Из цикла ЗОЛОТАЯ СТАЛЬ. "ГЛУБОКИЙ СНЕГ У ДЕРЕВНИ ЛАППОЛА". МИХАЙЛО ГОЛИЦЫН VS КАРЛ ГУСТАВ АРМФЕЛЬДТ (1714)

Опубликовано 29.09.2017

Князь Михаил Михайлович Голицын

Шла Великая Северная война. Петр I теснил армию шведов в Финляндии. В мае 1713 он лично с галерным флотом вышел в Финском заливе к Гельсингфорсу; за лето вся южная часть страны перешла в руки русских. Петр приказал генерал-адмиралу Апраксину продолжать наступательные действия зимой…

Новый шведский командующий Армфельдт решил переломить ход кампании и прекратил отступление. Узнав о появлении корпуса сменившего Апраксина князя Голицына, он отдал приказ готовиться к генеральному сражению и занял позиции у финской деревни Лаппола.

Голицын подходил с востока, выгибая свои построения «кочергой» для охвата левого фланга шведов. Он вывел конницу из зоны огня вражеской артиллерии, готовя ее для выхода в тыл противнику. Линейного боя лоб в лоб принимать он не хотел.

Армфельдт наблюдал за русскими. Определив, что Голицын не спешит, он решил нанести опережающий удар. Армфельдт призвал солдат и офицеров сражаться «за короля и страну»; шведы в строю преклонили колени, прося у Бога помощи. (Позже в рапорте генерал указал, что в бою они «показали невероятную храбрость и верность»)…

Шведская артиллерия неожиданно выехала на новые позиции – и нанесла по левому флангу русских жестокий удар. Следом за ее залпами появилась пехота шведов в синих плащах, в белых штанах лосиной кожи. Потрещала из мушкетов. И ударила в штыки.

- Расчет оказался верен: русские, привыкнув к пассивным действиям шведов, не учли возможности такой их инициативы и левое крыло не успело выстроиться. Началась рукопашная…

С момента начала сражения генерал-поручик Михайла Голицын, выехав на возвышенность, командовал, перебрасывая батальоны и стягивая войска в четыре линии вместо положенных по тогдашней тактике двух. - Фронт укорачивался, и становился прочней.

Шведы бились в своей манере: со шпагой в одной руке и штыковым мушкетом в другой (вопреки многим нынешним теоретикам, я считаю, что мушкет они держали не за шейку приклада – он весил где-то 6 кило и слишком тяжел – а за цевье. И использовали как кинжал «левой руки». А прикладом с размаху можно было прикрыться или достать издали. Это сильная манера в тесном бою – да шведы и сейчас любят «силовой» хоккей. Понимают, что к чему). Гренадеры перебрасывались через ряды бомбами. Шипели фитили, весело лопались пороховые заряды. Дымились на снегу выпущенные кишки…

Медленно и неисповедимо покачивались незримые весы боя. Люди падали, подымались, навсегда оставались лежать. Конечно, кричали.

Ополчение – горячие финские парни, которыми Армфельдт полагал усилить свои атаки, увидев, что дело-то нешуточное, сбежали. Шведская кавалерия, не справившись, тоже начала отступать в направлении дальнего города Вазы. За ней устремились наши казаки и драгуны. - Однако всё решает пехота.

Правый фланг русских выстоял, как на параде; левый постепенно стабилизировался под ударами врага и развернул свои боевые порядки.

Армфельдт продолжал атаку за атакой – людей у него теперь было меньше, и приходилось играть ва-банк.

Но картина становилась все ясней и ясней.

- Господин генерал-поручик! Князь Михайла Михайлыч? Пошто стоим? И чего ждем! – осаждали Голицына молодые офицеры. Старики смотрели на него молча.

- Снег зело глыбок! - не спуская глаз со снова приближающихся шведских шеренг и уминая в трубке табак, кратко ответил Голицын. – Шведы притопчут.

Стрельба началась как положено – справа налево, с нечетного плутонга – на четный. Ветер относил в сторону фузейный дым, открывая натянутые лица стрелков. Огонь крепчал; шведы снова не пробились, и начали отходить в третий раз…

Голицын просчитал оптимальную дистанцию на коей их настигнет, встал на стременах, чтоб всем видно было, и махнул перчаткой.

Барабаны забили «фельдмарш». Мушкетеры встрепенулись, вытягивались, расправлялись в строю. Молодые расстегивались (воздуха от волненья не хватает); а старики засупонивались. Крестились; а кто и ругнулся на прощанье. Офицеры выровняли ряды - и двинулись впереди своих боевых линий, перешагивая трупы врага, отсчитывая ритм, поскрипывая ботфортами и опираясь на древки протазанов…

Русские пошли.

...И шведы побежали.

Наверх