Хамов грех - открытое письмо Сергею Астахову, директору издательства «Царское Дело»

Опубликовано 12.06.2017

Мне в руки попала недавно изданная книга Константина Капкова «Духовный мир императора». После нескольких страниц чтения возникло ощущение циничного глумления над памятью царственных мучеников. Стиль, в котором она написана, напоминает современную двусмысленную рекламу. Когда под яркой, привлекательной, с виду безобидной формой подаются пошлость, цинизм и кощунство. Но когда я узнала что, вы, Сергей Игоревич, директор издательства «Царское Дело», рекламировали и продавали ее на православной выставке и на вечере памяти великого князя Сергея Александровича, была, мягко говоря, удивлена.

Есть зараза, а есть разносчики заразы. Вы говорили, что эти хамские моменты из книги вам тоже не понравились, но автор имеет право на свое мнение. На ваших глазах обливают грязью святых, а вы становитесь «толерантным» к кощунникам. По-вашему, наверное, и святитель Николай Чудотворец должен был не пощечину дать еретику Арию, а толерантно, как вы, сказать, что это его личное мнение. Но, слава Богу, христианин - это не квашня толерантная, а воин Христов! Если еще учесть, что особая благодарность высказывается автором книги небезызвестному историку Сергею Мироненко, который недавно поместил на одном из либеральных сайтов омерзительную, насквозь пропитанную ненавистью и цинизмом статью, порочащую святого государя. Страшно, когда зло подается из рук «своих». Люди знают ваше издательство много лет, оно стало авторитетным для многих православных. Никому даже в голову не могло прийти, что в «Царском Деле» можно приобрести такую циничную карикатуру на великих святых.

Горе тому, через кого соблазны приходят! Если вы, пытаясь оправдать этих безбожников, говорите, что неприглядные факты были в жизни святых, вспомните слова: «Блажени, ихже оставишася беззаконiя, и ихже прикрышася греси» (Пс.31). Грехи святых покрыты самим Господом! И еще пример из Ветхого Завета. Когда Хам, сын Ноя, посмеялся над наготой отца и еще рассказал об этом братьям, то богобоязненные братья не только прикрыли наготу отца, но и повернулись спиной, чтобы не видеть его наготы. Хам за свое «правдолюбство» подвергся проклятию отца, и не только он, но и потомки его.

Если вы считаете, что подобные издания допустимы, давайте издадим книгу про ваших родителей, в которых укажем, сколько ваша мама выкурила за всю жизнь вместе с папой сигарет, сколько они выпили литров пива или водки, сколько раз опоздали на работу, сколько раз нарушали посты и в Великий пост посетили театр.

Вам не напоминает это описание мытарств блаженной Феодоры? Вы понимаете, в качестве кого выступают Капков и иже с ним? В качестве рогатых представителей загробного мира, которые с пристрастием выискивают грехи у душ умерших. Вы, видимо, решили к ним присоединиться. Такого глумления над Своими святыми Господь не потерпит. Дивен Бог во святых Своих! Бог во святых почивает! Хвалите Бога во святых Его!

Мария Гордеева

От редакции «Правого взгляда».

Это не единственный гневный отклик на книгу, вызвавшую в среде почитателей государя недоумение и раздор. Среди исследований жизни святого царя-мученика, претендующих на вклад в историческую и архивную науку, исследование Константина Капкова выделяется уже самим многообещающим названием «Духовный мир императора Николая II и его семьи». Автор - заместитель директора Ливадийского дворца по науке Константин Капков - обозначил в выходных данных несколько издателей - Ливадия; М.; с.Белянка Белгородской обл.; СПб.; Исилькуль; м.Сольба Ярославской обл., 2017. Исследование готовилась к 100-летию русской трагедии, и, как сообщается, выпущено при поддержке Крестовоздвиженской церкви — бывшего придворного храма царского имения Ливадия, где его благословил старец схиархимандрит Илия. Среди издателей значится и «СПб» - настоятель Князь-Владимирского собора северной столицы протоиерей Владимир Сорокин встречался с автором, одобрил его деятельность и представлял книгу.

Итак, читаем. И узнаем: император редко присутствовал на службах, а то и опаздывал на них, возвращаясь с охоты или задерживаясь на деловых приемах, бывало, что и вовсе вместо Всенощных посещал с августейшей супругой театр, соблюдал только первую и последнюю недели Великого поста, много курил - судя по сохранившимся счетам - по папиросе каждые полчаса. Да и сама императрица после 1905 года «пристрастилась к папироскам», считая для себя постными дни, когда не курила... Правда, - оговаривается дотошный исследователь, - в то время вред табака еще не был изучен и грех курения не считался тяжким...

Позвольте, это ли «рассказ о величии духовного мира русского императора», заявленный во вступлении к данной книге? После нескольких страниц чтения действительно возникает ощущение, что автор не прочь поерничать и слишком легко, без особой любви относится к царственным мученикам. Его цель - почти анатомическая: препарировать предмет изучения. Да, он изо всех сил старается быть точным, приводит факты и цифры, в том числе доселе неизвестные, прямо-таки обнажает все, что добыл им в архивах и других источниках. Вот вам, читатель, вся правда, в том числе неприглядная - вся, до конца!

Внешне - благонамеренно, а по сути - издевательство. В какой-то момент читатель понимает: перед ним - образчик того самого древнего греха нынешних последышей Хама.

Довольно ли вам, читатель, или надо продолжать? Мы решили познакомиться с ключевой главой

«Отречение или смиренномудрие?» В ней скрупулезно рассмотрены существующие экземпляры акта отречения, найдены ошибки, правки, подчистки - свидетельства фальсификации. Словом, подтвержден уже известный факт: бумага, названная «отречением», юридического значения не имеет.

"Но дело, конечно, не в этой бумаге с вариантами наложения датировки и подписей, которая, скорей всего, представляет собой подложный документ на промежуточных стадиях его изготовления", - вдруг уверяет нас исследователь. Вот так! Зачем же он со тщательностью следователя изучил все три архивных бумаги и подтвердил факт подлога. Оказывается, для него этот факт совсем не важен: после сообщения в печати об отречении ни подложный, ни подлинный документы заговорщикам не были нужны - события развивались «совсем не в правовой плоскости».

Так, да не так. Историк считает, что вопрос, «была ли легитимна передача власти, просто не корректен». Уже в июне 1917 года заверивший отречение граф Фредерикс в официальных показаниях Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства утверждал, что не помнит, как и где произошло отречение. Граф отказался от своего участия. Спустя столетие важнейшая проблема нелегитимности перехода власти из рук самодержца к временщикам исследователя не интересует и не волнует, ему тоже не столь важно - где, когда и как.

Если отречение или иное политическое решение по вопросу государственного устройства, выданное заговорщиками за отречение, было вырвано обманом, то почему государь не заявил об этом, не отстаивал свои права? На этот вопрос историк отвечает так: царь понял, что была воля Божия отступить, «общество явно не понимало, что творит, и бороться с ним, доказывать что-то было бесполезно». По его словам, произошел волевой акт отречения царя от самого себя (?). То есть, по мнению автора книги, помазанник Божий все же может отступить от пути, по которому ведет его Господь. Да, отречение от своего креста - грех, но - опять противоречит сам себе автор - такова была воля Божия, которую царь принял.

Позднее, видя, что происходит с народом при Временном правительстве, при большевиках, царь жалел об отречении, «боль о жертвах разрывала его сердце», пишет историк. И окончательно запутывает читателя: если бы царь знал о последствиях, предвидел их, никогда не отрекся бы: «Конечно, он предполагал другое развитие событий, как, собственно, и все остальные действующие лица в истории с отречением».

На страницах книги постепенно создается образ слабого, недостойного, вечно колеблющегося венценосца. Читателю остается только воскликнуть: ну, что за двоечник, право же, управлял Россией! Что это как не попытка морального оправдания убийства государя, дискредитации самой идеи монархии, попытка очернить, осквернить, деканонизировать святого если не официально, то хотя бы в душах верующих. Расчет простой - кто-то не разберется, «схавает», доверится историку, и светлый образ царя в его сознании будет опорочен. Прием известный - он же использован в широко разрекламированной «Матильде». В трагический юбилей 1917 года за яркой формой появляются подделки, которые в либеральных кругах оправдывают свободой творчества - художественного или научного, пресловутым «авторским видением». Нам остается только быть на страже святости нашего государя, которого продолжают убивать - духовно. И радоваться тому, что он так силен и страшен извратителям русской истории, которые спустя сто лет продолжают с ним бороться и ничего не могут поделать.

Источник: http://rusimperia-inf.ru/catalog/6065.html
Наверх