РЭП ВМЕСТО ШОСТАКОВИЧА: КАКУЮ СУДЬБУ ГОТОВЯТ «МУЗЫКАЛКАМ» ЧИНОВНИКИ ОТ КУЛЬТУРЫ?

Опубликовано 04.04.2019

Деятели искусства и преподаватели бьют тревогу, выступая против реформы музыкального образования в Москве. Поводом для этого послужил бодрый настрой чиновницы от Департамента культуры, которая считает классику устаревшей. Нужно ли заменить Шостаковича саунд-дизайном, а вместо живописи учить детей граффити? Царьград узнал мнение заслуженных художников, музыкантов и преподавателей

225 деятелей культуры направили обращение мэру Москвы Сергею Собянину с призывом снять с должности руководителя Дирекции образовательных программ в сфере культуры и искусства Департамента культуры Москвы Екатерину Калачикову. Столь категоричную нелюбовь молодая чиновница заслужила после своего видеообращения, в котором она недвусмысленно намекнула, что музыкальные школы пора кардинально менять. Времена классики, по её мнению, прошли – пора перестраиваться под «запросы времени».

Своё обращение Калачикова начала с того, что современные московские школы искусств были созданы ещё во времена СССР и порядком устарели.

«Тогда высшее руководство страны (СССР – прим. Царьграда) каждый день или через день находилось в Большом театре, все медиа были заточены под классическую музыку. Народ жил в парадигме классической музыки. Во время Великой Отечественной войны, блокады Ленинграда люди переживали самые яркие эмоции в тот момент, когда играла 7-я симфония Шостаковича. Сейчас какие-то эпохальные события, условно 11 сентября (серия терактов в США в 2001 году – прим. Царьграда) – они переживаются совсем под другую музыку».

В одном из интервью чиновницу спросили, под какую же музыку переживались теракты 11 сентября? Рэп, Бейонсе и Jay-Z – таков был ответ Калачиковой. То есть, если Шостакович предопределял всю культуру и в частности – программу музыкальных школ в прошлом веке, сегодня им стоит «перестроиться» под рэп?

Сегодня мы понимаем, что изменилась музыка, в медиа мы слышим совершенно другое, а школы остались в СССР. Им пришлось просто закрыться в этом состоянии сохранения. Если ничего не делать, это рано или поздно исчезнет. Есть очевидный запрос общества на другие форматы,

– заключила Калачикова.

Бейонсе и Jay-Z. Фото: www.globallookpress.com

Подобные заявления, возможно, остались бы без реакции, если бы не подкреплялись соответствующей политикой дирекции (ДОПСКИ), которую возглавляет Екатерина Калачикова. Так, в октябре 2018 года был утверждён новый порядок аттестации педагогов и концертмейстеров детских школ искусств. Эта аттестация – формально не обязательная, однако её прохождение даёт прибавку в 5 тысяч рублей к невысокой зарплате педагога музыкальной школы, а также престиж в глазах учеников и руководства. Новый порядок аттестации подразумевает, что соискатель должен предоставить «мотивационное письмо», портфолио, записать видеоурок и пройти теоретический тест.

Однако преподаватели начали жаловаться на трудности в прохождении этой аттестации. Например, преподавателю фагота заявили, что по его специальности тестов нет, и предложили аттестоваться по специальности кларнетиста или флейтиста. Вопросы в тестах подчас попадались довольно странные для преподавателей музыкальных школ: «Что объединяет творчество Кафки и Камю», «За какую постановку получил «Золотую маску» Теодор Курентзис», «Как принимают на работу педагогов в Финляндии», «Какая система образования в Сингапуре». Для преподавателей классического музыкального образования подобные вопросы, мягко говоря, не профильные.

Кроме того, педагоги пожаловались на отсутствие списка материалов, по которым можно подготовиться к аттестации, и пробных тестов. Также их обидел раздел, призванный выявить в них симптомы «эмоционального выгорания». Но подобные вопросы и формулировки не должны удивлять: ведь для утвердившей их Екатерины Калачиковой важен не опыт и профессионализм, а креатив и прогрессивный подход.

В итоге музыканты, художники и не побоявшиеся гнева начальства преподаватели московских ДШИ подписали письмо столичному градоначальнику Сергею Собянину с призывом уволить чиновницу и спасти тем самым классическое музыкальное образование в Москве.

Судьбы детского музыкального образования Москвы и России, по праву считающегося гордостью нашей страны, должны решать высокопрофессиональные, добросовестные, авторитетные люди. Необходимо найти такую форму его дальнейшего существования, которая позволила бы ему в нынешние непростые времена сохраняться и развиваться ради новых поколений, а не деградировать под прикрытием демагогии о мифических «новых смыслах»,

– говорится в тексте письма.

Среди подписавшихся – композиторы Александр Чайковский, Олег Галахов, Рашид Калимуллин, пианисты Екатерина Мечетина, Михаил Лидский, Сергей Доренский, Александр Мндоянц, художник и академик Сергей Андрияка, скрипач, дирижёр и педагог Виктор Третьяков, джазовый пианист Даниил Крамер и многие, многие другие.

Царьград пообщался и с другими известными деятелями культуры и выяснил, как они относятся к идее модернизации музыкальных школ.

«Чиновники видят искусство и культуру в цифрах»

Пианист и заслуженный артист России Пётр Дмитриев уверен, что чиновники Департамента культуры мало что понимают в классическом музыкальном образовании. Он заявил, что сам с готовностью подписал бы письмо, направленное неравнодушными педагогами Собянину.

«Те люди, которые сидят сейчас в департаментах, не имеют никакого отношения к профессиональному образованию в сфере культуры и искусства. Мода такая пошла: почему-то ставят на эти позиции молодых и ничего не понимающих людей, которые пытаются быть в мейнстриме, в тренде. Они видят искусство и культуру в цифрах. Сколько пришло на тот или иной фестиваль людей, гуляющих по городу, где и сколько можно продать. Для них это главные критерии того, эффективна ли наша культура».

Руководитель Дирекции образовательных программ Департамента культуры города Москвы Екатерина Калачикова. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Что касается рэпа, на языке которого, по мнению Екатерины Калачиковой, мы воспринимаем теракты в США, то это вообще не искусство, считает известный пианист.

Рэп – это вообще не искусство, это субкультура, причём «чёрная», выработанная на улицах и не имеющая к нам вообще никакого отношения. Переносить это на нашу почву – безумная и смешная затея. Русского рэпа просто нет – а мы говорим об этом всерьёз.

Пётр Дмитриев уверен: менять наши музыкальные школы и консерватории не надо, как и пытаться осовременить процесс обучения в них. А креативным чиновникам лучше воплощать свои фантазии в городских парках и ночных клубах.

«Размылить классическое образование – значит дезинформировать будущие поколения»

Заслуженный художник России и ректор Академии живописи, ваяния и зодчества И. С. Глазунова Иван Глазунов также раскритиковал идеи Калачиковой. Ведь в одном из интервью чиновница заявила, что граффити – это «большая часть современного искусства», и потому её дирекция будет внедрять его во все школы искусств.

«Это удар по нашему традиционному образованию. Граффити я никак не могу считать искусством. У нас недавно эти графитчики академию хотели разрисовать. Когда вышла наша охрана, они им в лицо стали брызгать из баллончиков. Какое же это искусство? Это уличное хулиганство. Граффити уродуют исторические здания и современный ландшафт. А в символике этих изображений ещё надо разобраться, откуда это пришло», – высказался по этому поводу Глазунов.

По его мнению, искусство – это классика. А размылить классическое образование – значит «дезинформировать будущие поколения относительно того, кем быть и что делать».

«Если в консерватории появится рэп, её нужно взорвать и поставить ночной клуб»

О незаменимости классики Царьграду рассказал и известный пианист, солист Московской государственной филармонии, профессор Академии музыки им. Гнесиных Юрий Розум. По его мнению, под «новые веяния» можно создать специализированные курсы того же диджеинга или саунд-дизайна. Но тащить это в музыкальные школы, подменяя фундаментальное классическое образование, – недопустимо.

«Классическая музыка невероятно развивает сознание, через это ребёнок обязательно должен пройти. Заменить это электронщиной – гибель для личности, я считаю. Для меня многое из современной музыки нельзя назвать музыкой. Эти скрипы, шумы и звон бутылок – это не музыка, а звуковой перформанс, ритм, долбёжка по голове. Музыка – это мелодия, гармония, эмоция, внутренняя жизнь. Чем тоньше композитор, тем больше у него эмоциональных красок и психологических состояний», – сказал Розум.

По его мнению, если музыкальная культура наша и находится сейчас в кризисе, то уж точно не из-за сохранения классики.

Если сейчас ставятся такие вопросы, считать ли искусством техно и диджеинг, это уже говорит о том, что бескультурье и тупость заполонили наши мозги. Но Россия в этом смысле неубиваемая. Послушайте, как играют в наших консерваториях. И хорошо преподают, хорошие педагоги. Невозможно представить, чтобы в консерватории выступали рэперы или диджеи. Такую консерваторию нужно было бы взорвать и построить ночной клуб. Но консерватория жива, пока её стены помнят Чайковского, Рахманинова, Скрябина и всех наших советских гениев.

Словом, непонятно, кого имела в виду Екатерина Калачикова, когда говорила, что педагоги музыкальных образовательных учреждений её креативные идеи поддерживают. Пока видно лишь то, как они единым фронтом встают за сохранение академических традиций.

Автор:
Петрова Александра

Источник: http://rusdozor.ru/2019/04/03/rep-vmesto-shostakovicha-kakuyu-sudbu-gotovyat-muzykalkam-chinovniki-ot-kultury/
Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх