Сила искусства

Опубликовано 27.04.2015
Деева Людмила Ивановна

О, как она молила бога,
Чтоб обошла их дом беда! -
Когда от отчего порога
Война сыночка увела.

В трудах, заботах и надеждах
Тянулись ожиданья дни,
Лишь весточки дыханьем свежим,
Казалось, могут жизнь продлить.

Нам не понять тех начертаний
Безжалостной подчас судьбы;
Не видим смысла мы в страданьях,
Всевышним что предрешены.

Она так часто трепетала
В кошмарных и тяжёлых снах
И сердце стоном надрывала,
И просыпалась вся в слезах.

Не внял Господь её моленьям
(А может их не слышал Он),
И похоронка вдруг - в мгновенье!-
Её сразила, словно гром.

Ей закричать бы с причитаньем.
Чтоб содрогнулись небеса,-
Но навернулась лишь скупая 
Слеза на впавшие глаза.

И вот, с той горестной минуты
Отнялись руки у неё:
Беда оставила ей путы,
Чтоб жизнь вся поросла быльём.

Потом - больница и леченье,
И долгих месяцев борьба,
И где, дойдя до исступленья,
О смерти лишь была мольба.

Не внял Господь её моленьям
(А может Он не слышал их),
И горе дальше в наступленье
Шло, ударяя всё под дых!

Она - без рук! какой обузой
Для близких сделалась, родных!
давило сердце тяжким грузом
От постоянных дум больных.

Двойному горю покорившись,
Молчала напролёт все дни:
ей избежать хотелось лишних
Бесед, расспросов, болтовни.

От безысходности не скрыться,
да и отвлечься - чем и как?
И стала жить с душой в темнице
Среди сочувствия атак.

...И вот однажды в воскресенье
Ей принесли друзья билет,
Сказав с особым настроеньем:
"Идём сегодня на концерт".

Она немного оживилась:
Нужны причёска и наряд,
Но всё по-быстрому случилось, -
И вот они пришли в театр,

Где их уже в Концертном зале
Ждал симфонический оркестр.
Хоть занавес не поднимали,
Но слышен был со всех он мест.

Настрой обычный полным ходом
На сцене шёл, и ждал народ
Минут заветных в дивных сводах -
Когда в зал музыка вплывёт!

Волна приятного волненья
Тут охватила и её,
И, не скрывая восхищенья,
Она смотрела здесь на всё:

На публику, на люстры, сцену
И на партер, и на балкон -
И наполнялись лучше вены:
Здесь жизнь являла свой закон.

И дрогнул занавес - поднялся,
Как будто рухнула стена;
Аплодисментов всплеск сорвался...
Она же стала как струна.

И, выпрямившись, устремила
Горящий взгляд, скорее, вдаль...
Забилось сердце с новой силой:
Час обновленья наступал!

Но то, что с ней случилось после,
Когда оркестр вдруг загремел,
Предугадать такое вовсе
Никто, наверно б, не сумел.

Вздымалась грудь, катились слёзы,
И не хотелось их унять...
Какие грёзы, штормы, грозы
Смогла в Симфонии узнать?!

Какие чувства всколыхнулись
Под звук литавр и скрипок плач?
Какие думы в ней проснулись,
Что сердце вновь пустилось вскачь?!

Когда ж растаяли все звуки,
И час настал для тишины,-
Её взметнулись птицей руки,
Что жизни были вновь полны!

И подхватил аплодисменты
Искусством потрясённый зал...
О, это были те моменты,
В которых Гений оживал!

Он силой духа и талантом,
И высшею своей мечтой
Вновь утверждал в себе Атланта
Средь жизни суетной, мирской.

Друзья ж, глазам своим не веря,
Боялись даже звук издать.
"Продлись, продлись, мгновенье! Время!"-
Могли лишь сердцем повторять.   

В восторге оживали руки,
Забывшие движенья все:
Они рвались из долгой муки,
Теперь усердствуя вдвойне.

Она же всё кричала "браво!",
Не замечая ничего.
Она из музыки восстала,
Чтоб этим утвердить её!

Наверх