Оборона Баязета: дворец, ставший цитаделью

Опубликовано 19.06.2017

18 июня 1877 года в ходе Русско-турецкой войны началась героическая 23-дневная защита небольшим русским отрядом крепости Баязет, совершенно не подготовленной к обороне, которая имела для обоих противников важное значение, в первую очередь, по моральным соображениям.

Действия для отвлечения сил врага с главного направления

Война между Российской и Османской империями началась в апреле 1877 года, и поскольку велась она за освобождение угнетенных народов Балкан, на юго-востоке Европы и находился главный театр боевых действий. Кавказский же фронт был второстепенным, где русские войска действовали для обеспечения безопасности своей территории и отвлечения турецких сил с основного направления.

С этой целью корпус генерала Михаила Лорис-Меликова пересек границу и начал продвижение вглубь вражеской территории. На левом фланге наступал Эриванский отряд под командованием генерала Арзаса Тергукасова. Именно его войскам сдался Баязет (ныне город Догубаязит на востоке Турции), после чего оставив в нем полуторатысячный гарнизон и некоторое количество артиллерии, тергукасовцы двинулись дальше, в направлении на Эрзерум.

Комендантом цитадели был назначен командир Тифлисского местного полка капитан Федор Штоквич, который подчинялся коменданту Баязета. Город был почти со всех сторон окружен горами, на уступе одной из них находился построенный в восточном стиле в ХVIII веке трехэтажный каменный дворец Исхак-паши.

CC0 / Brian Dell / Современный вид на дворец Исхак-Паши со стороны "Старой крепости"

Современный вид на дворец Исхак-Паши со стороны "Старой крепости"

Крепость, простреливаемая со всех сторон

Вокруг него отсутствовали фортификационные сооружения, а само здание с его большими окнами и плоскими крышами без укрытий не предусматривало ведения каких-либо оборонительных действий. К тому же почти все пространство замка отлично простреливалось с близлежащих высот. Дворцу лишь предстояло стать крепостью.

Наступление Тергукасова сильно встревожило главнокомандующего Анатолийской армией генерала Ахмеда Мухтар-пашу и он приказал Фаик-паше захватить Баязет, опираясь на который турки могли не только расстроить продвижение русских, но и, в свою очередь, ударить по Эриванской губернии России (ныне территория Армении).

В свою очередь, Фаик-паша выжидал, когда к нему придет подкрепление и после того, как к его Ванскому отряду присоединился Баязетский, начал действовать, двинув свои регулярные и иррегулярные части (последние состояли из курдских племен) навстречу противнику. Общая численность пехотинцев и кавалеристов составляла 11 тысяч человек при 11 орудиях.

Неудачная вылазка гарнизона

Ранним утром 18 июня части русского гарнизона выступили из крепости для разведки близлежащей местности и поиска противника, который ранее оставил цитадель, не приняв боя. Вылазка была предпринята по настоянию коменданта Баязета и командующего войсками данного округа подполковника Григория Пацевича и едва не закончилась плачевно.

Воспользовавшись беспечностью русского отряда, который следовал без разведки, солдаты и кавалеристы бригадного генерала Ахмеда Фаик-паши, многократно превосходя неприятеля в живой силе, окружили части гарнизона с трех сторон, ведя по ним убийственный огонь.

Во время попытки организовать отступление в должном порядке был смертельно ранен подполковник Александр Ковалевский, бывший комендант Баязета, которого незадолго до этого на посту сменил Пацевич. После того, как он скончался, солдаты 2-го батальона 74-го Ставропольского полка отказались бросить тело любимого командира и несли Ковалевского на носилках до самой крепости, несмотря на то, что под турецкими пулями погибло 20 человек.

Спасительный маневр Исмаила-хана

Фаик-паша преследовал отступающего врага по пятам, на его плечах едва не ворвался во дворец. Положение спасло появление нескольких сотен Эриванского конно-иррегулярного полка полковника Исмаила-хана Нахичеванского, бойцы которого тут же вступили в тяжелый бой с турками и курдами.

Этот маневр позволил солдатам и казакам добраться до крепости, ворота которой быстро завалили плитами и камнями. Однако сам город вместе командными высотами оказался в руках Фаик-паши, который приказал немедленно начать штурм дворца и добыть окончательную победу. Но многократные яростные атаки, длившиеся до ночи, не принесли туркам успеха, и под стенами цитадели осталось лежать не менее 900 убитых.

Защитники срочно укрепляли здание, пробивая в стенах бойницы и закладывая громадные окна, чем только можно. На плоских крышах сооружались гнезда для стрельбы лежа, которые обкладывались мешками с продовольствием для лошадей. Наутро турецкая артиллерия начала методичный обстрел русских, у которых было всего два орудия.

Страдая от жажды и голода

Однако подчиненные командира 4-го взвода 4-й батареи 19-й артиллерийской бригады поручика Николая Томашевского отличались куда лучшей выучкой и отвечали метким огнем, сметая шрапнелью турецкую пехоту, ведущую ружейный огонь по цитадели с гор и из траншей.
Самыми страшными противниками окруженных оказались недостаток продовольствия и почти полное отсутствие воды. Бассейн на территории крепости был неисправен, а когда взялись за его ремонт, турки отвели воду. Подходы же к ручью, находившемуся неподалеку от стен цитадели, были пристреляны, а сам он – для верности – забросан трупами людей и лошадей.

Июньский зной и большое количество человек, теснившихся среди раскаленных стен здания, многократно увеличивали страдания защитников. А вскоре ежесуточная порция воды с одной крышки солдатского котелка уменьшилась до одной ложки. Голод и жажда валили с ног даже самых стойких, которые с трудом держали в руках ружья.

Два выстрела в предателя

Считая, что положение подчиненных ему войск безнадежно, на второй день осады, 20 июня, Пацевич решил капитулировать. При этом он выбрал момент, когда масса курдов кинулась в атаку, и приказал поднять белый флаг. Против этого решения выступило большинство из 34 офицеров гарнизона.

Исмаил-хан заявил, что никогда не согласится сложить оружие, поскольку давал присягу и потому, что он мусульманин. "Я знаю, что именно этому обстоятельству припишут сдачу, если бы на неё побудили даже тысячи других причин!", — запальчиво воскликнул он.

Однако Пацевич, не обращая внимания на ропот сослуживцев, взобрался на стену и, махая фуражкой, стал кричать по-турецки штурмующим, что готов к переговорам о сдаче крепости. В этот момент кто-то из русских офицеров дважды выстрелил ему в спину. Одна пуля пробила грудь, вторая – плечо. Теряя сознание, Пацевич спустился со стены со словами: "Я ранен, теперь делайте, что хотите".

© public domain

Пацевич Григорий Михайлович

Яростная злоба врага

Из-за этой неразберихи ворота все же открылись, и 236 человек из состава гарнизона – в виде местной милиции — вышли наружу. В тот же момент толпы курдов набросились на вышедших и всех безжалостно изрубили, не обращая внимания на то, что те громко кричали убийцам, что они их единоверцы и просят пощады.

В этот опасный момент командование принял на себя капитан Штоквич, приказавший срочно закрыть ворота и отбивать штурм. Солдаты и казаки дали несколько прицельных кучных ружейных залпов по вражеским цепям, которые в ожидании сдачи цитадели стояли на открытом месте и представляли собой отличную мишень. В итоге, на месте было убито более 300 вражеских солдат.

В ярости османские части принялись вымещать злобу за неудавшуюся попытку захватить дворец на армянском населении Баязета, не щадя при этом ни женщин, ни детей, ни стариков. И все это на глазах у русских, которые были бессильны помочь несчастным, кроме тех, кто бежал к стенам цитадели – их втаскивали туда на веревках. При этом были убиты и те турки, которые осмелились укрывать у себя армянские семьи.

Отказ сдаться на милость победителей

После этого потянулись однообразные дни осады, периодически нарушаемые перестрелкой османских частей со смельчаками, которые рисковали выходить из крепости за водой к ручью. Девять раз турецкие представители предлагали осажденным сдаться на милость победителей, и каждый раз получали категорический отказ.

30 июня турки доставили в Баязет крупнокалиберное полевое орудие, которое должно было уничтожить русские пушки, а затем, с помощью пехоты предполагалось предпринять решительный штурм неприятельских укреплений. Но канониры Томашевского не дремали. Вычислив по скоплению курдских бойцов местоположение вражеской пушки, они тщательно прицелились и с третьего выстрела уничтожили ее.

Между тем, наступление Лорис-Меликова остановилось, и он вынужден был с боями отступать к российской границе. Сообщениям о капитуляции гарнизона в Баязете генерал отказывался верить, говоря, что "не может этого быть, русские не сдаются, там надеются на нашу помощь".

Все понимали, что, несмотря на общее отступление, долг и честь велят прийти на выручку своим. Ранним утром 10 июля Эриванский отряд, подойдя к Баязету, начал наступление. Турки, несмотря на численное превосходство в живой силе и артиллерии, растерялись и после короткого, но ожесточенного боя, отступили.

Защищаясь из последних сил

Первым делом, солдаты и офицеры освобожденного гарнизона кинулись к воде. Многие из них были настолько измождены, что на них было страшно смотреть. 11 июля в три часа дня Эриванский отряд покинул Баязет и направился к российской границе. Тергукасов известил командование, что крепость освобождена, и все раненые и больные выведены и взяты с собой.

Защитники цитадели потеряли погибшими и умершими от ран и болезней 164 человека из регулярных частей гарнизона. К сожалению, перенесенные страдания не прошли бесследно и впоследствии многие солдаты и казаки умерли от истощения. Число же потерь у их противника составило около 7 тысяч человек.

Куда худшим для турок явилось то, что они не только не смогли разгромить малочисленный гарнизон, показавший всему миру образцы высокого мужества и воинского умения, но и упустили прекрасную возможность безнаказанно вторгнуться в пределы России в тот момент, когда ее границы были практически не защищены.

Награды нашли достойных

За бездарное командование войсками и общую нерешительность Фаик-паша был отстранен от должности и отдан под суд, который выгнал его с военной службы и приговорил к полугодовому заключению с лишением чина и всех наград.

Напротив, все русские участники баязетского "сидения" были награждены серебряной медалью "В память Русско-турецкой войны 1877-1878".
Штоквич, произведенный в майоры, полковник Исмаил-хан Нахичеванский и поручик Томашевский за мужество, храбрость и распорядительность были пожалованы орденом святого Георгия IV степени. Кроме того, Штоквичу была вручена золотая драгунская сабля с надписью "За храбрость".

Решительные действия на Кавказском направлении ждали русскую армию впереди.

Сергей Варшавчик

Источник: https://ria.ru/authors/20170618/1496762359.html
Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Книга "НА ЧАШЕ ВЕСОВ"
Заказать книгу
Подробнее >>
Наши друзья
Наверх