Похороны Атамана Богаевского в Париже 21.10.1934

Опубликовано 22.10.2017

Сегодня годовщина смерти Донского Атамана Африкана Петровича Богаевского. К Вашему вниманию, эксклюзивный материал о похоронах, которые показали великую казачью сплоченность, способность в условиях эмиграции с честью отдать последний долг почившему, замечательному генералу Русской Императорской Армии, герою Первого Кубанского похода, выборному Атаману ВВД, а так же первому Атаману ВВД за рубежом.

С утра 21 октября 1934 года, как только разнеслась по Парижу весть о смерти Донского Атамана, непрерывным потоком в небольшую, скромную квартиру почившего на ул. Франсуа Копе шли отдать последний долг последнему избраннику Тихого Дона донские казаки, казаки других войск и многочисленные представители русской эмиграции. За 56 часов пребывания на дому праха усопшего, было отслужено пять панихид, более 2000 человек перебывало у гроба, утопавшего в цветах. Так как в провинции еще не знали, что тело Атамана будет покоиться в храме до 28 октября, то на квартиру прибыли делегации многих казачьих организаций, возложивших венки. Круглые сутки, до 23 октября, почетный караул, несли донские офицеры и казаки. Много искренних слёз пролилось в эти дни, горько оплакивавших кончину горячо любимого Африкана Петровича старых генералов, потерявших своего друга детства, однокашника, соратника и сослуживца, служивших и сражавшихся под его начальством офицеров и казаков, и их матерей, жён, сестер и детей.

23 октября тело Атамана в двойном гробу (дубовый и цинковый) было торжественно перенесено в нижнюю церковь на ул. Дарю. Ежедневно в 6 часов вечера при большом стечении молившихся служились панихиды до воскресенья 28 октября. Все эти дни церковь была открыта с утра до поздней ночи и свыше пяти тысяч человек за это время поклонились праху почившего, среди которых были не только почитатели но и политические противники Атамана – личных врагов у него не было.

У гроба в церкви почетный караул несли чины Атаманского военного училища, Донского офицерского резерва, союзов партизан-степняков, донских кадет, донских артиллеристов, Гвардейской бригады, членов Общества Ревнителей Кубани, и Терского Объединения.

Громадные русские и донские трехцветные флаги покрывали гроб, вокруг которого, возвышались горы букетов и венков, на гроб были положены фуражка покойного, Атаманский кивер, шашка с георгиевским темляком, скрещенная с ножнами, в головах – Войсковой значок и значок Гвардейской казачьей бригады. У ног расположены Кубанские и Терские флаги, а по бокам – значки и стяги казачьих организаций. На большом столе, на черных бархатных подушках, останавливается внимание, приходящих на многочисленные русские и иностранные ордена покойного.

В воскресенье 28 октября, утром, после литии, гроб был перенесен в верхнюю церковь и установлен на специальном возвышении. В указанных распорядителями местах, собрались представители многочисленных воинских и общественных организаций, и делегации местных и провинциальных казачьих организаций. От входа в храм и до алтаря, цепями в два ряда, в две смены несли караул отряды, составленные из части прибывших на похороны казаков, чинов Л.-Гв. и атаманского полков, казаков младо-россов, и организации Русских Скаутов. Из иностранцев, присутствовали, представители Национального Союза Французских Комбатантов, югославского и английского посольств. К началу отпевания прибыли Великие Князья Борис и Андрей Владимирович и Гавриил Константинович. Около гроба в глубоком трауре, собралась семья Атамана: вдова его, Надежда Васильевна, падчерица графиня Т. А. Келлер, Е. Д. Богаевская (вдова Митрофана Петровича), брат его Януарий Петрович, и сын Борис Африканович, с супругой Ниной Ивановной. Старший сын – Евгений Африканович, офицер сербской службы, не мог приехать на погребение из-за болезни.

Началась заупокойная литургия. Толпы народа заполняют двор и прилегающие к нему улицы, на которых приостановилось автомобильное движение. Во время службы несли почетный караул у гроба воспитанники кадетского корпуса имени Императора Николая II, существующего вот уже несколько лет в Париже и состоящего под покровительством Короля Югославии, и генералы Донского, Кубанского, Терского, Уральского, Астраханского, Оренбургского, и других казачьих войск. Караулы сменяются каждых десять минут. Одна из смен состояла из двух бывших Донских Атаманов – наказного графа М. Н. Граббе, и выборного – генерала П. Н. Краснова. В полном составе поёт хор Афонского. Панихиду служит Митрополит Евлогий с многочисленным духовенством.

Владыка и.о. Дмитрий Троицкий произносит трогательное слово памяти усопшего Атамана, и начинается прощанье, которое длится более часа. Гроб выносят из храма и несут на руках до катафалка генералы А. И. Деникин, П. Н. Краснов, М. Н. Граббе, Е. К. Миллер, Б. И. Хорошхин, И. Г. Акулинин, и другие соратники, и сослуживцы покойного.

«Коль славен», начатая скаутами, подхватывает толпа.

Несмотря на то, что такое множество народа как это было на похоронах Атамана, можно наблюдать лишь на Пасху, порядок все время поддерживался образцовый. Комитет по организации похорон, при поддержке казачества и всех почитателей Атамана, с честью выполнил возложенную на него задачу. Торжественно, многолюдно и в полном соответствии с высоким званием почившего прошел печальный обряд.

В толпе слышались замечания – «похоронили по царски»… «Ничего подобного русский Париж до сего времени не видел», и т.д.

Свыше ста автомобилей, вместивших более 600 человек, двинулись за катафалком на кладбище в С. Женевьев где процессию уже ждало местное духовенство с хором. После отпевания надгробное слово у открытой могилы произносят о. Александр Калашников (донской казак), председатель Донского Правительства Н. М. Мельников и генерал А. В. Черячукин. Слышны громкие рыдания. Гроб опускают

Богаевский, атаман ВВД, гражданская война, эмиграция, русская жизнь в эмиграции.

в могилу. Казаки засыпают ее землей, и могильный курган украшается цветами и венками в два метра высотой. В последний раз присутствующие поют вечную память, с могилы делается фотографический снимок. Похороны закончены.

На похоронах был представлен весь русский Париж. Невозможно перечислить даже глав организаций, имевших своих представителей в церкви. Зарегистрировано более двухсот делегаций, из которых 55 представляли казачью провинцию и казачий Париж.

На гроб атамана возложено 88 венков и 156 букетов. Все ленты с венков сняты и их предложено направить в Донской Музей.

С 22 стран русского рассеяния вдовой Атамана, Надеждой Васильевной, получено 298 соболезнований по почте и телеграфу: из Албании 1, Болгарии 28, Бельгии 6, Венгрии 2, Чехии 25, Германии 4, Югославии 41, Америки 18, Франции 145, Герцогства Люксембургского 1, Персии 1, Китая 2, Уругвая 7, Англии 1, Литвы 2, Сенегала 1, Польши 3, Греции 3, Ирака 1, Алжира 3, и из Марокко 3.

Большинство из корреспондентов – казачьи и общерусские организации. Н. В. Богаевская, не имея возможности ответить каждому в отдельности, поблагодарила их за участие в её горе через русские парижские газеты.

Комиссией по увековечению памяти Донского Атамана генерала А. П. Богаевского готовится к печати иллюстрированный сборник, посвященный памяти покойного. Ко всем друзьям атамана, его начальникам, сослуживцам и подчиненным, как к казакам, так и не-казакам, комиссия обращается с просьбой прислать ей материалы из его жизни и деятельности.

Редакция сборника оставляет за собой право воспользоваться рукописями частично, или же целиком. По желанию, оговоренному одновременно с присылкой материала, таковой по его использованию будет возвращаться по принадлежности. Рукописи можно отправлять по адресу <адрес редакции>.

Автор материала в источнике Павел Гусев 1934 год.

Источник: периодическое издание казачьей эмиграции СТАНИЦА №13 февраль 1935, Париж.

Источник: https://www.don-ataman.org/pohoroni-bogaevskogo-paris/
Наверх