Слово пастыря. "Что означают эти самоубийства детей"?

Опубликовано 12.10.2017

О детских самоубийствах в СМИ уже говорят, как об эпидемии, охватившей всю страну. За прошедший год — более 700 суицидов по стране. В прессе появились сообщения о существовании интернет-сообществ, имеющих целью довести детей до самоубийства. В социальных сетях существуют закрытые суицидальные группы — так называемые «группы смерти», где подростки становятся участниками «игры», получают «инструкции» и «задания», финальное из которых — самоубийство. Для слишком многих детей виртуальная жизнь давно подменила реальную. Она гораздо интересней и ярче. Дети не замечают, как ими начинают управлять. Из смерти делают увлекательную азартную игру. Включаешься в игру — начинает отсчитывать счетчик. Через 50 дней ты должен умереть. Если вдруг под конец испугаешься — тебе помогут. И скажут, как ты это должен сделать: броситься под поезд, под машину, спрыгнуть с высокого этажа, повеситься, включить газовую конфорку… Все это кажется фантастикой из фильмов ужасов, но такова реальность. И мы не имеем права отнестись к этому легкомысленно.

Кто и что стоит за этим новым в истории человечества страшным явлением — в мире, где древние языческие жертвоприношения детей Молоху меркнут перед нынешним убийством миллионов детей прежде их рождения и растлением их с первых дней рождения? Кровожадные злодеи? Сатанисты? Сам сатана, «человекоубийца от начала»? Какой смысл обретают здесь часто повторяемые нами слова: кто не любит детей, тот не человек?

Общество встревожено, обсуждаются способы выявления преступников и законодательные меры их наказания. Уже предложен законопроект, предусматривающий лишение свободы от двух до семи лет за подталкивание к самоубийству, а по существу за организацию и осуществление убийства детей. Принятие законодательных мер, очевидно, необходимо. Но неадекватность их по отношению к совершаемому злу просто вопиет.

То, что происходит, — несомненный симптом небывалого раскрытия зла в мире и новой смертельной болезни человечества, не находящего выхода из тупика бессмысленности своего существования, кроме как самоубийство. К этому состоянию человечество шло постепенно и давно. Но ныне все обнажается до последнего предела. К сожалению, немногие имеют мужество идти до логического конца в видении глубин жизни и смерти. Редко встретишь таких, кто осмелится вместе с французским философом минувшего столетия А. Камю произнести эту страшную фразу: «Есть только одна серьезная философская проблема ― проблема самоубийства». Хотим мы этого или не хотим, сознаем мы это или не сознаем, нам не избежать безжалостной дилеммы нашего существования: мы должны либо покончить жизнь самоубийством, либо воскреснуть. Таково серьезное требование, предъявляемое к мыслящему человеку, в особенности в наше время. Мы должны повернуться спиной ко всем идеологиям и ко всем религиям, в том числе к расслабленному христианству, если они не предлагают глобального решения человеческого существования. Потому что коренной изъян всякой идеологии и религии в том, что они оставляют в стороне единственный существенный вопрос жизни ― смерть.

Воскресение Христово ― великий взрыв Жизни в нашем мире смерти. Я, современный человек, могу принять только такое объяснение жизни и истории, которое позволит мне стать лицом к лицу с реальностью смерти и превзойти ее. Вне этого все ― лишь развлечение и ложь. И смерть. Только исходя из победы Христовой над смертью, могу я предложить реальный выход из беспросветного отчаяния — даже тем, кто пока еще неспособен сознательно воспринять благовестие Церкви.

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

Источник: http://dushenov.org/ruspravNews/?newsId=80712
Наверх