Игумен Кирилл (Сахаров). «Человек, узнаваемый даже в кромешной тьме» (о юбилее поэта и богослова Никитина В.А.)

Опубликовано 06.03.2017

Именно так сказал один из участников юбилейного вечера, вспомнив, как друзья узнали друг друга после долгих лет разлуки. Вечер, посвященный 70-летию В.А. Никитина, прошел 5 марта в Доме русского зарубежья им. А. Солженицына.

Зная об экуменических, филокатолических тенденциях в творчестве юбиляра, я думал, что половина знакомого конференц-зала Дома займут католические теологи, патеры и монсеньоры. А было два православных священника: я и о. Владимир Вигилянский, с епископским возглавлением в лице владыки Тихона (Шевкунова).

Выступления присутствующих на вечере друзей юбиляра сопровождались видеорядом, благодаря которому присутствующие узнали, что отец В.А. Никитина прошел три войны: финскую, германскую и японскую. Был он политруком. Много раз был ранен. Тестем юбиляра был родственник о. Павла Флоренского диакон Сергий Трубачев. Валентин Арсентьевич родился в Тбилиси. Закончил здесь университет. Ходил по городу, читая Евангелие. Распространял «Письмо вождям Советского Союза» Солженицына. Выступал с докладами о творчестве Цветаевой, Бунина, Пастернака. Исследовал творчество Федорова, Булгакова, Бердяева и Розанова. Многие десятилетия он является мостиком между русской и грузинской культурами, между Русской и Грузинской Церквами.

Никитин состоит в редколлегии «Вестника Русского христианского движения». Уже 30 лет является обозревателем журнала «Наука и религия». Долгое время работал в Издательском отделе Московской Патриархии. Образно говоря, был оруженосцем у такого патриархийного тяжеловеса, как приснопамятный митрополит Питирим. Много времени Никитин посвятил исследованию творчества о. Павла Флоренского. Для него о. Павел является олицетворением Иерусалима и Афона, т.е. органичного сочетания духовности и учености - Леонардо да Винчи 20-го века. Никитин является автором книг о Патриархах Пимене, Алексии II и Кирилле. В настоящее время работает над книгой о Патриархе Тихоне.

Валентин Арсентьевич чувствует аудиторию и обращается к людям на понятном языке. Универсален - не замыкается на своей традиции, а открыт к другим. Говорит о важности христианской солидарности перед лицом вызовов современности. Он является человеком диалога. На вечере прозвучало много добрых слов в адрес юбиляра: надежный друг, человек сердца. «Наш юбиляр относится к тем людям, которым хочется сделать приятное». «К нему тяжело доехать, а уехать от него еще сложнее».

Мне всегда импонировала его искренность, колоссальная работоспособность, огромный потенциал эрудиции, благожелательность к оппонентам. Он отличается умением создавать творческую непринужденную атмосферу - будь то в рамках Рождественских Чтений на секции по культуре, или в неформальной обстановке где-нибудь в библиотеке на окраине Москвы (одна из таких встреч превратилась в публичный диспут между нами о католицизме. Здесь нужно уточнить, что филокатолицизм Никитина ближе к старокатоличеству с его тридентской мессой и латинским языком, чем к современному католицизму с его модернистскими устремлениями). Я задумывался, что общего между нами: между мыслителем с экуменическими симпатиями и московским клириком, позиционирующим себя как консерватор и фундаменталист? Вот, хотя бы любовь к Грузии и Первоиерарху ее Церкви старцу каталикосу Илии (Валентин Арсентьевич также всегда глубоко и почтительно относился к нему). Среди наград, врученных юбиляру – орден св. равноапостольной Нины.

Наверх