О МЫТАРСТВАХ "УКРАИНСКИХ" БЕЖЕНЦЕВ

Опубликовано 29.06.2017

О мытарствах украинских беженцев

Сейчас я напишу крамолу. О тех украинцах, которые, бежав от войны и разрухи на Украине, живут и работают в России. Я с ними сталкиваюсь всё чаще и чаще – в моём городе значительно прибавилось автомобилей с украинскими номерами, в которых ездят люди, о жизни которых мы не имеем никакого представления. В душу им никто не заглядывает, предпочитая больше проходиться по свидомым националистам и свихнувшимся детям Майдана. В этом и состоит трагедия этих людей: их не видели на Украине, их не видят в России. А они есть. И их очень много. На Украине их презирают, в России их не замечают.

Это огромное число семей, попавших в жернова истории и ищущих способа уцелеть и выжить между этими жерновами. Спасти себя, своих детей, жён, стариков. Эти люди отчасти выживают на Украине, там, где они привыкли жить; отчасти они бежали в Россию, потеряв на Украине кров и пищу. Как они живут здесь?

Поскольку украинцы – не итальянцы, то ни один наш режиссёр не станет интересоваться их приключениями и тем более снимать популярную комедию об их мытарствах. Это не сулит кассы и не содержит в себе интереса наших зрителей к иностранцам. Поскольку "курица – не птица, Украина – не заграница".

К украинцам в России мы относимся так же, как к таджикам или узбекам. То есть нам наплевать на них в лучшем случае. В худшем – их третируют и по возможности стараются ограбить. И первый грабитель – Управление федеральной миграционной службы: те ворота России, с которыми беженцы, потерявшие кров и зачастую бежавшие лишь в том, что было на них надето, сталкиваются в первую очередь.

Невидимые миру украинские слёзы сами украинцы переносят как должное. Они покорны и терпеливы. Они ничего хорошего не ждут и скорее удивляются хорошему отношению к ним, чем плохому. Сначала они терпели там, теперь терпят здесь. А мы или равнодушно, или злорадно посмеиваясь, проходим мимо. Хотя кто к нам бежал – это вовсе не те, кто прыгал на Майдане, жёг людей в Доме профсоюзов в Одессе или обстреливал Луганск и Донецк. Это те, кто всегда попадает между жерновов истории, в какую бы сторону они ни крутились.

Вы знаете таксу, которую жителям Донецка или Луганска объявляют в УФМС за оформление гражданства без препон? Несколько сот тысяч рублей. Нереальные суммы для украинцев. И тех, кто успел уехать на дешёвой, выдавшей виды иномарке, чье имущество уместилось в багажнике, а все сбережения – в кармане брюк. Ведь бегут не олигархи, а простые трудяги. Откуда у них такие деньги, что требуют в УФМС?.. Это и те, кто в Донецке или Луганске еле успел выбежать из развалин дома и не имеет больше ничего. И в Россию добирался на перекладных…

Им нечем платить за патент, и они годами живут в России в положении полурабов: с ними можно делать всё что угодно, и они ни слова не скажут. У них забрали украинские паспорта и дали им какую-то временную бумажку, с которой годами гоняют по инстанциям и держат подвешенном состоянии, не давая возможности легально жить и работать. Но если заплатить взятку, то всё мгновенно решается – и вид на жительство появится, и гражданство.

Мародёрство УФМС объясняется тем, что местные начальники назначены на свои места за взятки, обязаны ежемесячно давать наверх некую сумму и ещё должны отбить свои вложения в должность. Потому работники миграционных служб не видят в мигрантах людей, попавших в беду и ищущих спасения, а видят в них лишь объект доения. Так было всегда – перед украинцами в 90-е были армяне, они тоже бежали от своих бед в Россию и тоже прошли через это. Кто имел деньги – потерял их в обмен на гражданство, кто не имел – годами жили без паспортов, права на работу и учёбу детей, выкручиваясь, как только м можно. Азербайджанцам помогали общины, таджикам не помогали никто. Теперь вот к армянам и таджикам прибавились украинцы.

Как и в каждом народе, среди украинцев бывают люди разные, и плохие, и хорошие. Но украинские беженцы – это особая группа людей. В их глазах застыла такая глубокая тоска и такая готовность молча принять любой камень на свою голову, что без боли в сердце смотреть на это трудно. Мне лично трудно.

Украинцы не жалуются и не говорят об этом. Они понимают: пришла беда – отворяй ворота.

И работать, работать, работать, работать...

Как работники украинцы очень хороши. Я сталкиваюсь с ними часто. Терпеливые, старательные, квалифицированные, и что самое важное – очень недорогие. Готовые работать столько, что даже представить трудно. Вы можете представить состояние таксиста в Москве, работающего 20 часов в сутки и спящего в пробках? Ему надо отдать за аренду машины, оплатить жильё, еду, одежду, про врачей я и не заикаюсь. Человек никому не предъявляет претензий, работает. О таких в Интернете не напишут. Строители, инженеры, электрики, шофёры, мелкие предприниматели. Очень жизнестойкие и терпеливые люди.

Среди них много моих близких друзей. Таких, которым я доверю свою жизнь и имущество – и знаю, что они не предадут. Проверял уже не раз. Они всегда рады доброму отношению. Что у них в душе, не знает никто. Каждый из них имеет родню как на Западе Украины, так и на Востоке. У каждого в родне раскол и потеря отношений с теми, кого любишь с детства. Перессорились братья, внуки и деды, сёстры и племянники. Трагедия в каждой семье, трагедия потери Родины и вынужденной жизни на равнодушной и чёрствой чужбине.

Я бы создал какой-то комитет помощи украинским беженцам. Жаль, живу не Москве, а в провинции такие комитеты создавать бесполезно. Такой комитет занимался бы правовой и денежной помощью тем, кто бежал в Россию от войны на Украине. Евреи сделали такую организацию для помощи своим – Сохнут называется. Помогают приезжающим в Израиль на первых порах крышей, деньгами, учёбой. Много репатриантов Израиля прошли через Сохнут.

А русский мир – химера или реальность?

Россия впервые столкнулась с проблемой таких беженцев. Кроме того она очень инертная страна, не отличающаяся быстротой реагирования на возникшие проблемы. Мы и к себе равнодушны, можем спокойно пройти мимо упавшего на улице человека. Что же говорить о помощи украинцам?

Но говорить надо. Ибо в отличие от тех, кто свихнулся на русофобии, бежавшие к нам за защитой украинцы – это наши братья. У братьев бывают и ссоры, и даже драки. И обиды бывают. Но они тем не менее братья. И каждый родитель завещает детям беречь отношения с братьями, ибо когда родителей не станет, только на помощь брата и можно рассчитывать. И если для евреев даже чернокожие африканские евреи – тоже евреи, то неужели украинцы для нас не часть русского мира?

Могут ли украинцы рассчитывать на нашу помощь? Я уверен: несмотря на всё наносное – могут. Те, кто пришёл к нам за помощью и спасением – могут. Те, кто ждёт от нас помощи на Украине – могут. В них наша кровь. Какие бы завихрения в их мозгах ни случались, помочь украинцам, попавшим в беду – наш долг. Мало гуманитарной помощи Донбассу. Помощь нужна украинцам в России – прежде всего в обустройстве. Украинцы – не иждивенцы. Они смогут не только сами себя накормить, но и пользу России принести.

Мы должны обратить внимание на этих людей. По совести и по вере нашей. По любым понятиям. Мы должны помочь им. Если слова "Русский мир" для нас не пустой штамп пропаганды, а биение сердца и пульсация крови.

Александр Халдей
➡ Источник:
http://publizist.ru/blogs/107563/19165/-

В противовес А.Халдею

Когда люди Донбасса гибнут под минами и градами – они русские. Но когда приезжают в РФ, то их, начиная с ФМС, заканчивая президентом, называют украинцами. Когда русские люди Донбасса подают заявление на программу по добровольному переселению в незаселённые и депрессивные регионы РФ, то их называют ласково – «соотечественники», а вот когда они, потеряв надежду на РВП или временное убежище, возвращаются в Донбасс, то соотечественниками быть перестают.

- Когда русские пенсионеры, молодые мамы, чернобыльцы Донбасса через блок-посты, поборы и унижения пробираются на территорию дУркаины, чтобы оформить свою заслуженную пенсию или пособие, то они – изменники. А когда они просто умирали от голода и холода и отсутствия лекарств в своих домах и квартирах, то они умирали как русские.

- Каждый приезжий из РФ журналист задаёт тупейший и циничнейший по своему смыслу вопрос: «А почему вы никуда не уезжаете?» А когда ему по-еврейски отвечают: «А куда? Кто нас примет? Кому мы нужны? За счёт чего выживать?», то им отвечают, что кто хочет, тот всего может добиться. Это в 60 лет можно чего-то добиться? Даже в 50 – попробуй, когда у тебя уже дети, внуки, болезни, отсутствие бордового паспорта и когда в любом объявлении о вакансиях стоит возрастной ценз.

- Просто парадоксальные случаи. Все - из "лички". Но это не единичные случаи, это повальное!

Два года долдонят о том, что Донбасс интегрируется в РФ, но даже закона об особом порядке пересечения границы для жителей Донбасса так и не приняли. А ведь существенно упростило бы не только жизнь и без того убитой и разграбленной промышленности, но и простым людям, которые просто выживают.

Гешефты…Договорняки…Гешефты… И безразличие...

Святослав Мухин

Источник: https://vk.com/lulululalalalululu?w=wall-120367381_100693_r100740
Наверх