Неожиданное ПАЛОМНИЧЕСТВО в ЕКАТЕРИНБУРГ.

Опубликовано 09.10.2018

Известие о смерти видного авиаконструктора донского казака уроженца станицы Романовской Зябина М.К. прошедшего Корейскую войну и застенки ГУЛАГа, пришло зимой. Путь –дорога повела в далёкий Урай, где он и упокоился, но сначала то привела она к Храму на Крови в Екатеринбурге. Ещё не рассвело, и казалось, что столица Урала будто спит. Чистые, белые снега и свежий, словно горный хрусталь воздух удивляли своей несочетаемостью с гигантским мегаполисом. И вот перед нашим взором засверкал в великолепной электрической подсветке холм, на котором когда-то стоял дом купца Ипатьева, где произошло убийство Царской семьи, а ныне, то, что мы сразу увидели -- Храм на Крови и деревянная часовня во имя преподобномученицы Елизаветы. Радостно и трепетно стало на душе от того, что узреть-то и не предполагалось. Горячая молитва у ступеней часовни прпмч. Елизаветы, видимо, заставила сработать сигнализацию, и тут же появился охранник. Поняв в чём причина, он тут же ретировался без особых вопросов. Среди предрассветной мглы прорисовывался пятикупольный храм, в русско-византийском стиле,а внутри он двухуровневый. Верхний храм царственно украшенный во имя Всех святых, в земле Российской просиявших — высококупольный и торжественный, со множеством окон, с уникальным беломраморным иконостасом, а уровнем ниже -- нижний храм в честь новомучеников и исповедников Церкви Русской, он полумрачен и с низкими сводами, и здесь та крипта, образно показывающая расстрельную комнату, в которой зверски убили царя Николая с супругой, пятью детьми и четырьмя приближенными, и есть предание, что там так же погибла маленькая девочка, приходившая играть с цесаревичем Алексеем. Отдельно от Собора видно здание Патриаршего подворья, в котором есть Музей святой Царской семьи, даже концертный зал с «царским» роялем, и среди иных помещений личные покои патриарха. Стало рассветать, и мы, казаки Елизаветинской общины вошли в святой Собор. Что может быть горше из того, как Апостасия Веры, что может быть исправить уже и невозможно, когда стоишь, как недостойный, не ведая конечностей своих пред жертвой тех, кто сердцем всем своим любил и любит в вечности кровавого венца многострадальную Россию. Кровь мучеников и Храм, взметнувшийся Крестом под Небеса, где там Любовь безмерна, и боль словами не сказать – Вы царственная семья, которая не рассталась и до смерти, приняв за взбешенную Отчизну венцы, став Царственными Новомучениками, которые согревали и тогда всех тех, кто сам на жертву шёл ради Любви и Чести, и более того, что и поныне дарует нам Надежду о России! Ощущение непередаваемое, будто мы находились в неком гиперпространстве, где нас ждали , и мы, и всё вокруг нас образовалось единство благоухания молитвы среди мерцания свеч…, ведь для служения литургии слишком рано, а для сугубых молитв самое время. Налюбовавшись красотой верхнего храма во имя Всех святых в земле Российской просиявших, спускаемся в крипту, где сразу оказываемся перед стеной расстрельной комнаты, где перед иконами убиенных царственных страстотерпцев затеплены лампадки, и о, чудо! - будто откуда то доносятся голоса –« Днесь, благовернии людие, светло почтим/ седмерицу честную царственных страстотерпец,/ Христову едину домашнюю Церковь:/ Николая и Александру,/ Алексия, Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию./ Тии бо, уз и страданий многоразличных не убоявшеся,/ от богоборных смерть и поругание телес прияша/ и дерзновение ко Господу в молитве улучиша./ Сего ради к ним с любовию возопиим:/ о святии страстотерпцы,/ гласу покаяния и стенанию народа нашего вонмите,/ землю Российскую в любви к Православию утвердите,/ от междоусобныя брани сохраните,/ мир мирови у Бога испросите// и душам нашим велию милость». Уходить не хотелось, но наступающее утро, заставило «вернуться на землю». И уже по дороге на железнодорожный вокзал вспомнилось, как дом, ставший последней тюрьмой и одновременно последним местом домашней церкви для царской семьи разрушали ночью, и как об этом позже писали тогда ещё в «самиздатах» о последствиях. «После революции дом купца Ипатьева в разное время занимали различные высокопоставленные чиновники и правительственные учреждения, но от этого он не перестал быть своеобразной достопримечательностью города и постоянно привлекал к себе внимание людей, вплоть до самого своего разрушения.

Днём сюда привозили официальные партийные делегации, а ночью довольно часто к дому подходили люди, интересовавшиеся судьбой последнего царя. Б. Н. Ельцин, возглавлявший в середине 70-х годов Свердловский обком КПСС, в книге своих воспоминаний «Исповедь на заданную тему» описывал ситуацию вокруг дома Ипатьева следующим образом: « ...Близилась одна из дат, связанная с жизнью последнего русского царя. На Западе в газетах и журналах появились новые исследования, что-то из этих материалов передавали западные радиостанции на русском языке. Это подхлестнуло интерес к дому Ипатьевых, приезжали посмотреть на него даже люди из других городов... » Именно это внимание привело к тому, что в 1977 году по рекомендации председателя КГБ Ю. В. Андропова Центральный Комитет КПСС принимает постановление о сносе дома. Официальным обоснованием стала необходимость в расширении прилегающей непосредственно к дому улицы Карла Либкнехта. 22 сентября 1977 года по указанию Б. Н. Ельцина дом был разрушен. Позднее Ельцин напишет в своих воспоминаниях: « …рано или поздно всем нам будет стыдно за это варварство. Будет стыдно, но ничего исправить уже не удастся…»

Прошло более десяти лет, и в этом году исполнилась столетняя годовщина убийства царской семьи, и слава Богу народная память не оскудела. В 2018 году почтить подвиг Царственных Новомучеников в Екатеринбург съехались православные христиане со всего мира.

Октябрь 2018 год.

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх