Причины убийства Сергея Есенина и других русских поэтов

Опубликовано 14.07.2017

В СССР и в современной России написано много книг и создано немало художественных и документальных фильмов о знаменитом талантливом русском поэте Сергее Есенине. Но до сих пор «почему-то» остался не раскрытый вопрос: за что убили Сергея Есенина?…

После изучения этой темы по моему убеждению, — он был убит по нескольким важным причинам, по их совокупности. Во-первых, за проявление в те времена в своём творчестве патриотизма к своему народу. То, что прекрасные стихи Сергея Есенина были пронизаны патриотизмом и любовью к своему народу и к России — ни у кого сомнений не было и нет. В условиях, когда Российская империя была захвачена осенью 1917 года группой приехавших из-за рубежа профессиональных революционэров-политтехнологов, — и проявление популярным русским поэтом сильного патриотизма, бесспорно, — очень раздражало новую власть.

Как утверждал на конференции перед учителями товарищ Луначарский: «Идея патриотизма— идея насквозь лживая», то есть — опасная для захватчиков Российской империи.

Но кроме сильного проявления патриотизма исследователи не обращают внимание на вторую, ещё более весомую причину трагедии — на сильную идеологическую составляющую творчества С.Есенина. Приезжие их разных европейских столиц и из США комиссары не могли не заметить такие строки С.Есенина:

«Хлестнула дерзко запредел
Нас отравившая свобода».


Ведь это можно трактовать как разоблачение революционных технологий по активизации на бунт «масс», экспериментально накопленных в результате многочисленных масонских революций в Европе с конца 18-го века и изложенных в конце 19-го века в знаменитых «Тайнах сионских мудрецов» (или — «Протоколы сионских мудрецов…»).

Поколения российских граждан в возрасте от 40-ка годов и выше после бурных событий 1991 года, 1993 года и прочих лихих 90-х не только поняли эти две вышеизложенные строки С.Есенина, но прожили их… И продолжают наблюдать «расцвет» многих негативных последствий этой технологии. А жители многих арабских стран (Ирака, Ливии, Египта, Туниса, Сирии) и Украины на собственных бедах сейчас пытаются понять это сладкое слово «Свобода!» или примитивный лозунг российского комического политического деятеля «Свобода — лучше чем несвобода!», и использование этого очень сладкого слова недругами в коварных целях.

А как могли отнестись захватившие Российскую империю комиссары к стихам обаятельного и очень популярного в народе рязанского парня о Вожде захватчиков — о Ленине:

Он с лысиною, как поднос,
Глядел скромней из самых скромных.
Застенчивый, простой и милый,
Он вроде сфинкса предо мной.

Я не пойму, какою силой
Сумел потрясть он шар земной?..
Он не садился на коня
И нелетел навстречу буре.
Сплеча голов он не рубил,
Не обращал в побег пехоту.
Одно в убийстве он любил
Перепелиную охоту».


Ведь это откровенное издевательство над Вождем… Этим вопросом в стихах озадачились многие – как это могло произойти: этот скромняга не садился на коня… — но по утверждению самого авторитетного социолога США Питирима Сорокина: в результате Гражданской войны, начатой Лениным, в Российской империи было уничтожено 18 миллионов людей(в основном – русские), уничтожена империя и до конца 20-х годов в городах и селах царила разруха и непрекращающиеся репрессии — об этом много писали и академик Д.Лихачев и А.Солженицын. Технология революции, примененная Бланком-Лениным, Бронштейном-Троцким и их командой, до сих пор является базовой для всех современных оранжевых революций на планете.

Я посетил родимые места,
Где жил мальчишкой…
«Ах, дедушка, ужели ты?
И полилась печальная беседа
Слезами тёплыми на пыльные цветы…
Он говорит, а сам всё морщит лоб.
«Да!… Время!..
Ты не коммунист?»
«Нет»
«А сестры стали комсомолки.
Такая гадость! Просто удавись!
Вчера иконы выбросили с полки,
На церкви комиссар снял крест.
Теперь и Богу негде помолиться.
Уж я хожу украдкой нынче в лес,
Молюсь осинам…
Может пригодиться….»
Конечно, мне и Ленин не икона,
Я знаю мир…
Люблю свою семью…
«Ну, говори, сестра!»
И вот сестра разводит,
Раскрыв, как Библию, пузатый «Капитал»,
О Марксе,
Энгельсе…
Я этих книг, конечно, не читал…

Да за такие идеологические стихи в ту беспощадную кровавую пору его должны били расстрелять ещё в 1918 году во время жуткого разгула «красного террора», или в 1919-м во время уничтожения 4 миллионов казаков (от кубанских — до терских), в крайнем случаев должны были расстрелять вместе с поэтом Н.Гумилевым и группой русских интеллигентов в 1921 году, или расстрелять вместе с поэтом А.Ганиным и его единомышленниками в 1924 году. И при этом его не посадили на корабли и не выгнали из России, как это сделали захватчики Российской
империи с большой группой русских интеллектуалов.

В 1921 году в разгар жутких расправ большевиков над русскими интеллектуалами, крестьянством и прозревшими матросами Кронштадта Сергей Есенин удачно уехал в путешествие в далекую Азию, жил в Ташкенте у своего друга Александра Ширявцева, посетил Самарканд и т.д..

А период высылки из Отчизны русских интеллектуалов С. Есенин познакомился с известной американской танцовщицей Айсидорой Дункан и удачно уехал с ней на два года из России, жил в Европе и США. В это время Есенин написал поэму «Страна негодяев», в которой не только понятно — о какой стране речь, но и есть герои с подозрительными фамилиями: комиссар – Чекистов(он же –Лейбман), обманутый ленинцами и сочувствующий им товарищ Замарашкин и наемный китайский сыщик Литза-Хун. Каково было читать эту поэму в Кремле? Фрагменты — Замарашкин: «Легче бранись, Чекистов!

От ругательств твоих
Даже у будки краснеют стены.
И с чего это, брат мой,
Ты такой неистов?»


Замарашкин:

«Там… За Самарой… Я слышал…
Люди едят друг друга
Такой выпал нам год!
Скверный год!»


Чекистов:

«…А народ ваш сидит, бездельник,
И не хочет себе ж помочь.
Нет бездарней и лицемерней,
Чем ваш русский равнинный мужик!
…То ли дело Европа!


Следующий фрагмент этой поэмы мог написать только такой человек бесшабашной смелости, самопожертвования и любви к Родине – как Сергей Есенин:

Замарашкин —

«Слушай Чекистов! С каких это пор
Ты стал иностранец?
Я знаю, что ты еврей,
И фамилия твоя Лейбман…»

Чекистов-Лейбман объясняет:

«…Приехал сюда не как еврей,
А как обладающий даром
Укрощать дураков и зверей.
Я ругаюсь и буду упорно

Проклинать вас тысячу лет,
Потому что…
Потому что хочу в уборную

А уборных в России нет.
Странный и смешной вы народ!
Жили вы весь век нищими

А строили храмы большие…
Да я б их давным давно
Перестроил в места отхожие.
Ха-Ха!


Николай Кузмин в своей книге «Возмездие» рассказывает, что когда отрывки этой поэмы Есенин читал в США в присутствии местных евреев, то случился скандал, чуть не закончившийся избиением С.Есенина.

А в это время в Москве на13 съезде партии (23-31 мая 1923 года) прекрасный оратор Бронштейн—Троцкий старался поддерживать кровавый тонус у коммунистов:

«Необходимо разобраться в положении дел в рядах нашей партии. К сожалению, там находится ещё много таких слюнявых интеллигентов, которые, как видно, не имеют никакого представления, что такое революция. По наивности, по незнанию или по слабости характера они возражают против объявленного партией террора. Революцию, товарищи, революцию социальную такого размаха, как наша, в белых перчатках делать нельзя!

Прежде всего это нам доказывает пример Великой Французской революции, которую мы ни на минуту не должны забывать… уступчивость, мягкотелость история никогда нам не простит. Если до настоящего времени нами уничтожены сотни и тысячи, то теперь пришло время создать организацию, аппарат, который, если понадобится, сможет уничтожать десятками тысяч. У нас нет времени, нет возможности выискивать действительных, активных наших врагов. Мы вынуждены стать на путь уничтожения, уничтожения физического, всех классов, всех групп населения, из которых могут выйти возможные враги нашей власти…

Есть только одно возражение, заслуживающее внимания и требующее пояснения. Это то, что уничтожая массово, и прежде всего интеллигенцию, мы уничтожаем и необходимых нам специалистов, ученых, инженеров, докторов. К счастью, товарищи, за границей таких специалистов избыток. Найти их легко. Если будем им хорошо платить, они охотно приедут работать к нам. Контролировать их нам будет, конечно, значительно легче, чем наших. Здесь они не будут связаны со свои классом и с его судьбой…».

За этот кровавый садизм Бронштейн-Троцкий и нравился Бланку-Ленину, который утверждал: «Что русские? Всем хороши, но не хватает одного – твердости. А наше спасение именно в этом. Вы же, надеюсь, не собираетесь делать революцию в белых перчатках? А некоторые, к сожалению, и до сих пор… В общем, это рассусоливание надоело. Надо дело делать! А Лев Давидович человек надежный. Таких, батенька, днем с огнем…» (Из исследования Н.Кузмина).

Именно Лейба Бронштейн-Троцкий, как верно показано в художественном фильме, внимательно и с тревогой наблюдал за очень популярным в народе Сергеем Есениным…

Твердых в России было много, но в самом начале этой трагической истории одни по своей неграмотности не успели разобраться в ситуации и были убиты, другие из-за своих амбиций и глупости не смогли объединиться в борьбе против захватчиков, третьи не смогли народу всё объяснить доступно и поднять организовано на освободительную войну, четвертых одолела организованная черная сила с помощью своих заграничных собратьев. После победы в «Гражданской» войне(1917-1920гг.) в 1921-1925 годах победители выискивали среди покоренного народа последних твердых русских и ликвидировали.

«Детство прошло среди полей и степей. Рос под призором бабки и деда. Бабка была религиозной, таскала меня по монастырям. Дома собирала всех увечных, которые поют по русским селам духовные стихи… Был драчун. Дед иногда сам заставлял драться, чтобы крепче был. Стихи начал писать рано…» — писал в своей автобиографии уже в СССР один из последних в это время твердых русских людей – Сергей Есенин. Ну как такого бойца-драчуна могли оставить коммунисты в живых?

А Есенин продолжал задираться. Приехав после смерти Ленина в Россию, и в то время, когда певец красных палачейВ. Маяковский писал:

«Ты не умер, Ты жив, Ильич!
Мы докончим твою работу…»,

то Сергей Есенин демонстративно не стал петь хвалу захватчикам, палачам России и их Вождю, а горестно констатировал действительность:

Ленин умер!
Их смерть к тоске не привела
Ещё суровей и угрюмей
Они творят его дела….


«Они» не могли допустить, чтобы этот русский писал такое для «их» запуганных и одурманенных масс. Тем более такое — народу на бунт:

«Жалко им, что Октябрь суровый
Обманул их в своей пурге.
И уж удалью точится новый
Крепко спрятанный нож в сапоге».


Сергей Есенин наглядно демонстрировал – что и один в поле (информационном) русский воин может храбро и эффективно сражаться с ложью и с лжецами, коварно обманувшими и захватившими его народ.

После возвращения С.Есенина из-за границы кнему в апреле 1924 года был приставлен постоянный за ним наблюдатель, агент ЧКа «под легендой» — якобы восторженный поклонник, «ученик» и подобострастный льстивый «друг» — 23 летний В. Эрлих, который должен был информировать большевистских главарей о новых опасных произведениях русского поэта-патриота. Есенин писал Эрлиху:

«Знаешь, почему я – поэт…? У меня Родина есть! У меня – Рязань! Я вышел оттуда и, какой ни на есть, приду туда же! …Нет Поэта без Родины!». Несомненно – это русский националист в старом положительном понимании этого слова… Причем в этих словах вызывающе звучал немой задиристый вопрос «интернационалисту» Эрлиху – а где твоя Родина?… Ты откуда?…

Кроме того, для Эрлиха гордое «я –поэт» было очень болезненным, ибо до 1925 года Эрлих не издал ни одной книги стихотворений, хотя считал себя талантливым поэтом, и в этом пытался убедить окружающих. А окружающая родная власть его в этом самомнении поддерживала и раскручивала, например, — Г.Шмерельсон вручил ему такое удостоверение:

«Удостоверение. Ленинград, 1.4.1925г. Выдано в том, что предъявитель сего поэт Вольф Эрлих обладает огромным поэтическим талантом, и по отзывам знатоков, подает блестящие надежды как поэт и мыслитель Всем литературным и художественным организациям вменяется в обязанность оказывать ему всяческое содействие…» Подписали это удостоверение Председатель правления ЛО ВСП Н.Тихонов и секретарь Г.Шмерельсон.

19-летний В.Эрлих в родном городе вождей — Симбирске не пошел по стопам своих родителей – не стал аптекарем или провизором, а в 1921 году приехал в Петроград и с 1 сентября стал студентом сразу 3-го курса петроградского университета. Но в 1923 году с литературно-художественного отделения этого университета его отчислили. За счет чего он жил — из официальной версии не ясно. Чья невидимая рука ввела этого неизвестного и бездарного поэта сразу в «высшее общество», в «бомонд»? Он стал питерский тусовщик, свой — среди имажинистов и питерской богемы. Чтобы немножко понять, что это такое «имажи…» можно прочитать две строки лидера имажинистов А.Мариенгофа, который постоянно конфликтовал с Есениным:

«Меня всосут водопроводов рты,
Колодези рязанских сёл – тебя».


Разница между этими стихами и Есенина понятна. И «почему-то» этот молодой еврейский парень, студент, имажинист сразу прилепился к С.Есенину? — Якобы хотел у него научиться писать стихи про любовь к русским березкам и русским деревням?… Эрлих ходил за «кумиром» Есениным, как приставленный, но был имаженистом, а его настоящим кумиром был Б.Лившиц…

И следует признать – у обходительного Эрлиха получилось войти в доверие к Сергею Есенину.

У молодого приезжего Эрлиха было своё отдельное просторное жильё, которое он каким-то «загадочным» образом в 1925 году получил (двухкомнатную квартиру на улице Некрасова), но, несмотря на это, он поселился в квартире у Есенина, который становился всё более опасным и невыносимым для захватчиков, ибо звучала ещё более дерзкая правда в строках Есенина:

«Одолели нас люди заезжие,

А своих не пускают домой…

Видно, кто-то нас смог рассеять,

И ничья непонятна вина…

Ты, Росея моя, Рос-сея

Азиатская сторона…».

Ведь эти стихи опять актуальны сегодня…
Как указывает И.Лысцов в книге «Убийство Есенина», что «Эрлихи» подслушали как Есенин в момент откровения обмолвился, что «нам нужен был не “февраль” и “октябрь”, а какой-нибудь “ноябрь”». Сергей имел ввиду мюнхенское восстание немецких патриотов во главе с Гитлером в 1923 году против таких же интернационалистов, не допустившее в Германии очередную кровавую марксистскую революцию. Есенин тогда не догадывался – в какую кровавую противоположность вырастят «проект – Гитлер».

Во время ареста «русских фашистов» в 1924 году, Есенин почьему-то мудрому совету, поехалв путешествие по Кавказу – Тифлис, Баку, хотя в это время у него были большие проблемы с деньгами.

Но когда Есенин весной 1925 года вернулся в Москву и Петроград в надежде, что его забыли красные комиссары,то это было заблуждение. Более того, в это время не только ГПУ стало пристально за ним наблюдать, но прогрессивное гегемонское «общество» начало устраивать травлю С.Есенина. Как пишет в своей книге «Вольф Эрлих – друг и ученик Сергея Есенина»(СПб, 2007г.) Лев Карохин, ссылаясь на Эрлиха:

«Пол города знает, а вы не знаете? …Опять антисемитская выходка. Говорят(Есенин), какому-то еврею актеру в морду въехал. Вообще – скандал». То есть – если бы русскому в морду – то скандала не было бы…

Хотя по другой версии того же Эрлиха ситуация, скорее всего, была другой: «Есенин был на вечере Рины Зеленой в студии Ходотова. Актер В. подошел к нему сзади и сзади же ударил Есенина со словами: “Ты жидов ругаешь? Получай!”». Но потом спешно разнесли по городу «утку», что антисемит Есенин ударил жида…

Рина Зеленая в своей книге «Разрозненные страницы» пишет: «Шел какой-то смешанный концерт, народу было страшно много… Потом до нас донеслись какие-то громкие звуки. В антракте мы узнали, что произошла целая история. Какие-то кретины из числа присутствовавших стали задевать дурацкими, оскорбительными репликами Сергея Есенина. Он легко поддавался на такие провокации – начал ругаться. Одни его останавливали, стыдили, другие наоборот, подсуживали. Короче началась драка».

Заметьте – тех зачинщиков, придравшихся и оскорбивших Есенина не останавливали и не стыдили… Эти две истории передают атмосферу того времени вокруг Есенина, — его третировали, и провокациями пытались дискредитировать и очередной раз натравить на него милицию или ГПУ.

В конце 1924 года, 9 декабря власти всё-таки решили под видом ограбления застрелить бывшего патриарха Тихона, который пытался объяснить народу своё вынужденное раскаяние перед большевиками, но ворвавшись ночью домой к Тихону в темноте нападавшие всадили три пули в несчастного келейника Я.Полозова, убив его.

В этот период большевики не знали – что делать с арестованным их попутчиком в борьбе против традиционной русской власти с известным террористом Б.Савинковым. Вроде свой, а вроде себе на уме, неизвестно – что от него ждать, и пользы никакой…

Емельян Губельман (он же – «Ярославский») 30 августа 1924 года пытался «повесить» покушение на Ленина в 1918г. на Савенкова, чтобы был повод расстрелять, не получилось. Савинков в письме Дзержинскому 7 мая 1925 года писал: «…либо расстреляйте, либо дайте возможность работать; я был против вас, теперь я с вами…». Расстрелять этого авторитета – слишком шумно, «случайно» сбросили в лестничный пролет. В общем, коммунисты прогрессировали — и от «грубой работы» переходили к «тонкой». И только такой ловкий, «незаметный» вариант подходил для ликвидации любимца народа – С.Есенина.

С. Есенин прекрасно понимал, что побороть в одиночку этот громадный кровавый колос трудно, даи«вылечить» свой народ от глубоко пропитавшего дурмана красной пропаганды он уже был бессилен. Это было отчаяние и страшное осознание беды с народом и собственной беспомощности, да и ненужности такому своему народу —

С горы идёт крестьянский комсомол,
И под гармонику, наяривая рьяно,
Поют агитки Бедного Демьяна,
Весёлым криком оглашая дол…
Вот так страна!
Какого же рожна
Орал в стихах, что я с народом дружен?
Моя поэзия здесь больше ненужна,
Да и, пожалуй, сам я тоже здесь ненужен…».

Против Есенина в Москве было возбуждено несколько уголовных дел, и даже Луначарский обращался письменно к судье Липкину-Лифшицу с просьбой их закрыть – чтобы «не было скандала вокруг известного русского советского поэта». Была дилемма – надо закрыть ему рот, но чтобы без скандала… Многие исследователи обратили внимание, что Есенин в этот период стал бояться слежки, стал сверхосторожным.

Летом 1925 года у Сергея Есенина происходят радостные события — он женился на внучке знаменитого писателя Л.Н.Толстого – Софье Толстой, помолвка состоялась 25 июля. И 26 июля они уехали в «свадебное путешествие» в Баку. В сентябре вернулись и 18 сентября сыграли в Москве свадьбу. То есть в этот период события в личной жизни его настроение указывало на то, что он точно не собирался покончить жизнь самоубийством. С деньгами у него тоже проблем не было, ибо Госиздат купил его сочинения для издания трехтомника. Но предчувствуя серьёзную опасность С. Есенин заканчивал поэму «Черный человек» весьма угрюмо —

Черный человек!
Ты прескверный гость.
Эта слава давно
Про тебя разносится.
Я взбешен, разъярен

И летит моя трость
Прямо к морде его
В переносицу…


Этот стих хорошо запомнили злорадные враги Сергея Есенина, — потом у убитого Есенина увидят чем-то сильно разможженную и наспех загриммированую верхнюю часть переносицы.

В конце декабря 1925 года Есенин приехал в Ленинград, чтобы найти квартиру и переехать с молодой женой жить в этот город на Неве. И вечером 27 декабря или в ночь на 28 декабря произошла трагедия убийства с грубой имитацией самоубийства.

Некоторые подробности этого убийства стали широко известны только в период «перестройки» и краха СССР. Рассказывает ныне живущий в Санкт-Петербурге Н.Н.Браун:

«Мой отец (Н.Л.Браун) и Борис Лавренёв находились утром 28 декабря в редакции журнала «Звезда», располагавшемся в Доме книги… Позвонивший по телефону Медведев сообщил, что «Есенин покончил с собой» и поэтому они должны идти в «Ангелетер». И они пошли. То, что они там увидели, заставило их содрогнуться. Они категорически отказались поставить подписи под протоколом, который им сразу показался подложным… Подписи поставили: кадр ОГПУ Эрлих, Медведев, председатель Союза писателей Фроман, Рождественский….

И ещё мне отец рассказал, что Есенин, лежащий на полу, был в крупицах какой-то земли, которая была на его брюках, в частицах песка были его волосы, «Его привезли, вероятно, с допроса»….

Это вполне может быть – ведь достоверная информация о Есенине прерывается в момент его выезда из Москвы… Все рассказы о последних днях Есенина выглядят так, будто нескольким людям дали задание описать их и они целенаправленно писали….

Мой отец Браун Николай Леопольдович рассказал следующее: смертельная рана, глубоко уходящая, была у Есенина над правым глазом, под бровью, пробита… (Это хорошо видно на гипсовой маске лица Есенина сделанной после смерти).

Переносье (как в его последних стихах – Р.К.) было пробито («черным человеком») на уровне бровей и левый глаз запал. Никакой странгуляционной борозды на шее не было….

Я также знал Павла Лукницкого, в прошлом – работника ОГПУ… Однажды спросил у него, что же произошло в «Ангелетере», при каких обстоятельствах погиб Есенин. Он ответил мне:

«При странных. Есенин был изуродован, был мало похож на себя. У него был вид, что потом его внешность исправляли как могли… Левого глаза не было…он был как будто вдавлен внутрь, словно пробит, вытек, и рубашка была окровавлена». Лукницкий вел дневники, в его мемуарах, изданных в Париже 1991г. рассказано обо всём этом…» (из статьи в газете «Новый Петербург» №14, 2006г.)

Н.Кузьмин в своём исследовании также обратил внимание, что – «В пользу убийства говорит и такая зловещая деталь, как появление в ночь смерти поэта в «Интернационале» Янкеля Блюмкина. «Черный человек» не оставлял свою жертву до последнего вздоха…. Совершенно загадочно и появление в режимной гостинице как раз утром 28 декабря такого человека, как правительственный фотограф Моисей Наппельбаум. Как он сумел так быстро добраться из Москвы? Скорее всего, он знал о предстоящем убийстве Есенина заранее.

Самым же необъяснимым обстоятельством во всей этой истории является недавно установленный непреложный факт: Есенин в «Интернационале» не поселялся и не жил. Скорее всего, он был туда притащен из соседнего здания, принадлежащего ГПУ, уже убитым или находящимся в бессознательном состоянии от зверских пыток». Это самая вероятная версия.

Палачи многое продумали до мелочей, но кое-что не учли, ведь на дворе была зима, а в описи вещей, составленной в номере гостиницы после смерти не было зимнего пальто или шубы, не было зимней шапки и даже не было пиджака… Были только чемоданы и туфли. Сергей Есенин предчувствовал свою погибель.

«…Молча я комкаю новую шапку,
Не по душе мне соболий мех.
Вспомнил я дедушку, вспомнил я бабку,
Вспомнил кладбищенский рыхлый снег.

Все успокоились, все там будем,
Как в этой жизни радей не радей –
Вот почему тянусь я к людям
Вот почему так люблю людей.

Вот отчего я чуть-чуть не заплакал
И, улыбаясь, душой погас, —
Эту избу на крыльце с собакой
Словно я вижу в последний раз»

(24 сентября 1925г. С.Есенин).

Последнее стихотворение С.Есенина:

«До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.


До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей, —
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей»
(1925г. декабрь….) —

Этот стих агент В.Эрлих подло присвоил себе — как будто С.Есенин этот стих после свадьбы адресовал ему, а не Софьи Толстой. Этой мерзкой выходкой, намекая на какие-то пакости, марающие Есенина, Эрлих пытался выпачкать доброе имя поэта.

В 2008 году издана книга еврейского исследователя Льва Карохина «Вольф Эрлих – друг и ученик Сергея Есенина»(СПб, 2007г.), в которой автор взялся защитить от обвинений графомана В.Эрлиха и доказать версию самоубийства С.Есенина, а, скорее – доказал обратное, ибо пытаясь доказать, что В.Эрлих не служил ни в Армии и не в ГПУ-НКВД, он сам в своей книге публикует фото В.Эрлиха в военной форме, признает её подлинной, но никаких объяснений не дал..

Допустил Л.Карохин и другие грубые «ляпы» например, в первом абзаце своей книги в первой строчке пишет: «Вольф Иосифович Эрлих, родом из поволжских немцев… Отец будущего поэта, Иосиф Лазаревич Эрлих работал главным врачом… Мать Вольфа, Анна Моисеевна, тоже медик, работала в одной из аптек Симбирска».

С каких это пор Моисеевичи по матери и Лазаревичи по отцу стали немцами?… Защищать Эрлиха откровенным враньём с первой страницы – это не лучший способ доказательства.

Не прокомментировал Л.Карохин и известные издевательские над С.Есениным стихи В.Эрлиха изданные им в СССР после долгого молчания в начале 1930-х, и которые ясно характеризуют личность автора, — фрагмент стиха-пародии В.Эрлиха под названием «О свинье» на последнее стихотворение Есенина:

Припомни друг: святые именины
Твои справлять отвык мой бедный век.
Подумай друг: не только для свинины –


И для расстрела создан человек.
Трудно держать тайну, необходимо хоть как-то выговориться, похвастать хотя бы перед своими, позлорадничать, и вырываются из глубины черной нечеловеческой души В.Эрлиха стихи:

Но, когда последний человечий
Стон забьет дикарской брани взрыв,
Я войду, раскачивая плечи,
Щупальцы в кармане заложив.


И этот монстр пытался писать стишки советским детям, и был самым строгим чиновником при принятии в литературное общество Ленинграда…

А вот фрагмент ещё одного любопытного стиха В.Эрлиха под названием «Между прочим»:

Здесь плюнуть некуда. Одни творцы…
Там пьет поэт, размазывая сопли
По глупому прекрасному лицу.
Но входит день. Он прост, как теорема,
Живой, как кровь, и точный, как затвор.
Я пил вино, я ел твой хлеб,
Осиновым колом плачу тебе за это.


Вот так «между прочим» ревнивый циничный бездарь признался в своей черной зависти и ненависти к творцу. И этот человек сессией Академии наук СССР был избран член-корреспондентом Академии…

В убийстве таких известных людей «дело надо доделать до конца» — и убийцы посмертно пытались испортить, замарать репутацию великого русского поэта. После убийства Есенина коммунисты произвели ещё и зачистку идеологического поля: прошла шквальная критика творчества С.Есенина и его жизни. Некто А.Безыменский, настоящая фамилия которого неизвестна, написал даже фельетон «Против есенинщины».

А поскольку С.Есенин был очень популярен в народе, то более 90 лет сотни и тысячи комиссаров, политработников, деятелей советской культуры, сотни кандидатов и докторов наук,а с ними и тысячи безвинных учителей нагло врали многим поколениям россиян и продолжают нагло врать в современной России о самоубийстве великого русского поэта.

«В слаженный хор антирусской партийно-литературной сволочи добавил своё вяканье и некий медик Исаак Галант, по специальности вроде бы психиатр…- отметил в своем исследовании Н.Кузмин, — В его статье изобиловали заключения типа: “величайший лирик пьянства”, “остается удивляться поистине пьяной любви поэта к зверям и всякого роду скоту”, “распад, расчленение личности” и т.п.».

Итог великому национальному бедствию подвел предатель русского народа «Балаболка» — Н.Бухарин, напечатав в «Правде» свои «Злые заметки». Н.Кузьмин: «Переняв у Безымянского термин “есенинщина”, Бухарин развил целую антиесенинскую теорию. На его взгляд, “есенинщина” есть не что иное, как упорное воспевание затхлой российской старины (“темноты, мордобоя, пьянства и хулиганства, ладанок и иконок, свечек и лампадок”), губительный для новой литературы “возврат к Тютчеву и другим”…

Человечишко ничтожный и невеликого ума, Бухарин связывает “есенинщину” с “русским фашизмом” (вспомните установку Эренбурга) и директивно заявляет: “Для нас обязательна борьба против поднявшего голову антисемитизма”… Главный идеолог и «любимец партии» дал таким образом государственную установку на безудержное шельмование убитого поэта. Открылась бешенная пальба, вычеркивая из литературы, стирая из памяти народа имя наиболее пронзительного национального поэта».

И вот эта посмертная, завершающая финальная точка большевиков, по-моему, есть и окончательная точка над всеми спорами и версиями. И только 6 февраля 2005г. на первом телеканале российского телевидения впервые рассказали немного правды о судьбе этого выдающегося русского поэта, убитого захватчиками России.

Правда в этой трагической истории очень важна, особенно русским. Ведь одна ситуация: когда упорно лживо объясняют, что великий русский поэт С.Есенин якобы сломался, разочаровался в жизни, спился, разложился, потерял смысл жизни и совершил большой грех – самоубийство. И при этом русским молча тыкают – вот видите каков ваш гений, «герой», лучший из вас… — пьяница и дебошир, как и вы, и самоубийца. Это попытка ложью дискредитировать и С.Есенина и русский народ.

И совсем по-другому выглядит правдивая картина: великий поэт Сергей Есенин был не только патриотом, но и идеологическим борцом, (как мы убедились из его стихов), он был храбрым отчаянным одиноким воином — и за это захватчики Российской империи его убили. Он погиб в борьбе за свой горячо любимый народ, за свою Отчизну; он был настоящим героем, силой своего слова и таланта смело сражающимся на информационно-идеологическом поле с врагом, с захватчиками.

И эта Правда очень важна для русского человека и всего русского народа – для его самооценки, для его чувства национального достоинства, для его национальной гордости и знаменитого русского духа, который прекрасно продемонстрировал великий русский человек Сергей Есенин; для правильного воспитания молодых русских поколений,. И это особенно важно в условиях современной либеральной России – когда последние 20 лет всё перечисленное умышленно, упорно и старательно подавляется.

«Мы теперь, уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать.
Может быть, и скоро мне в дорогу
Бренные пожитки собирать.

Милые берёзовые чащи!
Ты, земля! И вы, равнин пески!

И на этой на земле угрюмой
Счастлив тем, что я дышал и жил.

Счастлив тем, что целовал я женщин,
Мял цветы, валялся на траве
И зверьё, как братьев наших меньших,

Никогда не бил по голове…

Знаю я, что в той стране не будет
Этих нив, златящихся во мгле,

Оттого и дороги мне люди,
Что живут со мною на земле»
(фрагмент стиха С.Есенина).

Вечная слава этому талантливому поэту и храброму русскому герою!

Рано или поздно целенаправленно захламленная ложью правда, истина — проявится наружу.

Роман Ключник

Источник: http://rusimperiainfo.com/catalog/6132.html
Наверх