальные поместные церкви. …Мы… наблюдали, благодаря трансляции, что патриарх Варфоломей сослужил раскольникам. Согласно апостольским и святоотеческим правилам, тот, кто сослужит раскольникам, является сам уклонившимся в раскол». Все тоже вроде бы правильно. С точки зрения канонов. Но вот юридически, повторяю, все сделано правильно: сначала вывели украинских православных из подчинения Московского патриархата, потом дали всем каноничность, потом объединили в «новую церковь», которую и одарили автокефалией, и переподчинили Вселенскому патриархату, и пригласили всех православных Украины добровольно (на само деле добровольно-принудительно) присоединяться.

О том, что на самом деле не все канонично и выверено в этом переподчинении новой православной церкви в Украине из-под Московского патриархата патриархату Вселенскому, свидетельствует реакция других православных поместных церквей мира. Некоторые из них (само собой, русская, польская, белорусская и т. д.) даже осуждают патриарха Варфоломея и не признают его решение о томосе для Украины. Но чисто юридически все выглядит, повторяю, логично: независимое де-юре государство получило независимую де-юре церковь. И плевать на то, что какая «независимая Украина», де-факто управляемая извне внешними кураторами, такая у нее и «независимая» де-факто церковь, во всем, согласно томосу, подчиняющаяся Стамбулу и Варфоломею руководимая ими рукоположенными иерархами. В Украине об это смачно говорят: «Якэ йихало, такэ й здыбало» («какое ехало, такое и повстречало»).

Но по-любому решениями Киева и Стамбула проведен еще один шаг по окончательному размежеванию Украины и России, по выведению Украины из-под политического, экономического, а теперь и духовно-религиозного влияния России, по закреплению созданного из Украины чисто русофобского и пор всем параметрам антироссийского проекта:

— политически: теперь на духовную жизнь Украины официально будут влиять из Фанара, где всем заправляют США. Прежняя «церковь-мать» — Русская православная церковь (РПЦ) – объявлена «узурпатором» в прежние века, а сейчас – «пособницей агрессора». Патриарх Варфоломей радостно сообщил, что, мол, отныне украинцы свободны от любого внешнего влияния и давления. И, как вы понимаете, соврал: даже если признать, что Украина «освобождается» от «московский церкви», то все равно она попадает под давление «стамбульско-вашингтонской»;

— экономически: экономической жизнью и деятельностью ПЦУ, значительной частью ее имущества теперь будут рулить оттуда же – из Стамбула. Вселенский патриархам не может не испытывать удовлетворения: он одним махом отхватил и переподчинил себе такой большой куш – достаточно богатое православие в Украине;

— исторически: ПЦУ с первого дня своего узаконивания свою православную традицию углубил и начала ее не с Крещения Руси киевским князем Владимиром в 988 году, а c попыток его предшественника князя Аскольда, который якобы пытался крестить Русь в 860 году и, как сказано при получении томоса, «был убит язычниками». То есть у Москвы как бы забирают роль лидера православия и возвращают ее в Киеве, как бы к «первородству»;

— психологически и морально: и РПЦ, и УПЦ МП призвали своих верующих «в вере стоять», не поддаваться новым церковно-религиозным веяниям и не признавать неканонического создания ПЦУ и служения ее иерархов. Но по-любому верующие люди Украины, особенно невоцерковленные и слабо разбирающиеся в каноничных/неканоничных перипетиях церковной свары и подноготной политиканства и церковных расколов, будут – как минимум! – деморализованы и сбиты с толку. И многие из них так или иначе подчиняться неизбежному – насильственному переподчинению храмов и церквей УПЦ МП новой ПЦУ. Это процесс будет где быстрым, где медленным, но, увы, неизбежным. Люди просто будут идти к Богу на молитву, не особо разбираясь, в чьем подчинении находится храм. Так есть сейчас, так будет и впредь. Становление церкви – это процесс объективно небыстрый, и с этим, наверное, единственным, с чем согласны во всех конфессиях. А потом на события будут влиять время, давление властей, соблазны фарисеев и привычки верующих, необходимость где-то преклонить колени в молитве перед Богом.

Сами же украинские власти, судя по всему, однозначно настроены форсировать утверждение ПЦУ по принципу: костяк создан и сформирован, теперь на нем следует «наращивать мясо», исходя из того, что победителей не судят. И если президент Порошенко еще для приличия говорит о гарантиях веротерпимости и свободе выборы для верующих, то спикер Верховной Рады Андрей Парубий и не скрывает, что он будут ускорять процесс насилия при переподчинение церковной жизни и переходе имущества от УПЦ МП к ПЦУ. «Необходимо в законодательстве очень подробно прописать и сделать возможной юридическую правильность этих переходов. …Я планирую, возможно, уже в ближайшую сессионную неделю предложить законопроект, который подготовлен, который есть в ВР, который уже был утвержден комитетом, предложить его на рассмотрение ВР, чтобы мы смогли упорядочить и дать очень четкие юридические процедуры перехода церквей Московского патриархата в украинскую православную поместную церковь». Парубий при этом сообщил, что на сегодняшний день уже 40 приходов, которые были в единстве с Московским патриархатом, перешли в единую поместную ПЦУ.

И что тут можно поделать, если парламентом преимущественно православной страны руководит униат, греко-католик по вероисповеданию? Ему все равно, он выполняет политический заказ. При этом Парубий фактически анонсировал ускоренное переименования УПЦ МП согласно уже принятому закону. УПЦ МП назвала документ «антиконституционным» и пообещала обжаловать норму о переименовании в Конституционном Суде. Но Парубий непреклонен. «Провокаторы могут подавать жалобы, могут пытаться через суд его обжаловать, но закон принят. Судебные тяжбы могут быть длинные. Но это ни в коей мере не влияет на решения и на силу закона. И все действия в отношении переименования будут происходить согласно тем срокам, которые указаны в законе (три месяца. – Авт.). Я уверен, что выбор будет однозначен: что все украинцы, все граждане Украины будут волна за волной переходить в украинскую поместную автокефальную церковь», — однозначно сказал Парубий.

Случилось это в канун Рождества Христова, что еще больше может запутать верующих Украины: мол, в день Богоявления не может быть неправедных дел. А они могут свершаться, если и Бога цинично записать в свои политические «приспешники», как это сделали Порошенко и его адепты в киевской власти. Но может хоть Рождество удержит последователей Парубия, сжимающих в руках дубинки, от насилия в эти дни.

Владимир Скачко

Источник: http://rusdozor.ru/2019/01/06/tomosnash-pobeditelej-ne-sudyat/
Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх