«Год добровольца» ничего не принёс добровольцам

Опубликовано 21.01.2019

Ушёл в прошлое 2018 год, объявленный президентом Российской Федерации «Годом добровольца и волонтёра». Каковы его итоги? Ну, во-первых, благодаря нашим продажным СМИ, все благополучно забыли о добровольцах, сосредоточив всё внимание на волонтёрах. Во-вторых, с самого начала Госдума прировняла понятие «доброволец» к понятию «волонтёр», тем самым уже на старте обеспечив чиновникам право не обращать внимания на истинных добровольцев. К сожалению, и наш президент (вольно или невольно – не знаю) приложил к этому руку. На всех волонтёрских форумах он присутствовал, говорил яркие и эмоциональные речи, но ни разу не упомянул тех, кто в названии года стоит на первом месте. А 5 декабря 2018 г. в Ледовом Дворце Парка Легенд во время церемонии закрытия Года Добровольца состоялась церемония присуждения ежегодной премии «Доброволец России» лучшему волонтёру страны. Президент лично вручил эту награду молодому медику из Смоленской области Антону Коротченко, автору проекта «Здоровое село». В детали проекта вдаваться не будем: он правильный и нужный, и много пользы принесёт, если будет реализован повсеместно. Но при чём здесь «Доброволец России»? Пусть волонтёр остаётся волонтёром. Зачем ставить его на незаслуженный им пьедестал? Кому нужна подобная профанация?

Хочу напомнить читателям, что испокон веков на Руси добровольцами величали тех, кто не по приказу, а по зову сердца рисковал здоровьем и даже собственной жизнью на поле боя, сражаясь за Родину или за братьев по крови и вере. А волонтёрами считались те, чья бескорыстная деятельность не была связана с риском для жизни. К ним тоже относились с большим уважением. И всё же ставили ниже первых. Да, пот, пролитый на неоплачиваемой работе во благо ближних своих, дорогого стоит в очах Божьих. Но кровь, пролитая за народ, неизмеримо дороже.

Итак, исходя из двух обозначенных положений (замалчивание в СМИ и чиновничье безразличие), те, кто проливал свою кровь на полях сражений в «малых войнах», отстаивая честь и достоинство России, в результате ничего не получили: ни статуса военных, ни наград, ни бесплатного лечения, ни, даже, доброго слова со стороны государства. Ничего! Так, что именно для добровольцев «Год добровольца» прошёл впустую. Для чего тогда было «городить огород»? Чтобы ещё больше унизить и оскорбить и без того униженных и оскорблённых лучших сынов России? Они и так ничего не получили за свои подвиги, а тут ещё в пику им стали чествовать и награждать тех, кто вообще не достоин никаких наград. Действительно, за что награждать волонтёра, который, удовлетворяя свою потребность в общении с такими же, как он сам, совершает некое безвозмездное действо? Даже Антон Коротченко после вручения ему президентом награды объяснил то, каким образом он попал в волонтёрское движение: «Я мог это делать и хотел это делать, было свободное время… А остановиться и не смог». Что ж, честное признание. Мог и хотел, причём, в свободное от основной работы время. В чём же здесь подвиг?

Никто, конечно, не отрицает великое и благое служение волонтёров. Но ведь человек всё-таки делает то, что ему нравится. Разумеется, и добровольцы, проливавшие свою кровь на фронтах «малых войн», тоже не ради наград и славы ехали туда. Но почему именно только их бескорыстный воинский труд государство никак не оценило? Почему не захотело понять мистическое значение того факта, что награды добровольцев нужны не столько им самим, сколько нам, не решившимся взять в руки оружие, чтобы мы не забывали, какого мы рода-племени, что мы – русские? Сегодня, когда Россия находится в кольце врагов, это архиважно.

Ведь только та страна по-настоящему сильна, народ которой готов добровольно сражаться за неё, жертвуя собой вплоть до смерти. Почему, скажем, Афганистан, эту микроскопическую страну, никому и никогда не удавалось покорить? Да потому, что там даже дети и старики поднимаются на защиту своей земли, становятся партизанами, т.е. добровольцами. То же самое всегда происходило и в России. Как только враг приходил на Русскую землю, и армия не справлялась с ним на границе, весь народ становился воином. Стар и млад готовы были взять в руки оружие и сражаться за Родину. Трусы и предатели встречались крайне редко. И так было всегда, с древних времён. При князьях, при царях, при советской власти.

В Куликовской битве участвовали так называемые «чёрные сотни» – крестьяне-ополченцы, с топорами и косами, переделанными в копья, вышедшие на поле боя, чтобы поддержать княжих ратников. «Чёрными сотнями» их называли потому, что они состояли из черни, а чернь – потому, что от чёрной земли. Они были добровольцами!

Ополчение Минина и Пожарского состояло из добровольцев. Казаки-добровольцы под водительством Ермака осваивали Сибирь, ведя беспрерывные бои с войсками хана Кучума. В 1812 году именно партизаны, крестьяне-добровольцы, доконали армию Наполеона. В 1877 году, когда Россия объявила войну Турции, чтобы освободить народы Балкан от многовекового Османского ига, множество русских людей по собственной воле отправились за тысячи вёрст от родных городов и деревень, чтобы ценой собственных жизней вернуть православным в чужой стране право на свободное исповедание Христа. Они были добровольцами!

А в 1941 году, когда фашистские полчища подходили к Москве и защищать её было нечем, в ополчение записалось около полумиллиона москвичей. Фронту такого количества не понадобилось, и было сформировано всего 10 дивизий, которые и встали непреодолимой стеной на пути Вермахта. Погибли почти все ополченцы, но врага не пропустили к русской столице. Они были добровольцами!

А вот, когда части Красной Армии в 1945 году, добивая остатки фашистских войск, вошли на территорию Германии, немецкий народ не взялся за оружие, чтобы защищать свою землю. Не хватило среди него достаточного количества добровольцев, готовых умирать за свой Фатерлянд. Немецкая армия была уничтожена, и немецкий народ сдался. Можно ли такое представить в России? Нет! В России, если погибнет армия, солдатами станут все, от мала до велика. Станут добровольно, по зову сердца, по какому-то внутреннему наитию, не понятному не только врагам нашим, но даже и нам самим. Вот почему Россию никому и никогда не удастся завоевать надолго. Мы все способны стать добровольцами, когда понадобиться. И те наши ребята, которые добровольно принимали активное участие в «малых войнах» на Кавказе, в Приднестровье, в Югославии, на Донбассе, тому подтверждение. Они явились в глазах Божьих гарантией того, что русский народ – ещё живой народ. И, видимо, этим они стали опасны для служителей сатаны, оседлавшим власть в нашей стране.

На протяжении всего 2018 года я как журналист «Русского вестника» не однажды затрагивал тему добровольцев. Более всего это касалось тех наших воинов, которые сражались в Сербии. Я исходил из того, что участие наших добровольцев в войне на Балканах известно всему миру, скрыть его уже не представляется возможным, и если мы добьёмся того, что наше государство воздаст им должное по их заслугам, в последствие легче будет с поддержкой остальных добровольцев. Не получилось! Стена чиновничьего равнодушия оказалась непробиваемой. Казалось бы, ну, что стоило нашему государству у нас в России продолжить и развить инициативу правительства Республики Сербской, которое 12 апреля, день, когда состоялся легендарный бой на горе Заглавак русских добровольцев с мусульманскими боевиками, объявило Днём добровольца? Тем более, что в 2018 году сербы отмечали 25-летие этого героического события. А в нашей стране о нём никто так и не узнал. Ни одно из СМИ не рассказало о подвиге русских воинов. Ни один чиновник, даже средней руки, не говоря уже о высокопоставленных, не упомянул о них.

Из публикаций в «Русском вестнике» его читателям уже известны имена и судьбы некоторых участников сражения на горе Заглавак, что находится на территории нынешней Республики Сербской. С какими результатами для них заканчивается Год добровольца? Что говорят они по этому поводу?

Александру Кравченко, получившему тяжёлое ранение и контузию в том бою, Год добровольца преподнёс, наверное, самый неожиданный «подарок». Недавно был закрыт созданный его усилиями единственный в России «Музей русского добровольческого движения», в котором были собраны уникальные артефакты, хранящие память о русских добровольцах прошлого, а более всего, о наших современниках, сражавшихся не только в Сербии, но и на Донбассе. Могут быть утрачены ценнейшие экспонаты, которые так необходимы будущим поколениям, чтобы из потомков наших не выросли «иваны, не помнящие родства». Причём, музей закрыли без всяких объяснений. Вот такие вот дела…

Александр Филин, тоже ветеран-доброволец, участник сражения на горе Заглавак, живущий со своей семьёй в деревне, как не мог ранее найти хорошую работу, способную обеспечить его жене и детям достойное существование, так до сих пор и не нашёл её. А Владимир Сидоров с горечью в голосе рассказывал мне: «Я написал письмо президенту с просьбой рассмотреть вопрос о награждении моих боевых товарищей, воевавших в Сербии. Мне пришло сообщение, что письмо переправили в Комитет по награждениям. И на этом – всё. Никакого ответа не последовало. И думаю, не последует. А мне бы очень хотелось, чтобы ребят отметили. Они выполнили огромную миссию. Они поступили так же, как поступили наши предки в 19 веке. Но, видимо, это никому не интересно… Ну, что ж, буду писать ещё письма. Я верю, что рано или поздно, награды найдут своих героев… Конечно, нужно помогать бабушкам и больным. Но доброволец – это тот, кто жертвует собой за Родину… Те ребята, которые добровольно показывали Москву иностранцам на Чемпионате мира по футболу – это одно. А те, кто добровольно поехал в «горячие точки», чтобы воевать за Россию на дальних её подступах – это другое… Мне рассказывали, что были русские девушки, которые добровольно ложились под иностранных болельщиков. И это называется волонтёрством? Печально…».

Борис Земцов, автор книги «Я – русский доброволец», был более категоричен, чем его однополчане, в своих суждениях по поводу завершающегося Года добровольца. Он сказал: «Происходит подмена понятий. Бытовое вытесняет героическое. Волонтёры ставятся выше добровольцев. Их делают героями нашего времени. А ведь большинство из них даже в армии не служили. В случае войны они ли будут защищать Россию?.. За весь год ни слова не сказано на официальном уровне о Приднестровье, Сербии, Абхазии, Донбассе, о других «горячих точках», где воевали наши добровольцы. Для чиновников не существует этих мест. Но чиновники приходят и уходят. Чиновники ещё не государство. А государство – не Россия. Враждебное государство тоже уйдёт в прошлое, а Россия останется. И она ещё вспомнит своих достойных сынов».

Но, наверное, самые пронзительные слова сказал Сергей Пилипенко, тоже участник сражения на горе Заглавак: «Год добровольца никогда не кончится. Он идёт от сердца. Всё остальное не важно. А важно то, что было там, на войне. Там деньги не играли никакой роли. Там играла главную роль душа. И как бы ни превозносили сегодня волонтёров, для русского народа добровольцы всегда будут первыми и намного более уважаемыми и почитаемыми».

Да, Год добровольца ничего не принёс русским добровольцам, кроме очередной порции разочарования. Но поражает их оптимизм, с каким они продолжают верить в свой народ и в свою Родину. Да иначе и быть не может. Ведь они сражались не за правительство, не за государство, а за Россию. За ту Россию, которая пережила власть коммунистов, переживет и власть либералов, и которая была, есть и будет во веки веков Святой Русью.

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх