КАЗАКИ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ДОНБАССЕ

Опубликовано 31.08.2017

Казалось бы – война на Украине, каким боком она касается россиян? Но когда разговор заходит о войне, мужчины инстинктивно прислушиваются. Ведь война – это их дело, их долг и святая обязанность.

Донбасс — не пустое слово для казаков, это исторические земли Войска Донского. Восточный регион Украины – это земли их предков. Власть на Украине в результате военного переворота захватили националисты-бандеровцы. Они, ущемляя права и свободы народа Донбасса, запрещая говорить на родном русском языке, решили очистить эти земли от людей и продать их Западу. Работящий и гордый народ снова, что не однажды делал с 1930 года, встал на защиту своих земель. И вот теперь на Донбасс катится огромная армада государств Запада, поддерживающая Украину, сдобренную неонацистами–бандеровцами, ненавидящими Россию и россиян. И долг донских казаков - помочь своим братьям, иначе те не одюжат.

В советские времена, да и значительно позже, не могло даже в голову прийти, что русские люди на своей земле могут оказаться изгоями, а их родной язык будет в опале, будет охаиваться.

Земли Донбасса попали в Украину в 30-е годы прошлого века, когда товарищу Сталину нужно было провести социалистические преобразования на Украине. Украина была в основном аграрной, а сельское население социальных преобразований не поддерживало. Сталину и понадобился пролетариат Донбасса, который поддерживал революцию. А что? Ему ведь, пролетариату «нечего терять, кроме собственных цепей». Так был подготовлен документ о передаче Донбасса Украине и подписан Лениным. И подарил Владимир Ильич с подачи Иосифа Виссарионовича Донбасс Украине. Как ни противились этому русские люди, сколько ни бастовали, письма посылали - бестолку! Сталин уже был у руля страны, поэтому всё осталось так, как решил он. Последнее письмо – требование или просьба людей о передаче Донбасса России - было отправлено в августе 1941 года. Перекати-полем двигалась по стране жесточайшая война, а Донбасс рвался в Россию.

ВОЛЮ ДОНБАССУ

Чтобы к советской власти Украину

Принудить, Сталин часть России просто,

Отдал ей, чем воткнул кинжал двуострый

Донбассу в спину.

Считал: «Что им терять? Свои же цепи?»

Но русский мир кричал: «Хотим в Россию,

Мы из груди её сосали силу,

В ней наши скрепы».

В Москву летели письма, телеграммы

Всё попадало Сталину в палаты.

Не снизошёл упрямец до попятной.

На душах шрамы.

Война. Год 41-й. Текст последней

Депеши, через вой снарядов, вдовий:

«Хотим домой. Мы лечь за Русь готовы,

Как и намедни».

И полегли, хоть бились, что есть мочи.

Шли в полный рост в могилы, словно в клети.

Но… вновь фашизм. И снова лихолетье

Нам красным скотчем

Заклеивает рты. А мы до боли

Хотим в кацапы, в москали, в Россию.

Где Минин, дать которому по силам

Донбассу волю?

После Великой Отечественной войны, на которой солдаты разных народов погибали все вместе – снаряд или пуля не спрашивали, какой они национальности - пережив такую трагедию, потеряв самых сильных и лучших мужчин, о передаче земель Донбасса уже больше не заговаривали, не вспоминали. А теперь оказалось, что напрасно не вспоминали.

Донское казачество пережило страшные репрессии. К концу гражданской войны их переполовинили, да и те, что остались - дети, бабы да старики. Репрессированные народы теперь реабилитированы, все вернулись на свои родные земли. Все, кроме казаков. А куда их возвращать? Они же русские и живут в России.

Да и голодомор прошёл по донским землям не меньший, чем по украинским или каким-то другим. Он, голод, конечно, был, но отнюдь не по национальному признаку, как доказывает теперь Украина.

И вот на Донбасс вновь пришла беда. Пришла не вдруг. Это тлело давно, потихоньку. Сначала ввели украинский язык делопроизводства. Потом объявили русский язык, как язык национального меньшинства, хотя на нём говорили, особенно на востоке все за небольшим исключением. С трудом добились, чтобы оставили русский язык, хоть региональным. Дальше – больше. Язык Пушкина, Чехова, Достоевского… – назвали языком блатных и бандитов. Думалось, что сказали это просто не очень умные люди. Но вот пришла новая, «демократическая» власть, и первый обсуждаемый закон этой власти - об отмене русского языка, даже как регионального. Людей убивали на майдане, а у власти не было более важных проблем, чем отмена русского языка на Украине да запрет наказаний за пропаганду фашизма.

Хочется кричать: «Люди добрые, украинцы, что же вы делаете с людьми вообще, с русским и казачьим народом в частности? Сколько же репрессий и самодурства каждой новой власти ему ещё терпеть? И когда, наконец, власть услышит этот самый народ? Ведь народ – это не только люди на западе, но и на востоке. Дайте всем на Украине жить мирно и спокойно».

КОРНИ

Нас закапывают, а мы всё прорастаем

На корнях наших предков.

Нас ровняют с землёю, а мы расцветаем,

В знак протеста нередко.

В холода корневища с тревогой лелеем,

Долг сыновний свой помним,

А когда семена тихо лягут на землю,

Мы теплом их наполним.

Наши корни поднимут и вязы, и клёны

Ныне дерзких мальчишек,

И они вровень дедам с отвагой зелёной

Станут подвига выше.

Переплетены корни, перевязаны вязы -

Прочный мир славянина.

Целина – кладезь завтрашних зрелых алмазов,

Нераспаханная дернина.

Как ни закапывайте, Донбасс всё равно прорастёт на корнях предков, которые тянутся и всегда будут тянуться к России. Донские казаки, даже разбираясь и ища свою идентичность, не мыслят жизни своей вне России.

Наверх