КОМУ БЫЛ НУЖЕН АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ЛИДЕР?

Опубликовано 27.07.2018

В 1989 г. в СССР обозначился уже настояший кризис. Экономика забуксовала. Исчезали с прилавков товары. В разных регионах местные власти стали вводить ограничения на вывоз той или иной продукции из своих республик и областей, вводить карточную систему – печатались талоны на продовольственные товары. Впрочем, дефицит объяснялся не только падением производства. Набирали размах частный, кооперативный бизнес, преступность. А они кормились спекуляциями. То же самое дефицитное продовольствие появлялось на базарах, в кооперативных кафе и ресторанах, но цены на него многократно повышались.

А вместо наведения порядка углублялась «демократизация». ЦК принял постановление «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-х – 40-х и начала 50-х годов». После отставки Соломенцева комиссию по реабилитациям возглавлял Яковлев, и она развернулась вовсю, перелопачивая архивы. (И как раз в ходе работы этой комиссии в оборот историков было вброшено множество фальшивок). Было создано общество «Мемориал», по «исследованию политических репрессий» - оно объединило всевозможных «правозашитников».

В рамках этой же кампании журнал «Новый Мир» начал публиковать «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына. Цензура сходила на нет. Вслед за Солженициным журналы стали публиковать произведения других диссидентов, которые до сих пор были запрещены в нашей стране. Некоторые из них были откровенно слабыми даже в художественном плане. Но на них искусственно раскручивали моду, преподносили их как некие откровения мысли, высшие достижения отечественной литературы.

15 февраля 1989 г. завершился вывод советских войск из Афганистана. Да, сама эту война была ловушкой, подготовленной для СССР американцами. Советскую армию втянули в Афганистан и стравили с мождахедами, которым взялся помогать весь Западный мир. Но наши воины проявили себя достойно. В отличие от американцев во Вьетнаме, война не была проиграна. Советский потери были вчетверо меньше, чем у США – погибло 15 тыс. наших солдат и офицеров, около 54 тыс. получили ранения. Не было панической эвакуации и бегства, как из Вьетнама. Боевые задачи выполнялись до последнего момента, и ушли планомерно, организованно, по приказу.

Между прочим, и моджахеды уже после того, как в Афганистане появились американцы, стали откровенно признавать, что с «шурави» (русскими) воевали «сдуру», что они были достойными воинами, и с ними надо было дружить. Но тогда, в 1989-м, и зарубежные СМИ, и отечественные либералы завопили о «поражении» СССР, о «позоре». Что ж, позор был. Но не со стороны военных. Горбачев и Шеварднадзе сдали Афганистан односторонне, без взаимных обязательств со стороны Запада и Пакистана. Их помощь оппозиции наращивалась, через несколько лет это приведет к падению правительства Наджибуллы, заполыхают уже Таджикистан, Киргизия, из афганского очага хаоса хлынут в Россию террористы, наркотики.

А одновременно с оставлением Афганистана стали выполняться договоренности с Трехсторонней комиссией. Начался вывод наших войск из стран Восточной Европы, из Монголии. Куба под совместным давлением Запада и Москвы стала выводить свои контингенты из Анголы (и советские военные ее покинули, они там находились негласно, под «прикрытием» кубинцев). И социалистическая система стала рассыпаться. В Польше сказалась не только раскачка «Солидарностью», но и усилия Яковлева по «разоблачениям сталинских преступлений». Еще в 1987 г. была создана советско-польская комиссия по расследованию расстрела польских офицеров в Катыни. До сих пор считалось, что их уничтожили немцы, но Запад обвинял русских. Комиссия никаких доказательств не нашла, но Яковлев, Шеварднадзе, Медведев и маршал Соколов подписали записку, что вину надо возложить на «сталинский режим». А потом появились и фальшивки, объявленные «доказательствами».

В Польше это способствовало нагнетанию антисоветских настроений. «Солидарность» тоже не сидела сложа руки, начала кампанию всеобщих забастовок. В той ситуации, которая сложилась в СССР, президент Ярузельский больше не стал упорствовать. В марте 1989 г. вступил в переговоры с лидером «Солидарности» Лехом Валенсой. Сошлись на том, что «Солидарность» была легализована, объявлялись выборы в многопартийный парламент. В результате Ярузельский еще остался президентом, но по итогам выборов правительство стало некоммунистическим, принялось ломать социалистические порядки.

В Советском Союзе патриотические силы еще имелись, и немалые. В республиках Прибалтики в противовес «Народным фронтам» стали создаваться «Интерфронты» - требующие оставаться в составе СССР и сохранить социализм. Но… им приходилось ориентироваться на центральное правительство и ЦК. А власть не оказывала «Интерфронтам» никакой реальной поддержки. Зато «прогрессивные» средства массовой информации высмеивали их, выставляя «ретроградами» и «сталинистами».

В Закавказье обстановка продолжала ухудшаться. Армения провозгласила суверенитет – из-за того, что ей не дают Карабах. Но пошла вразнос и Грузия. От нее решила отделиться Абхазия, стать отдельной союзной республикой, провела многотысячный сход. Грузины возмутились, тоже забурлили митингами. Роль лидеров перехватили националисты Звиад Гамсахурдиа, Мераб Костава и др. 4 апреля под их руководством в Тбилиси начались массовые беспорядки, толпы захватили площадь у Дома Правительства. Из спортсменов и бывших военных формировались отряды боевиков, их вооружали металлическими прутьями, цепями, топорами, собирали деньги на покупку огнестрельного оружия. Сперва предполагалось – для усмирения абхазцев.

Но 6 апреля направленность мятежа резко сменилась. Появились лозунги «Долой русский империализм!», «СССР – тюрьма народов!», «Долой Советскую власть». ЦК компартии Грузии запросил у Москвы войска. В Тбилиси были переброшены части МВД и армии, курсанты. Но мятежники огородились баррикадами из автомашин и троллейбусов, на уговоры разойтись не реагировали. Нападали сами, избили 7 военных и 5 милиционеров. 8 апреля правительство Грузии вместе с военным командованием приняли решение силой очистить площадь у Дома Правительства, где скопилось 10 тыс. человек. Операцию возглавил командующий Закавказским округом генерал Родионов. Она длилась всего 15 минут. Применили резиновые палки, слезоточивый газ «черемуха». Мятежники побежали. Но выходы они сами перекрыли баррикадами, возникла давка. Погибло 19 человек, были госпитализированы 183.

По западным СМИ тут же стали распространяться ужасающие истории, как русские зверски рубили мирных грузин саперными лопатками. Хотя 18 из 19 погибших были задавлены в толпе. А о том, что сами митингующие сперва пытались драться, пустили в ход арматуру и другое оружие, что в ходе усмирения получили травмы 152 военных, не только за границей, но и в СССР почему-то дружно умолчали. Умолчали и о том, что главные подстрекатели, Гамсахурдиа, Костава, Церетели, с площади вовремя ускользнули. Вывезли из города и отряды своих боевиков. Уже после событий в Тбилиси бросили их в Абхазию, устроили погром в Сухуми, где было убито 25 человек, ранено 665 и похищено 4900 стволов огнестрельного оружия.

А расследование стало совершенно неадекватным. Против Гамсахурдиа со товарищи прокуратура возбудила уголовное дело, но… уже через полгода прекратила его со странной формулировкой «ввиду изменения обстановки». Изменения состояли в том, что комиссия под руководством Анатолия Собчака откровенно подыгрывала националистам, пришла к выводам об «избыточном применении военными силы», о «серьезных нарушениях закона» при подавлении. Правительство Грузии было отправлено в отставку. Генерала Родионова министр обороны Язов еле-еле выгородил, пояснял ему: «Горбачев тебя вообще видеть в армии не желает. После Тбилиси Запад требует твоего наказания».

Нет, не всем нравилась такая «демократия». На пленуме ЦК КПСС, открывшемся 25 апреля, зазвучала резкая критика в адрес Горбачева, возмущение результатами его реформ. Но в ЦК уже хватало «перестройщиков», а многие оставались обычными карьеристами, привыкшими поддерживать Генерального секретаря. Опираясь на них, Михаил Сергевич разгромил недовольных, заклеймив их «консерваторами». Устроил крутую чистку – из ЦК было выведено 74 члена и 24 кандидата.

Голооса возмущения Горбачев старался заглушить шумихой вокруг следующих достижений своей демократии – до сих пор неслыханных. В СССР прошли выборы на Съезд народных депутатов. На каждый мандат выдвигалось несколько кандидатов, и впервые в нашей стране разгорались предвыборные страсти. Разгорались они даже на партийных и комсомольских собраниях. Ведь часть делегатов выбиралась не по территориальным и национальным округам, а от КПСС, комсомола, профсоюзов, и тоже на альтернативной основе. Сам съезд преподносился событием чрезвычайной важности – которое поможет преодолеть все беды, откроет дорогу к долгожданному процветанию. На самом же деле, происходило совершенно другое. Процессы перестройки перестали быть управляемыми. Начали выходить из-под контроля Горбачева и его окружения.

В ходе выборов проявился раскол даже внутри КПСС. Выделилась «демократическая платформа» - те, кто желал более радикальных реформ, чем предлагал Михаил Сергеевич. Выделилась «марксистская платформа» - те, кто уже видел в реформах угрозу для партии и СССР. А Ельцина давно уже числили на «политической свалке», и участвовать в выборах ему препятствовали. Но тут вышла ошибочка. Сам по себе Борис Николаевич абсолютно ничего не значил. Однако его имидж «борца за народ» кое-кому показался очень ценным. Вокруг него образовалась новая команда, стала очень грамотно направлять его. Помогала и обстановка в стране. К развалу привел Горбачев. А Ельцин был против Горбачева. Получалось – «хороший». Препоны властей сумели обойти, и Борис Николаевич был избран народным депутатом от Карелии.

В депутаты попали и диссиденты Сахаров, Якунин, Павловский, и «передовые» ученые, вроде Попова, Собчака, активиста «Фонда Сороса» Афанасьева. И что самое характерное, нашлись теневые, незаметные помощники, сумевшие объединить эти фигуры, не имеющие между собой почти ничего общего. В распоряжении этих помощников имелись очень солидные деньги, печатались массовыми тиражами газеты, листовки, и в преддверии съезда, 21 мая, в Лужниках удалось собрать грандиозный митинг, 150 тыс. человек. На трибуну вытащили знаковые фигуры, в первую очередь Ельцина с Сахаровым. А регулировал и вел мероприятие еще малоизвестный Гавриил Попов.

Был выброшен лозунг «Вся власть Совету народных депутатов». То есть, чтобы партаппаратчики уступили место настоящим народным избранникам. Впрочем, в дополнение к этому собрали еще кучу лозунгов, самых разнородных. «Завоевания Октября защитим», «Программу Ельцина в жизнь» (?), «Карателей под суд» (о подавлении в Тбилиси), «Довести до конца дело о мафии», «Земля – крестьянам» (о ликвидации колхозов). Выступали «представители братских республик» - украинская националистка, активист комитета «Карабах». В общем, все что угодно, только чтобы было оппозиционное.

Съезд открылся 25 мая. Велась прямая трансляция, и люди бросали работу, все дела, собираясь у радиоприемников и телевизоров, боялись пропустить хоть слово в «историческом» событии. Но наблюдать и слушать им довелось сцены натурального базара. Горбачев этим мероприятием рассчитывал всего лишь продемонстрировать «парламентаризм». Съезд изберет новый Верховный Совет, а его самого Председателем президиума Верховного Совета. Вот и все. Но оппозиция рвалась выступать, выплескивала обвинения в адрес ЦК и самого Михаила Сергеевича. А он не терпел несогласия со своими мнениями, злился. Сахаров вообще не желал соблюдать никакого порядка, самовольно лез на трибуну, выступал 8 раз!

Он совершенно достал остальных депутатов, его стали глушить криками. 7 человек выступили против Сахарова, зачитали его интервью канадской газете, где он выдал, будто в Афганистане советское командование расстреливало с вертолетов собственных окруженных солдат, чтобы не сдались в плен. Обвинили его в клевете, и почти весь зал встал, поддерживая обвинение. Но «соросевец» Юрий Афанасьев ввел в оборот презрительную кличку, подхваченную СМИ - «агрессивно-послушное большинство». Сахарову, когда он в восьмой раз захватил трибуну и вместо 5 минут регламента говорил 15, Горбачев отключил микрофон – а он все равно продолжал говорить…

Основную задачу съезд выполнил, Верховный Совет избрал. Но и оппозиция в него попала. А в ходе съезда и сразу после него она сорганизовалась, создала Межрегиональную депутатскую группу, к которой примкнули 388 депутатов. Лидерами стали Ельцин и Сахаров, а связал их между собой Попов. Он вспоминал, что это было очень трудно, поскольку они были «совершенно несовместимыми людьми». Но когда выяснилось, что никакие общие идеи оппозицию не объединяют, Сахаров предложил – не искать точек соприкосновения. «Выделить то, что нас объединяет в отрицании. Все мы против власти КПСС…»

Впрочем, было еще кое-что, связавшее их. При Межрегиональной группе сразу же пристроился целый ряд иностранных консультантов. Сотрудник американского стратегического исследовательского центра «РЭНД Корпорэйшн» Александр Рар, сотрудник Национального фонда демократии США Уильям Померанц, сотрудник Национального института демократии США Майкл Макфол (будущий посол в России), сотрудник Гуверовского института Джон Данлоп, заведующая отделом правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч» Кэтрин Фитцпатрик, член «Международной лиги по правам человека» Эдвард Клайн, известный советолог Томас Ремингтон, несколько сотрудников Центра Вудро Вильсона и др. [9]

Известно и то, какие организации начали финансировать Межрегиональную группу: Фонд Форда, Фонд Карнеги, Фонд Рокфеллера, Фонд свободного конгресса по содействию образованию и науке (дочерняя структура Национального фонда демократии США) и еще целый ряд американских «благотворительных» структур [30]. Впоследствии американцы открыто признавали, что целью этой деятельности было расширение «экономических связей» с Россией, лоббирование «демократии», внедрение идей о восстановлении частной собственности. На заокеанские деньги при Межрегиональной группе была создана школа подготовки кадров для рыночных реформ и либерализации экономики, из нее выходили будущие чиновники.

А одновременно активизировалось и посольство США в Москве. Посол Д.Мэтлок вспоминал, что в его резидении Спасо-Хаус образовался своеобразный клуб, почти ежедневно приходило по 10-20 гостей на завтраки, обеды, концерты, фильмы, выставки. В общем, точно так же, как перед революцией в резиденцию британского посла Бьюкенена. Вскоре после окончания Съезда народных депутатов на обед к послу пожаловал Ельцин с супругой, завел разговор о своем визите в США. В ходе этих встреч складывался постоянный «актив», за столом в Спасо-Хаус шло обсуждение политических и экономических вопросов – которые должны были рассматриваться во вновь избранном Верховном Совете.

В. Широнин пишет: «У Мэтлока сложились приятельские отношения со Станкевичем, Коротичем, Афанасьевым, Поповым, Бурбулисом, Арбатовым, Шмелевым… Это самые близкие из советских людей, которых он всегда рад у себя видеть». А сам Мэтлок отмечал, что стала создаваться сеть пунктов влияния и в провинции: «Я предложил открыть несколько небольших учреждений со штатом из 4 – 5 американцев в каждом большом городе, в административных центрах регионов. От них требовалось: следить за развитием событий и обозначать присутствие США». Как видим, работа советской оппозиции налаживалась на очень солидной (и отнюдь не отечественной) основе.

А атмосфера для нее складывалась самая подходящее. В СССР повторялись катастрофы. Еще одно землетрясение, в Таджикистане, унесло более 270 жертв. В Норвежском море загорелась и затонула атомная подводная лодка «Комсомолец». Возле Уфы взорвался газопровод, и пламя охватило 2 пассажирских поезда. Погибли 573, ожоги и увечья получили 670 человек. Для оппозиции стали актуальными и лозунги «мафии», «коррупции», потому что Горбачев принялся сворачивать прежние скандальные дела. Неугодные фигуры он уже убрал, а при углублении преобразований вчерашние «теневики», воры, родственные кланы, подмявшие под себя местное хозяйство, становились солидными предпринимателями – и как раз лучшими проводниками реформ.

Расследования стали закрывать. На особо упорных следователей напустили проверки, выявлявшие «незаконные действия». Хотя те же самые местные авторитеты в борьбе за собственное влияние раздували национализм. Разыгрался целый ряд столкновений. В Узбекистане, в Ферганской долине, узбеки устроили погромы проживавших там турок-месхетинцев (103 убитых). В Новом Узене случилось побоище между казахами и выходцами с Кавказа (4 убитых). После этого Горбачев стал менять кадровую политику. Забрал из Узбекистана и Казахстана своих ставленников, Нишанова и Колбина, перевел в Москву. Их места заняли Керимов и Назарбаев - по сути, Михаил Сергеевич вернул республиканскую власть прежним национальным кланам.

Последний верный помощник Брежнева еще руководил на Украине – Щербицкий. Но и до него дошла очередь, Горбачев давил на него, пока не выпихнул на пенсию. Поставил вместо него своего подручного Владимира Ивашко. Но Щербицкий на Украине выступал главным препятствием на пути националистов! Они сразу зашевелились, сформировали свое движение «Народный Рух». А в Прибалтике националисты уже вовлекли широкие массы людей. В годовщину подписания пакта Молотова-Риббентропа провели акцию «Балтийский путь». 2 млн эстонцев, латышей, литовцев выстроились, взявшись за руки, живая цепь в 600 км удостоилась книги рекордов Гиннеса.

Вслед за прибалтами потянулись и молдаване. Ведь пакт Молотова-Риббентропа казался и их тоже. Провозгласили в своей республике молдавский язык государственным, причем изменили даже алфавит, упразднили кириллицу и перешли на латиницу, ввели румынское правописание. Но в Молдавии жили не только молдаване. В Приднестровье большинство населения составляли русские и украинцы, рядом с ними жили гагаузы. Языковую реформу они отвергли, начались конфликты с молдаванами.

Ко всему этому добавилась общая забастовка шахтеров. Началась в Воркуте, потом перекинулась на Кузбасс. Изначальными причинами стали горькие плоды реформ – исчезновение товаров, перебои с продовольствием, инфляция. В Кузбассе сперва вообще выставлялись требования, которые можно было выполнить сразу же – увеличить оплату труда в вечернее и ночное время, установить единый выходной день, обеспечить шахтеров во время работы под землей питанием и моющими средствами (с мылом тоже пошли перебои). Горбачев, выступая на сессии Верховного Совета признал требования справедливыми, обещал удовлетворить их.

Но… как ни удивительно, именно его выступление вызвало общий взрыв возмущения, забастовка охватила все шахты, образовались забастовочные комитеты. К шахтерам Кузбасса присоединился Донбасс. А к экономическим требованиям взялись добавлять политические, причем совершенно противоречивые и запутанные. Отменить Конституцию СССР. Отменить выборы в народные депутаты от «общественных организаций» - КПСС, комсомола. Председателя Верховного Совета избирать не на съездах, а всем народом. Пригласить в СССР американского экономиста, лауреата Нобелевской премии Василия Леонтьева, чтобы разработал путь выхода из кризиса. Шахтам предоставить юридическую и экономическую самостоятельность, передать им структуры сбыта своей продукции, отделять им от экспорта 25 % валюты.

А все надежды бастующих с какой-то стати связались с Ельциным! Он стал играть такую же роль, как Лех Валенса в «Солидарности». Хотя и Горбачев во всем шел навстречу шахтерам. Верховный Совет даже принял специальный закон, признающий право трудящихся на забастовку. Но американцы продолжали разрабатывать линию Ельцина. Непосредственно курировать его было поручено советнику президента Буша Джеймсу Гаррисону – в СССР он выступал как бы представителем института Эсален (занимающегося гармоничным развитием личности).

В сентябре для Бориса Николаевича организовали турне в США. Правда, официальный ранг его был слишком низким, в новом Верховном Совете он возглавлял второстепенный комитет. Визит устроили «неформальный», пригласили его прочесть лекцию в частном университете Хопкинса в Балтиморе. Но накануне поездки его посетил посол США Мэтлок. Ельцин сказал ему: «Главная моя цель политическая: посоветоваться с вашими лидерами». Настаивал на встрече с президентом (Рейгана уже сменил Джордж Буш). Начал выяснять, будет ли его встречать в аэропорту Нью-Йорка госсекретарь Бейкер или кто-то еще из руководства Белого дома. С большим удивлением Ельцин только сейчас узнал от посла, что Белый дом находится не в Нью-Йорке, а в Вашингтоне.

Впрочем, и американцам пришлось немало удивляться. Во время поезки стал открываться существенный изъян оппозиционного лидера – крутое злоупотребление спиртным. Анекдотические случаи начались прямо в аэропорту, и на первой лекции в университете Ельцин тоже появился очень «несвежим». Вырвал какие-то бумаги из рук президента университета. Указал – если он, Ельцин, говорит без бумажки, пусть и другие говорят без шпаргалок. Потом предстал пьяным и на пресс-конференции. В ходе визита очевидцы насобирали целую коллекцию его «перлов». Например, что он готов сыграть с Бушем в теннис «по очень высокой ставке». Замечание переводчику – «А почему вы не жестикулируете, как я?» Восхищение Америкой, где Ельцин стал «в два раза свободнее». Слова на аплодисменты зала: «Не надо вождизма!»

На некоторых встречах он вообще с трудом мычал. Зато делал громкие заявления – что выступает за права республик на выход из СССР, за многопартийность, заверял американцев, что уже в следующем году Горбачева не будет на его посту. 12 сентября его все-таки привезли в Белый дом, была запланирована встреча с советником Буша Скоукрофтом. Ельцин встал в дверях, растопырив руки, и объявил, дальше он не сделает ни шагу, если его не сведут с самим президентом. Но он зря волновался. Невзирая на «неофициальность», на скандальные выходки, американцы все устроили. Когда он находился у Скоукрофта, туда «случайно» заглянул Буш. Ельцин передал ему какой-то документ, «10 пунктов» (содержание до сих пор не известно). После Буша «случайно» заглянул вице-президент Куэйл. Потом Ельцину организовали встречу с сенаторами.

Его приняли и в Совете по международным отношениям. Присутствовал председатель Совета Дэвид Рокфеллер – одновременно президент Трехсторонней комиссии, полгода назад благословлявшей Горбачева. Были и члены Совета - представители банков «Бэнк оф Америка», «Морган», «Сити-групп», «Дойче банк», концернов «Боинг», «Бритиш Петролеум», «Форд Мотор», «Де Бирс», «Дженерал Электрик» и др. Также Ельцина удостоили встреч Збигнев Бжезинский, директора и президенты фондов Форда, Сороса, Карнеги, Рокфеллеров. Как видим, «смотрины» Борису Николаевичу устроили по самой высокой категории. И оценили его как фигуру перспективную. Об этом свидетельствует хотя бы такой факт – за мемуары ему предложили гонорар в 450 тыс. долларов [120].

Хотя всего через две недели по возвращении из США Ельцин снова оскандалился. 28 сентября появился на милицейском посту совершенно мокрый, замерзший, стал невнятно объяснять, что его похитили, засунули в мешок и бросили с моста, но он сумел развязаться и выплыть. Горбачев преднамеренно начал разбирательство на Верховном Совете, с трансляциями по телевидению. Потому что первоначальные объяснения Ельцина были типичными пьяными бреднями, а факты складывались в другую картину. Как Борис Николаевич, изрядно откушав, отправился к женщине. Где-то там добавил «до полной кондиции» и свалился в воду.

Но технологии манипуляций массовым сознанием работали великолепно. Пьяное выступление Ельцина в США показали на весь Советский Союз, разбирали обстоятельства «падения с моста». А люди… не верили очевидному! Сказывалось как раз то, что сам Горбачев и средства массовой информации уже изолгались. Народ не верил им. А Ельцин лгал напропалую, что все это клевета, «травля» – и люди подставляли уши под его лапшу. Потому что им самим так хотелось. Видеть «положительного героя». Того, кто спасет страну, выведет из тупика!

Между прочим, стоит отметить немаловажные обстоятельства. Скандалы в США происходили на виду у всех. Но хваленая «свободная» пресса Америки дружно умолчала их. Только итальянская газета «Реппублика» опубликовала статью Витторио Дзуккони, что Ельцин – алкоголик. Ее перепечатала «Правда». Однако после этого главный редактор «Правды» Виктор Афанасьев был… отправлен в отставку! [42] Вроде бы, из-за посыпавшихся протестов общественности. Факт совершенно удивительный! Афанасьев был персональным «птенцом» Яковлева! Верно служил при Брежневе, Андропове, Черненко, Горбачеве. Он и сейчас выступил в поддержку Горбачева! И вместо похвалы – отставка?... Оказывается, и в советской партийной прессе стали действовать те же скрытые влияния, как в американской.

Да, было именно так. США и их партнеры применили такую же схему, как в 1917 г. Ступенчатый снос державы. Ведь и заговорщики, готовившие свержение Царя, Гучков, Милюков, Родзянко и др., были уверены, что переворот пойдет на благо России, и после этого Запад станет ее другом. Но на смену им выдвинули более радикальных разрушителей во главе с Керенским, а потом и ему указали: пора уступить место Ленину и Троцкому… Горбачев добросовестно отрабатывал американские заказы, надеясь сохранить под своей властью Советскую державу, которая войдет в «мировое сообщество». Но ему на смену присмотрели Ельцина. Оценили его амбиции, демагогию, беспринципность, политическую безграмотность. Оценили и пьянство. Сочли, что такой «вождь» подойдет. Между прочим, Яковлев был более информирован о целях операции. В одном из последующих интервью признался, что перестройкой они ломали не только коммунизм, но тысячелетнюю модель русской истории. Это вполне согласуется со словами Бжезинского – борьба велась не против СССР, а «против России и русского духа».

Литература:

9. Alexander Rahr, William E. Pomeranz. Inside the Interregional Group — RFE/RL-Report on the USSR — Radio Liberty, 2, No. 43 (26 October 1990), pp. 1-4. ; Alexander Rahr, William E. Pomeranz. Russian Democrats Yesterday and Today — RFE/RL-Report on the USSR — Radio Liberty, 3, No. 19 (10 May 1991), pp. 15-17.

42. Doerner, William R., and John Kohan. "Soviet Union: Dear Editor: You're Fired. Signed, Mikhail Gorbachev". TIME Magazine. 30 October 1989. Retrieved 18 December 2009.

120. Остовский А.В. Глупость или измена? Расследование гибели СССР. М. 2011.

Из новой книги Валерия Шамбарова «Кто погубил Советскую империю?»

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх