"РАССТРЕЛ". Евгений Шевцов

Опубликовано 17.07.2017

(баллада)

Одним желанием горя,

Своей рукой забить царя…

(А.С.Пушкин)

Их могилы песком

Не занесть.

Не забудет никто

Их расстрел

На 207-ой

Версте. (С.Есенин, “Баллада…”, 1924)

Ночь, как дыню,

Катит луну.

Море крови

Струит волну.

Вот в такую же ночь,

Построив их

в ряд,

Расстрелял всех

Убийц иуды отряд.

Все помнят, конечно,

Тот,

Тысяча девятьсот

восемнадцатый

Год,

Осиротел когда

Русский народ.

В доме Ипатьева

Кровь от иуд

“Делом” века

потом назовут.

Убийств в России

началом начал -

Эхом - в подвале

Расстрел прозвучал, -

У Ганиной Ямы рота солдат, -

Над Русской Землёй –

Тревожный набат!

Коммунизм –

Утрата свобод,

Ураганом вскипел

Народ.

На империю встали

В ряд

И крестьянин

И пролетариат, -

Так Россию

Подбил на смуту

Дворянский бич

Ненавистник России

Ильич.

Идёт в Россию непогода –

В подвале намечается

Расстрел

Судьбы народа!

В колчанах их

так много стрел! -

Готовится

Руси

Расстрел!

Расстрел!

Расстрел!

Пред акцией Юровский –

бравый,

В прицеле – Русь,

Наш Православный царь,

Которому жиды навесили

Ярлык - “Кровавый”…

Для “храбрости” –

убийцам – ящик водки;

Прославлен будет век спустя

и доктор Боткин.

И вот – подвал,

Преступник пьян,

Ярости звериной –

Вал!

Множество смертельных ран,

В ходу и штык:

Добей, мужик!

Рука убийц колоть устала,

А им всё мало…

Кто с прострелом в груди,

Кто в боку, -

Не скажет никто из убийц:

“Больше я

Не могу!”

Она влечёт убийц упрямо –

Станет могилой

Ганина Яма.

Свезли их тайно –

Тёмная ночь, -

Быстро зарыть

И всем скорей – прочь!

Боялись жиды

Русского гнева –

Отметит их Бог

ВСЕХ непременно:

Переброшен будет “мост”

из России в Холокост! -

Накажет Бог

иуды род,

Но Волю Бога

не поймёт.

Сложили их рядом,

Наследник – отдельно.

Прости нас, Алёша,

Ты ранен смертельно, -

Враги озверели –

Пьянит твоя кровь:

Кромсают тебя на куски

вновь и вновь…

Нас, русских,

Царевич, мы молим:

“Прости!” –

Грех этот народу

придётся нести!

Кто – саблей,

Кто – пулей в живот, -

Боль народа

Не заживёт!

Над ямой – костлявый

Стук,

Не хватает убийцам

Рук.

Вылезают из ямы вновь,

Стирая невинную кровь, -

На исходе страшная ночь –

Кто бы им

согласился помочь?

В яме той

залиты люди кислотой, -

Чтоб преступление иудам скрыть –

Залить,

а уж потом зарыть!

Кровь мучеников –

на их руках, -

Не будет смыта за века!

Паровозы кругом…

Корабли…

И во все корабли,

В поезда

Вбита красная

САТАНЫ пентаграмма -

ЗВЕЗДА!

Тяжёл был Коммуны

Удар,

Но вынес народ

И не пал.

Но жутче всем была

Весть,

Услышать,

А с годами об этом прочесть.

Услышал весть –

И русскому – худо, -

Да будет проклят

Враг-иуда! -

Народ не ждал напасти,

Вот –

“швондеры” у власти! -

Вихри враждебные,

Падаль-вороньё, -

Кругом расстрелы, пытки, -

Кровавое жидьё!

Смотри, друг,

Придётся тебе отвечать:

Правду нельзя говорить –

Правду можно только

Молчать!

Не вечна, к счастью,

Власть иуд:

Вот – Некто с Кавказа –

Власть отберут.

Свободен ты, –

Иуды раб ли, -

Не вздумай, русский,

Наступить на грабли! –

Помни заповедь отцов:

Опасайтесь “мудрецов”!

Не дОлжно быть их

У власти боле! –

Береги Русь –

Русское Поле!

* * *

Все помнят, конечно,

Тот,

Тысяча девятьсот

восемнадцатый

Год,

Осиротел когда

Русский народ.

Ночь, как дыню,

Катит луну.

Море крови

Струит волну.

Вот так же в ночи

Царя расстреляли

Жиды-палачи.

Ночь как будто сегодня

Бледней.

Над домом Ипатьева

Фигуры теней.

Свет небес всё синей

И синей.

Одиннадцать в небо

Взвелось голубей.

Молитву им пой!

Над головой

Ситец неба уже голубой.

Кто в висок прострелен,

Кто в грудь, -

На Небеса -

Их отныне

В века

Царский путь…

Ты видишь их в небе –

Божественных Птиц.

На Русской Земле –

Потомки убийц!

И прочь все сомнения -

Задача убийц,

Их наследников –

Скрыть преступление!

* * *

Уйми свой плач,

Забудь про грусть,

Но помни, кто Руси палач:

Жиды распяли Русь!

Исторические справки: На стене подвала, где было совершено злодеяние – расстрел царской семьи, следователями была обнаружена каббалистическая (“Каббала” – тайное учение Иудаизма) надпись, расшифровка которой гласила: “Здесь по приказанию тайных сил царь был принесён в жертву для разрушения государства. О сем извещаются все народы”. (Р.Вилтон, “Последние дни Романовых”)

Вот имена тех, кто вероломно казнил русского царя: Идейный организатор и вдохновитель расстрела Романовых (заказчик убийства!) – В.И.Ленин (Бланк); руководитель операции: Яков Свердлов (Янкель Гаухман) – председатель ВЦИК, основные исполнители (киллеры – убийцы-душегубы!): Шая Голощёкин (Фрам Исаак) – член президиума Уральского Совета, Белобородов (Янкель Вайсбарт) – председатель Уральского Совета, Яков Юровский (Янкель Хаимович) – член Уральского Совета и главный убийца, непосредственно руководивший расстрелом царской семьи в подвале дома Ипатьева, Войков (Вайнер Пинхус) – комиссар продовольствия Уральского Совета (один из пассажиров известного запломбированного вагона, проследовавшего через Германию в Россию с бандой головорезов во главе с Лениным-Бланком, захватившей позже власть в стране), а также Г.Сафаров (Вольдин) (заместитель Янхеля Вайсбарта и также бывший пассажир запломбированного вагона)… (из кн. ”Истоки зла”, изд. РПЦ, Москва, 2002г.)

Исторический факт: За все годы правления (1894 – 1917) Николай II не подписал ни одного смертного приговора, тем не менее господа-“либерасты” из масс-медиа и многие “историки” упорно продолжают называть оболганного русского царя - “кровавым”!

Свидетльства самих убийц и другие факты: Л.Троцкий (Лейба Бронштейн) в своём «Дневнике» пишет: “Я прибыл в Москву с фронта после падения Екатеринбурга. Разговаривая со Свердловым (Янкелем Гаухманом), я спросил: - А где царь? – Кончено! - ответил он, - расстреляли! – А где семья? – И семья с ним. – А кто решал? – спросил я. – Мы здесь решали. Ильич считал, что нельзя оставлять им живого знамени, особенно в нынешних трудных условиях”. Комментируя это решение, Троцкий далее пишет: “По существу, решение было не только целесообразным, но и необходимым…”.

В.Д.Бонч-Бруевич сообщил следующий факт: На вопрос – “Кого же надо уничтожить из Царствующего Дома?”, Владимир Ильич (Бланк) сказал: “Да весь Дом Романовых, - ведь это просто до гениальности!”.

Секретная телеграмма Белобородова (Янкеля Вайсбарта) секретарю СНК от 17 июля 1918 года гласит: «Передайте Свердлову, что всё семейство постигла та же участь, что и главу, официально семья “погибнет” при эвакуации».

В материалах Дела следователя Н.А.Соколова сохранилась снятая с аппарата лента телеграммы, отпраленная убийцами в Москву Ленину и непосредственному организатору убийства Свердлову (Янкелю Гаухману): “Ваше приказание выполнено”. В Деле имеется также накладная на получение кислоты, выделенной для уничтожения трупов Юровскому (Янкелю Хаимовичу).

В Алапаевске (в 150 км севернее Екатеринбурга) на окраине города содержались другие Романовы. Среди них были сыновья Великого князя Константина – Иоанн и Игорь, Великий князь Сергей Михайлович, 18-летний Владимир Палей, Великая княгиня Елизавета Фёдоровна, родная сестра бывшей царицы, и инокиня Варвара (причисленные впоследствии, как и члены Царской Семьи, к лику святых). Всех их в ночь с 17 на 18 июля вывезли за город. Там выстрелом в голову был убит Сергей Михайлович, остальных же избили прикладами ружей и живыми сбросили в заброшенную шахту «Нижняя Селимская», откуда ещё почти двое суток слышны были стоны умирающих и пение молитв. Эту варварскую акцию власти тоже преподнесли как “побег”.

(из кн. ”Истоки зла”, изд. РПЦ, Москва, 2002г.)

О расстреле царской семьи в подвале дома Ипатьева Войков (Вайнер Пинхус) рассказывал, что это была ужасная картина: трупы лежали на полу в кошмарных позах, с обезображенными от ужаса и крови лицами. Пол сделался совершенно скользкий… Спокоен был один Юровский (Янкель Хаимович). Он хладнокровно осматривал трупы и снимал с них все драгоценности… Трупы вынесли через двор к грузовому автомобилю. …Тронулись за город в заранее приготовленное место. Юровский уехал с автомобилем. Войков же остался в городе, так как должен был приготовить всё необхдимое для уничтожения трупов. Для этой “работы” было выделено 15 ответственных членов Екатеринбургской и Верхне-Исетской парторганизаций. Все были снабжены остро отточенными топорами такого типа, какими пользуются в мясных лавках для разрубания туш. Войков, кроме того, приготовил серную кислоту и бензин. Самая тяжёлая работа состояла в разрубании трупов. Войков вспоминает эту картину с невольной дрожью: когда эта работа была закончена, (там) лежала громадная кровавая масса человеческих обрубков, рук, ног, туловищ, голов. Эту кровавую массу полили бензином и серной кислотой. И тут же жгли. Жгли двое суток. Пришлось несколько раз подвозить из Екатеринбурга новые запаса бензина и кислоты… Это была ужасная картина, - закончил Войков, - даже Юровский, и тот под конец не вытерпел и сказал, что ещё таких несколько дней, и он бы сошёл с ума. (Г.Беседовский, “На пути к Термидору”)

Юровский уехал в Москву после 19 июля, увозя с собой семь больших сундуков, полных романовским добром. А Войков не раз в кругу друзей, за бокалом, хвастался перстнем с дорогим камнем с руки одной из дочерей царя. – Одна из станций Московского метро и сейчас носит имя цареубийцы Войкова (Вайнера Пинхуса). (А.Мирек, “Красный мираж”)

Святые Царственные Мученики, молите Бога о нас!

Источник: https://poembook.ru/poem/1305370
Наверх