ОТРЕЧЕНИЕ. Валерий Шамбаров.

Опубликовано 12.09.2018

Можно обратить внимание – параллельно с разрушением СССР начались процессы иного, глобального уровня. Земной шар становился «однополярным», и началось строительство «нового мирового порядка». США уже без оглядки вмешивались в дела тех регионов, где считали нужным. Посылали войска в Панаму. Провели первую войну против Ирака, «Бурю в пустыне». Однако «новый мировой порядок» предполагал и изменение моральных норм. В 1989 г. Дания первой законодательно легализовала однополые пары. В следующем году Всемирная организация здравоохранения исключла гомосексуальность из перечня патологий, признала ее одной из нормальных форм жизни человека. В англиканской церкви появились первые «священники»-женщины. А ООН отменила решение 1975 г., приравнивавшее сионизм к расизму, отныне он стал вполне дозволенной идеологией.

Активизировались и программы глобализации. В ноябре 1990 г. в Париже состоялось Совещание глав государств и правительств по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). То самое, где Горбачев подписал договор о сокращении обычных вооружений. Но этим программа не исчерпывалась. 32 государства (все европейские страны, США и Канада) заключили Хартию для новой Европы. Основами сотрудничества провозглашались «демократия» и «соблюдению прав человека». Начали формироваться постоянные наднациональные органы общеевропейского управления и контроля. А после ГКЧП, в сентябре – октябре 1991 г. СБСЕ (позже – ОБСЕ) провело в Москве конференцию по «человеческому измерению». На ней впервые было впервые официально принято, что вопросы «прав человека» и «демократии» носят международный характер, и обязательства в области «человеческих измерений» не являются внутренним делом каждого государства. Таким образом, был создан инструмент, чтобы регулировать Россию и другие республики СССР. А перечни «прав» со временем можно было расширять.

Для Советского Союза осень 1991 г. стала периодом агонии. 2 сентября в Москве открылся V Съезд народных депутатов СССР. На нем Горбачев утвердил концепцию «переходного периода» - до подписания нового Союзного договора. На этот период создавались временные органы власти, Государственный совет (из президентов союзных республик во главе с самим Горбачевым) и Межреспубликанский экономический комитет. Причем Михаил Сергеевич предложил, чтобы в «переходный период» Съезд народных депутатов СССР больше не собирался. Кстати, заслуживает внимания, что сейчас, после критической точки, рядом с Горбачевым опять очутились… Яковлев и Шеварднадзе! Яковлев стал Государственным советником по особым поручениям и членом Политического консультативного совета при президенте СССР, а Шеварднадзе возглавил Министерство внешних сношений, созданное вместо МИД.

Стоит ли удивляться, что одним из первых актов «переходной» власти стало признание независимости и выхода из СССР Эстонии, Латвии и Литвы. Советский Союз начал устанавливать с ними дипломатические отношения. Да еще бы не раскланяться перед прибалтами, если 2 сентября их независимость признали США? А через несколько дней их приняли в ООН… Правда, после этого старший помощник Генерального прокурора Виктор Илюхин возбудил против Горбачева уголовное дело по статье 64, «измена Родине» - поскольку предоставление независимости Эстонии, Латвии и Литве противоречило всем законам. Но Генеральный прокурор Трубин дело закрыл – мотивируя тем, что решение принимал не Горбачев, а Госсовет. А Илюхина уволил из прокуратуры.

В целом же, деятельность центральной власти была в это время похожа на «доламывание». Прошел XXII Чрезвычайный съезд ВЛКСМ. Принял решение, что «историческая роль комсомола исчерпана» и распустил собственную организацию (а вот газеты «Комсомольская правда», «Московский комсомолец», журнал «Юность» не ликвидировали – их «приватизировали»). Начали реорганизовывать КГБ, преобразовали в Межреспубликанскую службу безопасности. Упразднили последний цензурный орган – «Агентство по защите государственных секретов в средствах массовой информации». Отныне публиковать можно было все что угодно.

Российская власть вела себя куда более активно. Прошла очередная кампания переименований. Ленинград вернул себе имя Санкт-Петербург, Свердловск вновь стал Екатеринбургом, Загорск – Сергиевым Посадом. Ликвидировали и отставание от Запада в «свободах» и «правах человека». В Москве на Тушинском аэродроме впервые прошел международный фестиваль «Монстры Рока» с участием мировых «суперзвезд», вход был свободным, и насчитали от 600 до 800 тыс. зрителей. В советской столице открылся и театр Виктюка, и о нем писали, как о явлении чрезвычайно «прогрессивном».

Но это был пир во время чумы. В Чечне боевики Дудаева разогнали прежние органы власти - Верховный Совет Чечено-Ингушской республики, ее правительство, местные советы и исполкомы. Захватили все административные центры и средства массовой информации. Создали собственное временное правительство, и 6 сентября объявили «Днем восстановления государственной независимости чеченского народа», а Чечню – республикой Ичкерия. 27 октября прошли выборы президента и парламента. На них прибыли представители 27 государств и международные наблюдатели (чтобы признать их «легитимными»). Хотя люди боялись голосовать против сепаратистов, а многие и идти на выборы. Президентом стал Дудаев.

Он призвал в строй всех боеспособных мужчин, начал формировать армию. В Чечне располагались части советской армии и МВД, склады Армавирского училища. От них Дудаев потребовал покинуть республику в течение полугода, а имущество и вооружение разделить: половина остается в Чечне, а половину можно увезти с собой. Новый министр обороны СССР маршал Шапошников, получивший назначение за лояльность в дни ГКЧП, ошалел от подобного предложения. А пока он советовался и консультировался, как же поступить ситуации, не лезущей ни в какие рамки, склады стали откровенно разворовываться.

Когда распоряжаться станет министр обороны уже не СССР, а России, Грачев, он даст такое разрешение, уступить чеченцам половину боевой техники и вооружения. Но делить уже будет нечего. А то оружие, что осталось, вывозить не дадут. Так к Дудаеву ушло 60 тыс. стволов оружия, 150 тыс. гранат, 27 вагонов боеприпасов, 40 танков, 50 БМП и БТР, до 100 орудий и минометов. Но этого мало, в ноябре 1991 г. под видом гуманитарной помощи стало поступать оружие из Турции, за нее расплачивались нефтью через «Росвнешторг». Поступали из-за рубежа и деньги. На них стали закупать оружие в республиках Прибалтики, в Афганистане. Уже готовился пороховой погреб, чтобы взорвать не только СССР, но и Россию.

Страну все сильнее лихорадила и экономика. В сентябре стало ясно, что государство больше не в состоянии обслуживать непомерно возросший внешний долг, СССР объявил мораторий на погашение кредитов. По сути, признал себя банкротом. Неоплаченными остались 61,8 млрд. долл. Начали договариваться с республиками, с кредиторами. А западные банки ставили ультиматум – договариваться они готовы лишь в том случае, если Советский Союз перейдет к рыночной экономике.

13 октября Госбанк СССР выпустил в обращение невиданные до того купюры – 200, 500, 1000 руб. Это позволило хотя бы погасить долги по зарплатам. Но резкий вброс денежной массы вызвал и скачок инфляции, цены задрались вверх. А в это же время рвались налаженные хозяйственные связи между «суверенными» республиками. Из-за катавасий в центральных огнанах власти рвались связи и между отраслями. Зависали в неопределенности предприятия, выполнявшие государственные заказы.

При Ельцине в качестве «экономического гения» выдвинулся Егор Гайдар. Мы уже упоминали о нем. Выходец из системы Гвишиани, выдвиженец «птенца» Яковлева Аганбеляна, ученик академика Шаталина – который с Явлинским пытался провести свою программу «500 дней» через Горбачева. Теперь Гайдара протолкнули к Ельцину, понимавшему в экономике разве что на уровне секретаря обкома, зато настроенному крайне решительно (особенно в «подогретом» виде). Программа Гайдара его вдохновила.

28 октября он созвал V Съезд народных депутатов РСФСР и провозгласил рывок к «рынку». Из российской конституции исключили все упоминания о социализме, плановой экономике. В ноябре Ельцин создал «правительство реформ». Возглавил его сам вместе с Гайдаром – сделал его не только своим заместителем, но со-председателем. Своими указами Борис Николаевич ввел основные пункты гайдаровской программы – либерализация цен, приватизация, конвертируемый курс рубля, свободная торговля. (Кроме того, программа включала в себя крутое сокращение расходов на армию, вооружение, социальную сферу, предусматривала налоговую реформу, переход к страховой медицине, негосударственным пенсионным фондам).

Согражданам Ельцин наобещал, что «хуже будет всем в течение примерно полугода», а затем последует «снижение цен, наполнение потребительского рынка товарами, а осенью 1992 г. – стабилизация экономики, постепенное улучшение жизни людей». Это оказалось ложью. Хуже стало не всем. Пошло повальное разворовывание народного достояния. Да и стабилизации с улучшением не будет. Жизнь будет ухудшаться, люди разоряться, и кризис приведет к попытке отстранить Ельцина, массовым волнениям с расстрелом Белого дома. Но это будет через 2 года. А в 1991-м российская власть уже сама распоряжалась, вела реформы, без оглядки на общесоюзную.

Бывший председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов описывает, что в ноябре 1991 г. в США, в Хьюстоне, состоялось заседание Американского Нефтяного Института АПИ, куда в качестве почетного гостя пригласили бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер. Присутствовали и несколько советских представителей, и некий С.Ю. Павлов законспектировал ее речь, где Тэтчер откровенно поведала о механизмах разрушения СССР [88]:

«Советский Союз – это страна, представлявшая серьезную угрозу для западного мира. Я говорю не о военной угрозе. Ее, в сущности, не было… Я имею в виду угрозу экономическую. Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей», и у него «были реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков». Рассказывается, как для ослабления СССР ему навязывали гонку вооружений, пытались заманить в гибельный виток с программой «звездных войн», но, «к нашему большому сожалению, советское правительство такого решения не приняло». Зато поступила информация о подходящей кандидатуре нового советского лидера, Горбачева, «который характеризовался экспертами, как человек неосторожный, внушаемый и весьма честолюбивый», и ему помогли прийти к власти.

«Деятельность «Народного фронта» не потребовала больших средств: в основном, это были расходы на множительную технику и на финансовую поддержку функционеров. Однако весьма значительных средств потребовала поддержка длительных забастовок шахтеров. Большие споры среди экспертов вызвал вопрос о выдвижении Б.Ельцина… в противовес лидеру СССР М. Горбачеву». «Однако состоялись соответствующие контакты и договоренности и решение о «проталкивании» Ельцина было принято. С большим трудом Ельцин был избран Председателем Верховного Совета России и сразу же была принята декларация о суверенитете России. Вопрос, от кого, если Советский Союз был в свое время сформирован вокруг России? Это было действительно началом распада СССР»… «Таким образом, сейчас де-факто произошел распад Советского Союза, однако де-юре Советский Союз существует. Я уверяю вас, что в течение ближайшего месяца вы услышите о юридическом оформлении распада Советского Союза…»

Многими исследователями эта речь оспаривается как фальшивка. Но довод приводится только один – в «Фонде Маргарет Тэтчер» собраны все ее выступления, но англоязычного подлинника данной речи там нет. Хотя такой аргумент вряд ли можно считать исчерпывающим. Например, ряд произведений и выступлений Ленина, Сталина, Брежнева и др. долгое время были «закрытыми». Разве то же самое не относится к зарубежным лидерам? На Западе очень многое (если не больше, чем у нас) прячется до поры до времени или вообще зачищается. А вот по фактам, изложенным в речи Тэтчер, никаких опровержений нет. Известно, что бывший британский премьер в это время действительно совершала турне по США, побывала и в Хьюстоне. Известно ее 16 речей в Америке, в том числе и на политические темы. И только в Хьюстоне речей как бы нет. Получается, что она везде говорила, а в четвертом по величине городе США почему-то «промолчала»?

Впрочем, если даже допустить, что речь сфальсифицирована, общей картины это не меняет. Прикрывшись именем С.Ю. Павлова, работника нефтяной отрасли, ее мог вбросить в интернет некий высокопоставленный сотрудник КГБ, чтобы обнародовать имеющиеся у него данные. Ведь все содержание «речи Тэтчер» полностью соответствует действительности, подтверждается другими источниками. Спорить-то не о чем.

А Советский Союз и впрямь доживал последние дни. Горбачев все еще носился с «Новоогаревским процесом». Однако прежние проекты Союзного договора уже отвергались. Главы «суверенных» республик входили во вкус самостоятельности. Сейчас они вели даже не к «мягкой федерации», а к конфедерации. Все республики независимы, в каждой действуют свои законы, а в ведении центрального правительства остаются лишь несколько вопросов: оборона, внешняя политика. Какие-то общие решения для Союза не обязательны для республик. 27 ноября 1991 г. был опубликован для обсуждения пятый вариант договора о «Союзе Суверенных Государств». Но и он вызвал возражения.

Кстати, любопытный факт. Недавно Национальный архив Великобритании рассекретил документы канцелярий премьер-министра и правительства за 1991 – 1992 гг. Открылось, что в декабре 1991 г. президент Европейского Банка Реконструкции и Развития Жак Аттали направил премьер-министру Англии Мейджору проект: предложить СССР сделку. Советскому Союзу полностью отказаться от ядерного оружия, а взамен ему списывают 60 млрд. долга и финансируют уничтожение его ядерных боеприпасов. Ответ Мэйджора на это письмо не опубликован.

Почему же не использовали этот проект, который оставил бы русских совершенно беспомощными перед Западом? Горбачев, скорее всего, согласился бы. Может быть, засомневался Мэйджор, обдумывая и обсуждая, как лучше преподнести инициативу? А скорее, она просто опоздала. С Горбачевым больше никто не считался. Республиканские руководители сами встречались, договаривались об экономическом взаимодействии. А для Ельцина Михаил Сергеевич был персональным врагом, его авторитет вырос как раз в противостоянии с Горбачевым. Однако тот, даже утрачивая реальную власть, все равно оставался «главнее». Ельцин и раньше высказывал идею – зачем вообще нужны центральные органы? Сейчас и советники, окружавшие его, подсказывали: президент СССР цепляется только за собственное положение, зачем он?

8 декабря на правительственной охотничьей усадьбе Вискули в Беловежской пуще встретились Ельцин, президент Украины Кравчук и председатель Верховного Совета Белоруссии Шушкевич. Предлогом было договориться о поставках нефти и газа на Украину и в Белоруссию. Но еще в Ново-Огарево тайком перемолвились - надо обсудить политическое положение. Кравчук и Шушкевич утверждали, что у них еще не было идей похерить СССР, считали, что примут совместное заявление – дескать, «новоогаревский процесс» зашел в тупик, и надо искать новые решения. Но Ельцин прилетел с командой помощников и советников, Гайдаром, Бурбулисом, Козыревым, Шахраем, и у них решение уже было. Проект договора о Содружестве Независимых Государств, СНГ, а «Союз ССР как субъект международного права и политическая реальность прекращает свое существование». Однако в данном случае Кравчук с Шушкевичем выгораживают себя. Они же не отказались, а согласились и подписали.

Первый сигнал в Москву полетел от белорусского КГБ, было сразу доложено Горбачеву. К Вискулям выдвинулся спецназ КГБ, ждал команды на арест заговорщиков, но ее не последовало [8]. Подписание Беловежских соглашений стало неожиданностью даже «правой руки» Бориса Николаевича, вице-президента России Руцкого. Он помчался к Горбачеву, предлагая немедленно арестовать Ельцина. Но тот ответил: «Не паникуй… У соглашения нет юридической основы… Прилетят, мы снова соберемся в Ново-Огарево. К Новому году будет Союзный договор!» [63]. Позже Горбачев оправдывался, будто не желал кровопролития, гражданской войны. И лишь в 2014 г. в эфире «Русской службы новостей» он озвучил истинные причины своего поведения: «После подписания Беловежского соглашения Ельцин сначала позвонил и доложил Бушу, а потом уже мне». Конечно, при таком раскладе спорить не приходилось.

На следующий день Горбачев выступил по телевидению с заявлением, что каждая республика имеет право выхода из СССР, но вопрос нельзя решать волей троих руководителей республик, надо идти конституционным путем. Народные депутаты СССР начали сбор подписей за созыв чрезвычайного съезда. Подписи собрали, но съезд Горбачев так и не созвал. Зато 12 декабря собрался Верховный Совет РСФСР, ратифицировал соглашения и денонсировал договор 1922 г. об образовании СССР. А 21 декабря в Алма-Ате состоялась встреча президентов союзных республик, и еще 8 из них присоединились к СНГ. Запад признал эти перемены мгновенно. Всего через 2 дня Россия официально заняла место СССР в Совете Безопасности ООН.

25 декабря Горбачев подписал указ о сложении с себя полномочий Верховного Главнокомандующего, упразднении Совета обороны. В 19.00 выступил по телевидению с обращением к народу. Объявил, что в связи с созданием СНГ прекращает свою деятельность на посту президента «по принципиальным соображениям». Сразу после этого, в 19.38 на его резиденции в Кремле был спущен государственный флаг СССР и поднят трехцветный, российский. А на следующий день, 26 декабря, состоялось последнее заседание Совета Республик Верховного Совета СССР. Он принял декларации о своем роспуске, об освобождении об обязанностей должностных лиц союзных структур.

История Российской империи завершилась заговором и сфальсифицированным «отречением» Царя. История СССР завершилась реальным, перед всем народом, отречением Горбачева. Причем его никто не принуждал. И бороться он даже не пытался. Очевидно, намекнули, как в свое время Львову или Керенскому – пора… Натворил Михаил Сергеевич немало. За время его правления золотой запас державы уменьшился с 2500 до 240 тонн, внешний долг вырос с 31,3 до 70,3 млрд. долл., денежный курс упал с 0,64 до 90 рублей за доллар. Темпы роста экономики, составлявшие 2,3 % в год (и считавшиеся низкими, из-за этого и провозгласили реформы) за последний год не возрасли, а снизились на 11 %. Иностранным государствам «простили» 150 млрд. долгов, сдали Восточную Европу и позиции по всем мире, с колоссальными убытками посокращали и поломали собственные Вооруженные Силы. Открыли «зеленую улицу» агентам Запада, смутьянам, сепаратистам. Впрочем, и добровольное отречение Горбачева можно поставить в один ряд с другими его разрушительными делами…

Стоит ли удивляться, что в начале января 1992 г. президент Буш выступил перед Конгрессом США и объявил о «победе над СССР». Кстати, эта речь сохранилась в видеозаписях, и ее никто к фальшивкам не причисляет.

***

Вот и пришла пора еще раз задать вопрос – кто же погубил Советскую Империю? Губили все. Вместе. Ее губили западные державы. Для них такие операции были вполне естественными. Губили агенты влияния этих держав и транснациональных, масонских структур. Но ведь практически все категории советского населения оказались податливыми для таких влияний! Нашли в них что-то свое, близкое. Шкурное. А в итоге – разрушительное.

Партийная элита тянулась к «конвергенции», к сближению с американо-европейской цивилизацией. По уровню жизни, удобствам, ассортименту доступных удовольствий. Мерила успех уже не коммунистическими идеалами, а местом в иерархии и привилегиями. К ней пристраивались и чиновники, аппаратчики, идеологи, пропагандисты, журналисты – видя главной целью попасть в ту же самую вожделенную «номенклатуру» с «загранками» и прочими благами. Деятели культуры, искусства, литературы рвались к западной «свободе творчества» и к «звездной» жизни. Интеллигенция, как всегда, погрязала в духовных исканиях. И находила, как всегда, не простые и понятные истины, лежащие на поверхности, а лукавые мудрствования и ловушки соблазнов. Молодежь, как обычно, фрондировала начальству и вообще «старшим».

Хозяйственным и производственным руководителям, да и другим людям с предпринимательской и торгашеской жилкой хотелось «развернуться». Контроль и регулирование сверху считали помехой. Ну, а простой народ увлекся химерами «земного рая». Разуверившись в коммунистическом, перенацелился на другой «рай», западный. Он был обманут? Да. Надо думать, шахтеры не стали бы бастовать, протестуя против подавления сепаратистов и требуя «демократических реформ», если бы представляли последствия. Но обмануть можно того, кто внутренне готов быть обманутым. Ведь раньше в Советском Союзе отнюдь не скрывались, а наоборот, широко пропагандировались негативные стороны капиталистической реальности. Но в душе-то людям хотелось, чтобы где-то был «рай» и вдруг пришел к ним. Вот и заглатывались наживки так сладко и легко.

В общем, было примерно так же, как с крушением Российской империи. Ее тоже губили все. Аристократия тянулась к сближению с зарубежной космополитической элитой. Дворянство, предприниматели, чиновники мечтали жить, «как за границей». Православная вера и идея монархии становились лишь формальностью, обязательными правилами игры ради карьеры – в том числе, для иерархов Церкви. Интеллигенция жадно впитывала «передовые» зарубежные веяния. Научные и творческие круги демонстрировали «прогрессивную» позицию, рьяно выступали за «свободы», права инородцев, иноверцев, сепаратистов. Студенчество и гимназисты плодили смутьянов. Именно такая атмосфера сделала возможными западные подрывные операции против России. Рост масонских лож, вербовку агентов влияния, организацию заговоров. А через эти щупальцы и народ удалось возбудить строительством «земного рая».

Губили все, и наказаны были все. Господь наказал каждого исполнением его собственных желаний. Те, кто мечтал жить, как за границей, там и оказались. В эмиграции. Они получили совсем не то, чего желали, вынуждены были трудиться за кусок хлеба чернорабочими, судомойками, грузчиками, проститутками. Но ведь западная жизнь и была такой. Те, кто стремился к ней, сами идеализировали ее в собственных фантазиях и для себя выдумывали иные роли. Поборники «свобод» были наказаны такими «свободами», которые обернулись против них самих. Инородцы, чьи права они отстаивали, сели им на шею и стали помыкать ими. Возмущались «отсталой» и «реакционной» властью Царя – ну что ж, получили самую «прогрессивную» власть без Царя. А народу представилась возможность строить «рай земной» по тем самым методикам, которыми он соблазнился. «Рай» вышел совсем не таким, как рисовалось в воображении? Но кто же вам гарантировал, что он будет таким? Сами поверили, сами себя гипнотизировали.

После катастрофы СССР было то же самое. Исполнителей разрушительных проектов их теневые покровители убирали, когда в них исчезала нужда. Но не бросили, обеспечили с достаточными удобствами – как в свое время обеспечили Гучкова, Милюкова, Керенского и иже с ними. Горбачев получил некие солидные пожертвования, позволившие ему уже в январе 1992 г. стать президентом собственного Горбачев-Фонда, а потом и Международного Зеленого Креста, занимающегося проблемами экологии. Яковлев при этом стал вице-президентом Горбачев-фонда. Чуть позже его привлекли и по старым «специальностям». Возглавил при Ельцине комиссию по реабилитации жертв политических репрессий, продолжив работу по историческим фальсификациям. Был назначен руководить Государственной телерадиокомпанией «Останкино», председателем совета директоров «Общественного Российского Телевидения», распространяя фальсификации информационные. Старые связи и навыки пригодились и для Шевардназде. Он стал президентом Грузии, пустив в страну американцев и заключив с ними соглашение о военном сотрудничестве.

А вот диссидентов, НТС и прочих «заслуженных борцов с тоталитаризмом», отодвинули в сторону. Они воображали, что победили, и займут теперь ведущие роли в политике. Но для западных заказчиков было удобнее вести дела с бывшими партийными и хозяйственными аппаратчиками, превратившимися в «демократических» политиков и олигархов. Впрочем, и «революционеров» не бросили. Одним, как Новодворской, оставили возможность скандалить в телепередачах. Других приняли доживать свой век в США и Израиле. «Правозащитникам» дали работу на прежней стезе. Пересылать за границу клевету – но уже не об СССР, а о России.

Ну, а народ получил именно такой «рай», о котором грезил, который видел в зарубежных кинофильмах. Небоскребы, огни реклам, иномарки, рестораны, стриптизы, любой выбор еды, выпивки, барахла. Но это оказалось отнюдь не для всех. И «демократия» - далеко не для всех. Хотя кого же винить, что обманулись? На Западе «райские» условия тоже не для всех. Только для тех, кто способен их оплатить. А «демократия» никогда не была общенародной властью, во всех государствах она выступает лишь маскировкой финансово-политической олигархии.

А свое, хорошее и бесплатное, исчезло. Сами отбросили, кого винить? «Свобода творчества» обернулась упадком и гибелью культурной сферы. Чисто по западному принципу. Творить-то ты можешь что угодно. Но чтобы донести людям – нужны деньги. А «звезды» всегда и везде делались искусственно. Они и засверкали, отупляя зрителей безвкусицей и бездуховностью. «Прогрессивные» ученые вдруг с удивлением обнаружили, что в новой «прогрессивной» системе они остались без финансирования. Стали торговать арендой своих НИИ под склады, кафе, магазинчики.

Множество людей, вообразивших себя бизнесменами, фермерами, коллективы заводов, фабрик, колхозов, размечтавшихся, какие прибыли они будут получать, мгновенно повылетали в трубу. Разорялись пенсионеры с домохозяйками, возбудившиеся желанием разбогатеть, вкладывая сбережения в «акции» и «билеты МММ». Но это же и есть «рыночная экономика», к которой все стремились! Человек человеку волк. Щуки пожирают плотву, акулы глотают щук. Правда, в других странах случались «экономические чудеса», но не у нас. Руководитель группы экономических советников Ельцина, американский экономист с мировым именем Джеффри Сакс, в телепрограмме «Беседы с Тайлером» в 2015 г. откровенно раскрыл причину.

Он и в Польше был советником Леха Валенсы, и там все было блестяще! Но полякам прямо по пунктам диктовали последовательность действий: «Не платите ваши долги, добейтесь списания. Вам понадобится срочная помощь, миллиард долларов к такому-то времени» - и она аккуратно поступала. «Мы не хотели помогать России… Мы хотели свой однополярный мир. Ельцин сказал мне 11 декабря 1991 года, когда мы впервые встретились с ним: «Мы хотим быть нормальной страной»… Но мы не хотели нормальности для этой страны. Все, что я говорил о Польше, тут же было принято, потому что это был хороший совет, а Польша должна была стать оплотом НАТО… Россия находилась по другую сторону».

Обманули? Да. Но кто заставлял обманываться? Разве можно вообще верить лукавому? Он все равно солжет и подставит. Вместо процветания, мира и дружбы Россия покатилась в нищету, бандитизм, грабеж «приватизаций», в разгул терроризма, в грохот и кровь военных конфликтов. Но и к этому приложили руку слишком многие граждане нашей страны. Когда запальчиво оплевывали «силовиков», клеймили позором «карателей», жертвовавшим собой в попытках наведения порядка. Когда внимали средствам массовой информации, дружно поливавших грязью собственную армию. Широкими жестами выражали готовность дружить со всеми народами, отдавать им все, чего они хотят. И совершенно забывая при этом выяснить – а они-то будут дружить с нами?

В наступившем хаосе интеллигенция, совершенно заблудившаяся в либеральных мудрствованиях, так и не находила в себе силы признать, насколько глупо и примитивно она села в лужу. Вместо этого спивалась. Тем же самым занялись работяги закрывшихся предприятий, сотрудники ликвидированных учреждений, активисты развалившихся партий, старики, не выходящие из непрерывного шока, молодежь, потерявшая в жизни всякие ориентиры. Находили доступное им удовольствие и забвение в подобном способе самоубийства. И тем самым выполняли чужеземные программы по сокращению русского народа. Эффективно, экологически чисто, еще и выгодно, с умерщвлением и похоронами за свой счет. Куда удобнее и спокойнее, чем расстрелы, газовые камеры и крематории. Другие люди начали приспосабливаться. Переходить на чуждую им систему ценностей, кто как умеет и у кого как получится. У третьих началось отторжение навязанных извне подделок, процессы очищения от одуряющих ядов.

Нет, Господь все-таки не оставил Россию. Несмотря на одностороннее «миролюбие» Горбачева, на невменяемость Ельцина, подмахивавшего губительные проекты советников, она каким-то чудом сохранила ядерное оружие. Без чего давным-давно была бы засыпана бомбами и насильно загнана в «новый мировой порядок», как Югославия, Ливия, Ирак. Она снова стала подниматься на развалинах Советской империи. Вставать на ноги – ограбленная, ослабевшая. Неуверенно шатающаяся то туда, то сюда.

Куда она пойдет? Ее вовсю зазывают одуматься, продолжить путь по сияющему огнями и накатанному шоссе западной демократии. Доказывают и другое, что надо прокладывать новое шоссе. Точно такое же, но свое. Или вернуться, поискать старую дорогу, советскую. Разные дороги лежат перед страной. Широкие. А одна узкая. Но ее благословляет Царь-Великомученик Николай Александрович. Так и не отрекшийся от Престола. Оставшийся до сих пор законным Монархом России. И единственным легитимным ее властителем… Святый Царю Николае, моли Бога о нас! Да отверзет Он очи ослепшим, отрезвит опьяненных, вразумит ошибающихся, устыдит к раскаянию очерствелых. И наставит нас на путь истинный. Единственный истинный и единственный спасительный. Так же, как Он наставил некогда блудного сына…

Литература:

8. Алкснис В. Анатомия Распада // Свободная Пресса. 06.12.2012.

63. Исаков В. Расчлененка. Кто и как развалил Советский Союз. Хроника. Документы. М. Закон и право. 1998.

88. Лукьянов А.И. Парламентаризм в России. Курс лекций. М. Норма. 2010.

Из новой книги Валерия Шамбарова «Кто погубил Советскую империю?»

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх