ГОСУДАРЬ И БЕЗДНА ПРЕДАТЕЛЬСТВА

Опубликовано 26.06.2016

Государь Император Всероссийский Николай II, Благоверный Царь- мученик, родился 19 мая 1868 г. в день Иова Многострадального сто сорок пять лет назад. Будучи глубоко верующим христианином, он позже осознавал этот факт, как Божие предопределение о своей судьбе. Сейчас стали широко известны его слова: «У меня более чем предчувствие, что я обречен на страшные испытания и что не буду вознагражден за них на этом свете… Сколько раз примерял я к себе слова святого Иова ибо ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня; и чего боялся, то и пришло ко мне» (Иов. 3,25).

Это и многие другие обстоятельства своей жизни, которые могли бы раздавить, сломить волю, кого угодно другого, Император Николай Александрович принимал с неизменной твердостью духа и спокойствием. И это не был фатализм. Это глубокая вера в Промысел Божий. Государь всегда и при всех грозных событиях и испытаниях сохранял трезвость мысли и редкое самообладание. Он был Помазанником Божиим, и в полной мере осознавая свою духовную миссию, совершал своё Царское служение, не предпринимая ничего, что бы могло вызвать упреки Его совести. Незыблемой основой Его мировоззрения была горячая вера в Бога и свой долг. Как и его самодержавные предки, Он считал, что вся ответственность за судьбу России лежит всецело на Нём. Вот его слова: «…Я несу за все власти мною поставленные, пред Богом страшную ответственность и во всякое время готов дать ему в том ответ».

Уже с ранних лет Николай II готовился к приятию на свои плечи бремени Самодержавной власти в России, под суровым и бдительным оком своего Венценосного отца – императора Александра III Миротворца. Бог щедро наделил его, тогда ещё Наследника Престола, многими талантами: превосходной памятью, быстрым умом, сильной волей, серьёзностью и ответственностью. В придачу к ним, он неустанно воспитывал в себе дисциплину, трудолюбие и выносливость. Искренний и отзывчивый человек он не оставался равнодушным к человеческому горю. С детства будущий Государь отличался благочестием, день начинал и заканчивал молитвой, никогда не тяготился церковной службой, хорошо знал её.

Николай II был блестяще образован. После общеобразовательного курса, он получил высшее юридическое и военное образование. Среди его преподавателей были такие известные и авторитетные люди своего времени, как К. Победоносцев, Н. Бунге, генералы М. Драгомиров и Г. Леер и мн. другие. Военную службу проходил в гвардейских частях всех трех родов войск, которые были в тогдашней русской армии. Участвовал в работе Государственного Совета и Комитета Министров.

Обладая большим личным обаянием ещё более усиленным тщательным воспитанием, он при личных встречах производил на людей, часто предубежденно относившихся к нему, превосходное впечатление. Но в характере Государя, была и черта, сыгравшая поистине решающую роль в неблагоприятном развитии событий в конце его царствования. Дело в том, что в нём не было того властного авторитета личности, заставляющего подданных трепетать и безпрекословно повиноваться, как у его отца Александра III. Говоря по-простому – Государя не боялись. А власть, в особенности власть Верховная, должна внушать чувство страха. Поясню эту мысль: подданные должны любить Царя, служить ему «верой и правдой», страшиться ослушаться его повелений и страх этот сродни страху Божию, потому что, верно служа Его Помазаннику, они служат самому Господу – Царю всей Вселенной.

Вообще вне православного осмысления Царской власти в России нельзя постичь её сущности. Кто не понимает Православия, не может понять, кто такой – Русский Царь. В отдельности от своей церковно-православной природы, содержащей в себе сдерживающие нравственные факторы и ограничения, теряет свой смысл Царская власть, выработанная тысячелетней русской историей.

Русское Самодержавие – самобытный правовой организм и к нему неприменимы сравнения с категориями западного абсолютизма, это и не понимали широкие круги интеллигенции составлявшие «прогрессивное» образованное общество, зараженное «чужебесием» - низкопоклонством перед западом. К началу царствования Николая II, оно не имело уже той проницательности свойственной его действительно лучшим представителям – философам-почвенникам середины XIX века: А. Хомякову, К. Леонтьеву, писателю-пророку Ф. Достоевскому и др., и, вместе с тем, утратило уже способность мыслить и чувствовать так, как учит Православная Церковь, так что смысл русского Самодержавия для этого общества исчез. Прогрессивным «образованцам» хотелось, чтоб на Руси все стало, как на Западе с его либеральными свободами и «передовыми» общественными институтами, в которых эти деятели видели панацею от всех бед. Тут и лежит корень безвыходного непонимания русским высшим обществом Русского Царя. Его трагического одиночества.

Царь не мог ограничить себя конституцией и оставаться при этом Русским Царем, но не оттого, что цеплялся за власть, а потому, что власть эта не поддавалась ограничению. Он не мог изменить природы Самодержавной власти, это не во власти человеческой, ограничить её - значило изменить ей. А следовательно, стать не достойным её.

Следует напомнить ещё одно значимое обстоятельство: Русский Царь не просто Царь-Помазанник, которому вручена Промыслом судьба великого народа. Он – единственный Царь на земле, которому поручена от Господа Бога задача хранить Святую Церковь, нести это послушание до славного второго пришествия Христова. Русский Царь – это Богом поставленный представитель земной власти, действия которого призваны сдерживать до времени силу врага рода человеческого и его приспешников. И только в этом смысл преемственности русской царской власти от Ромейской империи – Византии. От Второго Рима – Третьему.

Мягкий и добрый, деликатный и чуткий, Государь Николай II страха подданным не внушал и казался многим людям слабовольным. Мнение о слабоволии Государя «ходячее» в широких кругах тогдашнего русского общества ничего общего с действительностью не имело. Это видно уже из того, как настойчиво, в течение нескольких лет, несмотря на противодействие своих родителей, он добивался брака с Алисой Гессенской, будущей Императрицей Александрой Феодоровной.

А вот мнение по этому вопросу иностранного политика, президента Франции Лубэ, который говорил: «Обычно видят в императоре Николае II человека доброго, великодушного, но слабого. Это глубокая ошибка. Он имеет всегда задолго продуманные планы, осуществления которых медленно достигает. Под видимой робостью царь имеет сильную душу и мужественное сердце, непоколебимо верное. Он знает, куда идёт и чего хочет».

Уже вскоре после своего восшествия на Престол в октябре 1894 г. молодому Государю пришлось столкнуться с мечтами и ожиданиями «ведущего слоя» интеллигенции о переустройстве жизни страны на конституционный лад. На это Царь честно ответил: «…Я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начала Самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял его мой покойный незабвенный родитель»1.

И сразу после этой его речи начала усиливаться революционная агитация. Это «брожение умов» продолжало усиливаться до начала открытого вооружённого мятежа 1905-1907 гг., обычно называемого «первой русской революцией». Насколько она была «русской» вопрос открытый, так как для любой революции будь-то «первая русская» или «оранжевая» важны деньги, деньги и ещё раз деньги, а их на неё давали еврейские банкиры из Америки, хотя и прикрывались при этом Японией, с которой Россия вела тяжелую и неудачную войну. На фоне тяжёлых поражений революционным демагогам-предателям, удалось канализировать возникшее в стране недовольство направив его в выгодную для себя сторону и внушить рабочим и студентам, что виновато в них отсталое средневековое самодержавное устройство верховной власти в стране и лично Государь. Измена ширились в массах. Чтобы дискредитировать лично Николая II революционными провокаторами при поддержке иностранных спецслужб 9 января 1905 г. было устроено т.н. Кровавое Воскресенье. На пике антиправительственных выступлений осенью 1905 г. в забастовках участвовало до 2 млн. человек, были охвачены волнениями десятки университетов и духовных учебных заведений. Революционными партиями в стране был развязан террор. Тысячи верных Государю и Престолу представителей власти, от губернаторов и министров до уличных городовых, стали его жертвами. Среди мирного населения жертвы исчислялись десятками тысяч. Были попытки создавать параллельные органы власти – городские советы рабочих депутатов.

Государь идя на уступки общественным требованиям издал закон о Государственной думе и 17 октября 1905 г. подписал манифест, в котором наряду с прочими гражданскими свободами, утверждалось, что любой закон не может быть введён в действие без одобрения Думы. Но, наряду со всем этим, он оставался Самодержавным Царём, как свидетельствовали о том принятые 23 апреля 1906 г. «Основные законы Российской империи», статья 4-я, которых гласила: «Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная власть».

Николай II также назначил патриота-государственника П.А. Столыпина Главой Правительства. Тот сразу же направил все свои усилия на подавление насилия и террора. Для террористов были введены военно-полевые суды. Встал на защиту своего Царя и простой народ – для противодействия революционерам стихийно возникло народное движение, позже оформившееся в организацию Союз Русского Народа (Чёрная сотня).

Общими решительными усилиями Государя Николая II, Правительства и народа революция была побеждена. Радикальные вожди социалистических партий разбежались по заграницам. Другие враги и предатели, окопались в Думе, сменили революционную риторику на умеренную и до времени затаились.

Оптинский старец Анатолий (Потапов) в те времена говорил: «Судьба Царя – судьба России. Радоваться будет Царь, радоваться будет и Россия. Заплачет Царь, заплачет и Россия… Как человек с отрезанною головою уже не человек, а смердящий труп, так и Россия без Царя будет трупом смердящим».

Время показало, что слова эти были пророческими. Но мало кто тогда прислушивался к голосу истинных духовных пастырей и Церкви. В массе своей все русское общество было заражено прогрессисткими социалистическими идеями, и всё дальше отходило от Бога. Как метко выразился в своей работе «Памяти Царя Николая II» Архимандрит Константин (Зайцев): «…Свободная Великая Россия не хотела оставаться Святой Русью!»

Что же, Господь Вседержитель никого не неволит. Он как бы испытывал русский народ, говоря: «Вот Я дал вам кроткого, милостивого и благочестивого Государя – Моего Помазанника. Повинуйтесь ему, служите без лести, верой и правдой – это всё, что от вас требуется. Проявите немного терпения – и будете благоденствовать…»

Но русский народ был уже не способен услышать этот голос. И грянул гром.

В августе 1914 г. Российская Империя была втянута в Мировую войну. Это было начало исполнения мирового заговора направленного против консервативных монархий. Война либеральной демократии – против истинного монархического принципа государственного устройства. Что именно в этом заключались цели разжигателей конфликта, видно из того, как лицемерно и предательски вели себя представители якобы союзной Антанты, по отношению к России и лично Государю Николаю II.

После временного патриотического подъёма в первые месяцы войны русская «прогрессивная» общественность вернулась к своему естественному состоянию - враждебным нападкам на Правительство, клевете на Императора и Его супругу Александру Феодоровну.

В 1915 г. русская армия потерпела ряд поражений и вынуждена была отступать, оставляя значительные территории. Врагом были заняты Польша, Литва, часть Белоруссии, Карпаты. Остро встал вопрос «снарядного голода» - сказывались недостатки в подготовке к войне. Главнокомандующий Русской Армии Вел. Князь Николай Николаевич, проявил растерянность и бездействие, он не верил, что армия сможет удержать фронт. В этой непростой обстановке затяжного отступления, порой переходящего в панику (сдача без боя крепостей), Государь Николай Александрович, решил сам стать во главе армии. Решил вопреки мнению своих министров, родственников, «компетентных» генералов и всей общественности, уверенных, что это не улучшит ситуацию. А войска под его спокойным и твердым руководством стабилизировали фронт, и в следующем 1916 г. нанесли центральным державам ряд ощутимых ударов. Царь всецело был поглощен заботами о любимой им армии. Его неустанными трудами армия была снабжена всем необходимым для готовившегося зимой 1917 г. весеннего наступления. Боевой дух войск был высок, а Германия и Австрия были истощены войной на два фронта. Наступление это, если бы было предпринято, имело все шансы на успех. Но не случилось. Если бы Россия одержала победу в войне, то она бы, без всякого сомнения, стала ведущей страной мира. С этим не хотели мириться ни противники – центральные державы, желавшие любой ценой отсрочить поражение, ни т.н. «союзники» Великобритания, США и Франция, не хотевшие делиться с ней плодами победы и вообще учитывать как-либо её интересы. Поэтому их спецслужбами были задействованы все средства, чтобы вызвать в России революцию и вывести её из войны.

Заговор против Государя, именуемый «февральской революцией», прервал уверенную поступь России к победе в войне. Масштабный, всеобъемлющий и неслыханный по подлости он вызревал в течение всего 1916 г. Пока Царь отдавал все свои усилия защите Отечества, измена прочно вошла в умы и сердца всего русского общества. Чтобы подорвать доверие к Государю в народе изменниками была пущена в ход подлая клевета на Государыню Александру Феодоровну. Её обвиняли в шпионаже в пользу Германии и вмешательстве государственные дела, распускали грязные сплетни. Измена разъела не только Думу, Государственный Совет, общественные комитеты и союзы, но и Совет Министров, и членов Династии, и армию включая высший генералитет.

В Петрограде были намеренно размещены батальоны, укомплектованные новобранцами-запасниками распропагандированными социалистическими агитаторами. Все приказы Царя о замене этого сброда на гвардейцев-фронтовиков генералами-предателями (В. Гурко и М. Алексеевым) выполнены не были. Они, действуя в полном согласии с заговорщиками в столице, дождались, когда в ней начались волнения и Петроградский гарнизон взбунтовался, заманили Государя в ловушку, и 2 марта 1917 г. в Пскове, где был штаб Северо-Западного фронта генерала и по совместительству масона Н. Рузского, вынудили подписать манифест об отречении от Престола. Впрочем, с подписью этой не всё ясно – достаточно сказать, что это единственный официальный документ, который подписан, Государем карандашом, что может говорить о подлоге.

А вот, что написано в 3-м томе «Русской летописи», изданном в Париже в 1922 г.:

«Отречение Императора неизвестно Основным Законам и противоречит их точному смыслу.

Государь не мог не сознавать этого. Но Он, который был так щепетилен во всем, что касалось прав и обязанностей Верховной Власти, принужден был решиться на этот, вдвойне для Него тяжёлый, шаг, когда убедился, что окружающие Его военачальники не видят другого исхода и в душе своей отреклись от Него»2.

Из сказанного становится ясно, что Отречение является «филькиной грамотой» и никакой юридической силы не имеет.

Итак, 2 марта 1917 г. в результате заговора в Ставке и Петрограде, у Государя было буквально вырвано Отречение. Произошла катастрофа, масштаб и духовную сущность, которой оценили поначалу немногие. Русский народ в лице своего ведущего слоя, и при равнодушном молчании простого люда нарушил Соборный Обет 1613 г., принесенный Богу нашими предками, за себя и за потомков своих (т.е. и за нас) до скончания века на верность роду Романовых. Тогдашнее духовенство в лице Святого Синода, тоже не поддержало Царскую Власть, что обусловило сход со сцены правых монархических организаций. Гнев Божий, не мог не обрушиться на обезумевший народ за такое попрание нравственных законов.

«Россия слиняла в два дня. Самое большее - в три», - написал о февральском перевороте историк В. Розанов. Он был прав, и по иному, быть не могло. Царь и идея Православной Самодержавной монархии – вот стержень, на котором держалась государственная машина Российской империи. Устранили Царя и хотели, жить по-прежнему даже ещё лучше? С той лишь разницей, что заговорщики у кормила власти видели себя любимых. Обманулись. После той бездны предательства, в которую рухнула Россия по их вине, ничего, кроме власти коммунистов в ней возникнуть не могло.

Не захотели русские люди служить природному Государю – пришлось им служить самозванным властителям. Все эти думские и общественные деятели: родзянки, милюковы, гучковы – оказались очевидными ничтожествами, большинство из них до самой смерти не поняли, что всю жизнь прожили в плену своих иллюзий. Я уже не говорю о генералах подло предавших доверявшего им Божьего Помазанника. Многих из них уже скоро постиг Суд Божий, как Н. Рузского, зверски убитого красными в Пятигорске осенью 1918 г. Не прикасайтеся к помазанным Моим (1 Пар. 16,22).

А что же Государь? Сойдя с Престола, Он начал служение России в ином качестве. Ещё за несколько лет до рокового 2 марта 1917 г. Николай Александрович произнес слова: «Быть может, для спасения России нужна искупительная жертва. Я буду этой жертвой. Да будет воля Божия».

Пришло время Государю сменить царскую корону на терновый венец - начинался Его мученический крестный путь на Екатеринбургскую Голгофу, который разделила и Его семья. Государь, Царица, их дети и слуги переносили все испытания и тяготы с достоинством и христианским смирением. Арест, содержание в Царскосельском дворце, затем ссылка в Тобольск, и, наконец, Екатеринбург – дом Ипатьева и мученическая кончина от рук изуверов-богоборцев в ночь на 17 июля 1918 г. – вот вехи этого пути Святых Царственных Мучеников.

«Всем, кто остался мне предан, и тем, на кого вы можете иметь влияние, не мстите за меня – я всех простил и за всех молюсь. И помните, что зло, которое сейчас в мире, будет ещё сильнее. Но не зло победит, а только любовь», - вот духовное завещание Государя, переданное им из Тобольска через Великую Княжну Ольгу.

Две исторические катастрофы пережила Россия в ХХ веке. Катастрофы 1917 и 1991 гг. Каждая из них означала разорение до основания существовавшей государственности. И в обоих случаях, не обошлось без влияния извне, которое наложилось на внутренний кризис государства. И оба раза при пристальном рассмотрении источником этого влияния были силы, которые знаменитый русский философ И. Ильин метко окрестил «мировой закулисой». «Мировая закулиса» сегодня – это всеохватный сплав верхушки мирового банковского капитала и ТНК с спецслужбами ведущих государств и частных корпораций. Это система наднациональных политических клубов, комиссий и комитетов для влиятельнейших персон. Это масонское «братство», которым пронизаны политические системы всех стран. Это апостасийный, поклонившийся сатане мир, которому не нужен Христос Спаситель. Вся эта интернациональная орава неустанно трудится над глобальной целью – скорейшим воцарением антихриста.

В этой ситуации особое звучание получает вопрос о возможности возрождения Русской Самодержавной Монархии. Восстановление Православного Царства — это вопрос не политический, а сугубо церковный, мистический. Демократическая система, царящая сейчас повсюду и истинная Монархия – понятия несовместимые. В настоящее время, когда духовное обольщение овладевает миром и псевдохристианские секты множатся, как ядовитые грибы, когда повсюду идет «модернизация» христианства в экуменическом духе и это поветрие грозит чистоте вероучения Церкви Христовой, мы чаем дарования Царя не для того, чтобы улучшить социальное и материально-экономическое положение, но именно для защиты Страждущей Матери-Церкви. Христианам нужна Истинная Монархия, а не «оккупационная», конституционная декорация для реализации антинародных проектов наследников цареубийц и предателей Престола.

Долго и мучительно приходит к русскому народу отрезвление от дурмана революции. Но время идет и один за другим рушатся клеветнические мифы, окутывавшие в советское время фигуру Царя-мученика Николая II. В 2000 г. Русская Православная Церковь прославила Государя и Его Семью в лике страстотерпцев. И мы верим - придет год, день и час, когда народ русский сбросит демократическое ярмо, навязанное ему предателями, и во главе его снова станет, как встарь – Помазанник Божий Самодержавный Царь. Залог этому - ширящееся в среде народной, осознание значимости искупительного подвига Государя Николая Александровича, ради самой возможности возрождения нашего Отечества – Святой Руси.

2013


1 Ольденбург С.С. Царствование Императора Николая II. СПб, 1991, с. 47.

2 Русская Летопись. Кн. 3. Париж, 1922, с. 5.

Наверх