«Я – русский доброволец» (рецензия на книгу Бориса Земцова).

Опубликовано 22.09.2018

Указом Президента РФ Владимира Путина

2018 год объявлен «Годом добровольца»

«Я – русский доброволец»

(рецензия на книгу Бориса Земцова)

Чем больше героических страниц будет вырвано из Книги Русской Истории, тем больше в ней останется подлых страниц, которых тоже достаточно. И тем меньше нам представится шансов на самоуважение, на сохранение чувства национального достоинства. И тем быстрее наши враги превратят нас в бессловесный скот, в Иванов, не помнящих родства, для которых слово «Родина» выродится в пустой звук. Наша задача – не допустить этого. Так, давайте же, не забывая того, за что необходимо стыдиться, не забывать того, чем нужно гордиться.

2018 год Указом президента РФ объявлен «Годом добровольца и волонтера». К сожалению, сейчас понятие «доброволец» приравнивается к понятию «волонтёр». Даже Госдума своим постановлением уровняла их. Что в корне не верно. Испокон веков на Руси добровольцами величали тех, кто не по приказу, а по зову сердца рисковал здоровьем и даже собственной жизнью на поле боя, сражаясь за Родину, или за братьев по крови и вере. А волонтёрами считались те, чья бескорыстная деятельность не была связана с риском для жизни. К ним тоже относились с большим уважением. И всё же ставили ниже первых. Да, пот, пролитый на неоплачиваемой работе во благо ближних своих, дорогого стоит в очах Божьих. Но кровь, добровольно пролитая за народ, неизмеримо дороже.

Если сегодня в России спросить первого встречного: «Что ты знаешь о добровольцах?» – наверняка, каждый сразу вспомнит дивизии народного ополчения, осенью 1941 года защищавшие Москву от фашистских захватчиков. Кто-то, более образованный, припомнит Минина и Пожарского, чьи ополченческие полки нижегородцев выбили поляков из Кремля в 1613 году и дали России возможность перейти на более высокий уровень исторического развития. И, слава Богу, что помнят хотя бы об этом. Но, наверное, только историк-специалист скажет, что 12 апреля 1877 года Россия объявила войну Турции, чтобы освободить братские народы Балкан от многовекового Османского ига. А ведь тогда по всей Руси прокатилась мощная волна добровольческого движения, и множество русских людей по собственной воле отправились за тысячи вёрст от родных городов и деревень, чтобы ценой собственных жизней вернуть православным в чужой стране право на свободное исповедание Христа. Мало кто сегодня помнит об этом.

И, скорее всего, никто из потенциально опрошенных сегодня не вспомнит, что через 116 лет, в тот же день (что само по себе промыслительно) 12 апреля 1993 года, горстка русских парней, добровольно уехавших в пылающую Югославию сражаться на стороне православных сербов, повторила подвиг своих предков. Ровно 25 лет назад 12 апреля на горе Заглавак, что находится на территории нынешней Республики Сербской, близ города Вышеград, они встали непреодолимой стеной на пути мусульманских боевиков, в разы превосходящих их по численности – и победили.

Каждому сербу это сражение известно не из-за его масштабности, а в силу его мистической знаковости, как свидетельство о вечной и нерушимой дружбе братских народов. 12 апреля в Республике Сербской уже много лет отмечают «День добровольца», официально утверждённый правительством страны и приуроченный именно к обороне высоты Звглавак русскими добровольцами. Очередную юбилейную дату там отметили и в это раз. И только в России она прошла практически не замеченной никем. Кто-то (всевластный и недосягаемый для народного гнева) пытается вырвать ещё одну героическую страницу из Книги Русской Истории.

Но Бог поругаем не бывает! Его промыслом в том отряде русских добровольцев оказался человек, владеющих не только огнестрельным оружием, но, так же, пером и словом. А это оружие бьёт духовными зарядами в души соотечественников, и будит в них не только гордость за свой народ, но и генную память предков. Недаром говорится: «Что написано пером, то не вырубишь топором».

Речь пойдёт о книге «Я – русский доброволец». Эту книгу написал непосредственный очевидец кровавых событий в бывшей Югославии в начале 90-х годов прошлого столетия, сам доброволец, участник сражения на горе Заглавак, писатель-воин Борис Земцов. Повесть «Я – русский доброволец» не художественное произведение, а скорее, исторический документ, составленный на основе личных наблюдений, впечатлений, переживаний и размышлений. В нём – одна только правда, порой страшная, порой горькая, порой вызывающая недоумение, но чаще всего – рождающая в сердце каждого истинно русского человека чувство гордости за Россию. Книга Бориса Земцова уже ушла в народ. Пусть малым тиражом, но рано или поздно из этой искры всё равно возгорится пламя всенародной памяти о подвиге русских добровольцев в Сербии. Это неизбежно, как неизбежен крах похоронщиков России. Сколько их было на её пути! И где они все? В могилах, что рыли для неё же.

Из книги «Я – русский доброволец» узнаем не только о беспримерной храбрости простых русских парней, о храбрости, которую они, наверное, сами в себе не подозревали,

пока не оказались на поле боя. Мы так же узнаем, против чего они сражались, и что нас, православных, ожидает, если русский народ перестанет рождать таких людей.

В силу того, что экстремистское исламское движение всё больше и больше поднимает голову в лице мусульман-сектантов, донельзя исказивших Коран, свидетельства Бориса Земцова сегодня обретают особый смысл. Наши добровольцы в Сербии столкнулись с этой идеологической заразой «лоб в лоб» и познали её звериную сущность на собственном опыте. Когда читаешь некоторые страницы документальной повести «Я – русский доброволец», невольная дрожь идёт по коже. Но это – не вымысел. Это – страшная правда смерти, которая может коснуться и нас с вами, если мы не начнём с должным уважением относиться к тем, кто готов нас защитить от неё.

Давайте просто прочтём одну цитату из книги Бориса Земцова. (Слабонервных прошу пропустить эту часть статьи).

«История геноцида сербов в Боснии и Герцеговине еще ждет своих летописцев. Трудно представить, сколько страниц будет в этой книге, но в одном можно быть уверенным: каждая страница в ней будет вызывать содрогание всех последующих поколений.

Помню, как офицеры Вооруженных сил Сербской Республики показывали мне жуткий трофей — диковинной формы гигантский нож, на лезвии которого были приварены два приспособления — что-то вроде молотка и шила.

- Полевое снаряжение саперов? — предположил я по наивности.

- Нет, — помрачнели мои собеседники. — Это оружие уничтожения сербов. Главное лезвие — для отрубания голов и вспарывания животов, тупая часть — для пробивания черепов, острая — для выкалывания глаз. Мусульмане называют это «серборез».

Тогда я взял в руки жуткое орудие. Металл на его «рабочих» местах был порядком изношен…

К месту, нет ли, вспомнились связанные с мусульманским возрождением события в Средней Азии, Казахстане, на Кавказе. В планах устроителей нового мирового порядка на этих территориях русскому православному населению уготована незавидная роль. Русские рабы в Чечено-Ингушетии, гонения на казаков в Казахстане, захват в заложники школьников русской школы в Таджикистане — только немногие, просочившиеся в насквозь лживую официальную прессу факты. Что будет дальше? Какая судьба уготована соотечественникам, оказавшимся на территориях, избранных поборниками «зеленой веры» плацдармом для испытания своих очень далеко идущих планов? Повальная насильственная мусульманизация? Концентрационные лагеря? Смерть от фанатиков, вооруженных такими вот жуткими орудиями? (,,,)

По всем признакам программа геноцида сербов на земле Боснии и Герцеговины четко продумана и тщательно организована. Выселение сербов с насиженных мест и заключение в концентрационные лагеря — самые «человечные» ее пункты. Мужчин, захваченных в плен в ходе боевых действий или в результате налетов на населенные пункты, нередко подвергают унизительной процедуре осмотра «на предмет обнаружения признаков приверженности мусульманской вере». Если таковых нет — у них вырезаются половые органы. Когда сербские соединения стремительным ударом выбили мусульманских вояк из Биелины, ее улицы были усеяны трупами сербов. У всех, включая мальчиков и стариков, были спущены штаны… Не менее мучительна и смерть посаженных на кол, зажаренных заживо, сброшенных в стволы шахт. Традиции кровожадных усташей, истреблявших сербское население в годы Второй мировой войны, оказались в надежных руках. Показательно, что зачастую убийства носят дьявольский ритуальный характер. Сербов распинают на крестах. Палачи пьют кровь и едят мозг своих жертв. Нередко эти оргии сопровождаются музыкальным оформлением, для чего к месту казней пригоняются цыганские ансамбли. Многие в Сербии утверждают, что нынешние убийства близки к обрядовым жертвоприношениям ортодоксальных иудеев. Не знаю, какая связь может быть между фанатиками-мусульманами и фанатиками-иудеями, но характерные порезы для выпускания крови на фотографиях мертвых сербов в Белградском музее геноцида видны отчетливо.

Под стать казням и пытки. Сербов по несколько дней держат по горло в воде в соляных шахтах, после чего у них разрушается кожа. Пытки электрическим током и раскаленным железом, перебивание конечностей, выкалывание глаз — вот далеко не полный ассортимент мучений, уготованных для наших братьев.

Черная доля выпала и сербским женщинам. Сотни из них под страхом смерти определены в публичные дома для ублажения мусульманской солдатни. Известно, что один из них содержит Мирза Делибашич, былая звезда югославского баскетбола, быстро смекнувший, что война — дело куда более прибыльное, чем спорт.

Тысячи сербок в возрасте от 17 до 40 лет уже стали жертвами исполнения «спущенной сверху» директивы по тотальному изнасилованию. Расчет прост: сербки должны рожать мусульман. Это якобы ускорит темпы всеобщей мусульманизации населения.

Свой параграф в программе геноцида сербов посвящен детям. Оторванные от родителей, они передаются в специальные интернаты. Жесткий режим, религиозное мусульманское воспитание и опытные учителя в считанные годы призваны превратить их в своего рода манкуртов, родства и корней своих не помнящих, слепо преданных новым хозяевам, рьяно следующих всем заповедям Корана. «Оянычаренным» сербам уготована роль пушечного мяса в грядущих войнах…

(…) Тысячу раз прав человек, сказавший: линия обороны России проходит через Сербию. Югославский сценарий повторяется на российской земле. Те же процессы, тот же расклад политических сил, аналогичная реакция мирового сообщества. Получается, отправляясь в Югославию, мы выходили на передовую русского фронта».

Теперь понимаете, против кого воевали русские добровольцы в Сербии? И что будет с русским народом, если он перестанет рождать из себя героев, подобных тем, что сражались на стороне православных сербов?

А теперь, чтобы у наших читателей не возникало сомнений относительно серьёзности и опасности той войны, я приведу здесь несколько выдержек из книги Бориса Земцова, описывающих сам бой на горе Заглавак:

«Нас на высоте было пятнадцать. Троих убило в первые же минуты боя. Троих ранило… Ночью мусульмане подобрались метров на тридцать к его стенам (к бункеру – прим. Авт.). Около семи утра они открыли огонь. Пуля застигла Перископа прямо в бункере. Димка успел выскочить, но укрыться за стволами деревьев не смог. Слишком тонки были стволы, слишком близко оказались мусульмане. Фактически Димку расстреляли в упор…

Володька-Бес и Костя Богословский перебежками пробрались на холм, что поднимался в самом центре нашей позиции, установили пулемёт… С момента появления пулемёта в центре нашей позиции прошло минут пятнадцать. Этого времени оказалось достаточно, чтобы мусульмане пристреляли это место. Сначала по холму был сконцентрирован автоматно-пулемётный огонь. Чуть позднее ударили миномёты…

Несколько раз мины рвались совсем рядом с нашим бруствером. Тогда нас прижимало к земле горячей волной и осыпало землёй вперемешку с каменной крошкой. Четвёртая или пятая мина легла рядом с пулемётом. Через несколько секунд после её разрыва Володька-Бес закричал: «Костяна убило!» Мог бы и не кричать. Я был в десятке метров… Костю Богословского убило на двадцатой минуте боя. В июне ему только предстояло отметить двадцать один год…

Следующей миной контузило Володьку-Беса. Он почти полностью оглох… Мины продолжали падать на нашу позицию и после того, как пулемёт был убран с верхушки холма…

На моих глазах ранило Сашку К… До своего места за каменным бруствером он не добежал какой-то десяток метров. Мусульманская пуля ударила его в голову. Ребята перетащили Сашку в палатку, наскоро перевязали. Пуля, по-видимому, задела какой-то важный нерв; он почти полностью потерял зрение…

Ранен и Владимир Р., бывший офицер, прошедший горно-егерскую подготовку. Он сильно оглушён разорвавшейся поблизости миной, осколки камня посекли ему лицо. Похоже, у него порваны барабанные перепонки…

После часа дня подошло подкрепление… Введение в бой для них началось ещё на полпути, когда мусульмане обстреливали грузовик. У машины пробиты скаты, чудом остался невредимым водитель-серб. Кабина прошита пулями в нескольких местах…

Символично, что на протяжении всего времени боя за высоту Заглавак над этой высотой реял… российский имперский чёрно-жёлто-белый Флаг. Похоже, это полотнище уже застолбило место в вечности как будущий экспонат музея новейшей российской державной истории…».

Это всего лишь отдельные выдержки из описания боя. Но даже по ним можно судить, насколько было «жарко» на горе Заглавак в те несколько часов, что шло сражение. Пятнадцать русских добровольцев сдерживали натиск во много раз превосходящих сил противника. И выстояли. Как в последствие выяснилось, на подступах к нашим позициям погибло около 90 мусульманских боевиков вместе с командиром бригады, в чём сами они были вынуждены признаться в собственных СМИ. А сколько их было к моменту атаки, можно только догадываться.

После прочтения такого материала понимаешь, что совершили русские добровольцы в Сербии. Нет, их участие в боевых действиях не стало решающим фактором в исходе той войны: слишком мало их было. Но они сделали гораздо больше – дали надежду нашим братья по крови и вере, что русский народ не оставит их в беде, как не оставлял прежде; нам же, русским, они дали право гордится собой; а мусульманам внушили страх перед силой и несгибаемостью русского духа. И, оказывается, этот страх был не эфемерным, а реальным оружием в реальном бою, причём, очень эффективным оружием. Вот, что по этому поводу пишет Борис Земцов в своей книге «Я – русский доброволец»: «В недавней перестрелке, на участке фронта неподалеку от здешних мест, сербы, когда им пришлось особенно туго, стали выкрикивать в сторону позиций мусульман в придачу к ядрёным проклятиям что-то вроде: «Эй, мусульмане, с нами русские!» Если это всё действительно так – выходит, что наш брат русский здесь – фактор вдохновляющий и мобилизующий. Здорово! Есть, чем гордиться».

Почему же мы не можем этим свободно и открыто гордиться в России сейчас? Кто в этом виноват? Да, конечно, виновато наше государство, что упорно не хочет замечать своих героев. Да, виноваты продажные чиновники, выполняющие заказ Америки по сталкиванию русского народа в пропасть всеобщей амнезии. Но виноваты и мы сами, каждый из нас, привыкший жить в сытости и относительном довольстве. Кто мешает нам, русским, взять за грудки свою власть, тряхнуть её, как следует, и сказать: «Не дури! Не играй с нашей исторической памятью». Ведь история может не простить нам нашего беспамятства. И не закончится ли для нас всё тем самым страшным мусульманским «серборезом», о котором рассказал Борис Немцов? Только тогда он будет называться «русскорез».

Но когда читаешь книгу Бориса Земцова «Я – русский доброволец», особенно заключительную её часть, в душе рождается уверенность: такого никогда не случиться. Потому, что в каждом истинно русском человеке живёт нечто такое, чему названия нет, но стоит врагам прикоснуться к нашим святыням, это «нечто» выплёскивается такой мощной энергией, что она сметает на своём пути любого обидчика русского народа, каким бы сильным и самоуверенным он не был. Мы – нация воинов. За последнее тысячелетие мы провели в войнах с иноземцами восемьсот лет. И всегда побеждали. Даже, когда поначалу несли страшные поражения, в итоге мы всегда побеждали. И никогда не думали, что совершаем какой-то подвиг. Просто, побеждать – это заложено в наших генах нашими предками. Потому, что иначе нам не защитить нашу Родину – Россию. Ведь мы воюем не ради захвата чужих земель, а ради сохранения своей, святой, земли.

В завершение я хочу привести цитату из книги Бориса Земцова, которая звучит как величественный гимн русским воинам-добровольцам:

«Опыт, который мы получили здесь (в Сербии – прим. Авт.) – уникален. Дай Бог не растерять его, не растранжирить... Не за горами время, когда этот опыт понадобиться стране и нации. И тогда все мы, такие непохожие, с трудом находящие сегодня общий язык, снова соберёмся вместе. Соберёмся, чтобы выполнить большую работу по возрождению Отечества. Да, эта работа будет грязной. Здесь будет действовать принцип: «Кто, если не мы? Кроме нас – никто!» Мы готовы. (…) Думается, если построить всех нас… бывших под Вышеградом, в одну шеренгу и спросить, кто готов поучаствовать в воссоединении русского народа и в собирании русских земель, не сомневаюсь – вся шеренга сделает шаг вперёд! Вот это и есть «личная персональная геополитика». Очень личное и очень правильное качество. Носителей его в нашем государстве должно стать больше. Тогда победим!»

Я настоятельно рекомендую всем, кому не безразлична судьба России, кому дорога её история от начала и до наших дней, прочесть книгу Бориса Земцова «Я – русский доброволец», и предлагать её для прочтения своим детям.

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх