Совесть против Революции (к 100-летию создания первой подпольной монархической организации).

Опубликовано 27.10.2017

В нынешних дискуссиях о событиях 1917 года среди людей не особо сведующих в истории, однако мнящих себя «знатоками», за нечто само собой разумеющееся принят тезис о том, что русская Монархия пала потому, что ее якобы почти никто не поддерживал и не хотел защищать. А когда эти люди узнают, что монархические политические организации до 1917 были самыми многочисленными (до 3 миллионов человек – это во много раз больше, чем все остальные политические партии вместе взятые), – очень удивляются, почему же все эти люди не защитили монархию. Вопрос справедливый, но ответ на него есть. Дело в том, что Революция – это особая технология захвата власти, при которой основная масса населения либо одурманивается пропагандой, либо просто изолируется от политических процессов. Отношение к монархии у основной массы населения Российской Империи до 1917 года было не просто «позитивным», но религиозным, и поэтому свержение царя вызвало просто шок и ступор. Особо эффективным и подлым средством лжи заговорщиков февраля было распространение якобы «отречения» царя, которое они сами сочинили, а затем распространили в СМИ. Этот бесовский «фэйк» во многом и парализовал население, дав «карт бланш» на любые действия революционерам, хотя они и составляли мизерную долю процента всего населения страны.

Хоть и косвенным, но неопровержимым подтверждением монархического сознания подавляющего большинства народа стал так называемый «культ личности» Сталина – т. е. фактическое восстановление «народной монархии» (И. Солоневич) как нормальной формы российской государственности, пусть и в самой варварской ее форме – богоборческой и репрессивной. Как это ни парадоксально, но большевики победили именно потому, что фактически восстанавливали монархию, а «Белое движение» проиграло именно потому, что его западные покровители запретили монархические лозунги. За так наз. «Учредительное собрание» массы воевать не будут, а за «грабь награбленное» всегда и в любой стране можно найти достаточное число желающих. Подлинно русскую идеологию Белого движения начал восстанавливать барон П. Врангель – но было уже поздно: ресурсов Крыма было явно недостаточно для борьбы.

Но даже в этих безнадежных условиях монархисты боролись! И имена этих героев, несомненно, станут украшением русской истории.

В июле 1917 г. бывший депутат Государственной Думы Н.Е. Марков, едва выпущенный из тюрьмы Временным правительством, создал в Петрограде подпольную организацию «Великая единая Россия», которая ставила перед собой цель спасти Царскую Семью (в эту организацию также входили видные правые деятели Г.Г. Замысловский, Н.Д. Тальберг, некоторые правые депутаты Государственной Думы, гвардейские офицеры). Но спасти царственных страстотерпцев не удалось, как позднее говорил Н.Е. Марков, из-за недостатка денежных средств и развала транспортного сообщения. Однако люди, которые пытались это сделать, должны навсегда остаться в нашей памяти!

Особое внимание бесов-«революционеров» было обращено на оболгание или хотя бы замалчивание тех исторических деятелей и движений, которые проявили особую трезвость, мудрость и дальновидность, и еще задолго до начала Революции предупреждали, в какую бессмысленную бойню она превратится и каким позором в конце концов закончится. Среди этих страстно ненавидимых «революционерами» пророков особое место принадлежит политику из народа, блестящему оратору и публицисту, организатору патриотических сил, остановивших революционный бандитизм и беспредел 1905 года, Николаю Евгеньевичу Маркову. Современному человеку, уставшему от лжи и продажных политических игр, наверняка будет отрадно побольше узнать об этой личности, являющей собой зримый пример политика, боровшегося не за личные интересы, а за высшие духовные ценности Православия и патриотизма, за спасение своего народа.

Николай Евгеньевич Марков был выходцем из широко известной в России второй половины ХIХ века литературной семьи – его отец и дядя были известными историческими романистами, которых весьма ценил сам Ф.М. Достоевский. Эта семья никогда не жила в суетных столицах, предпочитая оставаться в своем маленьком имении Александровка Щигровского уезда Курской губернии, занимаясь хозяйством вместе с крестьянами. Заметим, что Щигровский уезд – одно из священных мест России, ибо здесь находится знаменитый монастырь Курская Коренная пустынь, возникший в ХIV веке на месте обретения чудотворной иконы Божией Матери. Кроме того, в сорока минутах ходьбы от Пустыни – усадьба А. Фета; чуть далее – усадьба П. Чайковского. Когда наступит духовное и государственное возрождение России, то несомненно и Александровка, в которой родился Н.Е. Марков будет не менее известной и почитаемой, чем обе вышеназванные усадьбы.

Н.Е. Марков, родившийся в 1866 году, не пошел по литературной стезе, а стал железнодорожным инженером, одновременно занимаясь землепашеством на своих 250 десятинах земли. Это был характерный представитель мелкопоместного дворянства, по своему духовному складу практически не отличающийся от окружающих его крестьян: привыкший работать с утра до вечера, глубоко верующий, не знакомый с алкоголем и табаком, кристально честный человек, готовый отдать последнюю рубаху. Несмотря на развращение так наз. «образованного сословия», которое несла западная «цивилизация» эгоистов-потребителей, таким в начале ХХ века оставалось еще большинство русского народа. Приход в политику людей, подобных Н.Е. Маркову, был исключительно вынужденным – когда обнаружилось, что исконные ценности и святыни народа защищать некому, что самозванные «либералы» и прочие «освободители» из интеллигентской черни на самом деле для Руси страшнее татарского нашествия. (Ситуация, очень похожая на современную.)

К началу ХХ века мировые «темные силы» (о которых Н.Е.Маркову еще предстоит написать свои исследования, раскрывающие завесу многих тайн мировой истории) стали достаточно могущественными для того, чтобы приступить к своей главной цели – уничтожению Православной России как основного препятствия для достижения ими власти над миром. Для этого сначала руками и на средства Британской Империи была вооружена Япония, которая подло и неожиданно напала на русские гарнизоны Дальнего Востока. После того как основная часть русской армии была отправлена туда, в европейской части страны зараннее подготовленные и вооруженные на деньги дома Ротшильдов «революционные» банды внезапно начали организованные беспорядки, предварительно подкупив представителей власти на местах с целью их нейтрализации. Вследствие этого к началу 1905 года во многих важнейших регионах страны наступил полный хаос, беззаконие и безвластие. Перестали работать железная дорога и большинство заводов – так что даже к самому Императору в Царское село можно было добраться только на лошадях!

По законам военного времени зачинщиков забастовок и митингов следовало ставить к стенке без излишних сентиментальностей, но местные власти, подкупленные и не имевшие реальной силы, плевали на закон и полностью бездействовали. Полицейские (которых в России на душу населения было в 10 раз меньше, чем в США), многие были убиты и ранены в первые же дни «революционного» беснования, а остальные не могли даже выйти на улицу. Особой подлостью и лживостью отличалась провокация, организованная «революционными» бесами 9 января в Петербурге в виде так называемого «шествия к Царю». Прекрасно зная, что Царя в городе нет, а многотысячное шествие по законам военного времени запрещено, они организовали движение пьяных толп бастующих рабочих в сторону Зимнего дворца. Когда военные патрули пытались их остановить, «революционеры» из гущи толпы стали обстреливать солдат из револьверов, а те по уставу вынуждены были открыть ответный огонь. В результате – около сотни убитых с обеих сторон. Бесы надеялись, что в результате такой подлейшей «операции» им удастся поколебать авторитет царской власти в народе – но жестоко просчитались. Пройдет еще совсем немного времени и сам народ, без помощи почти парализованного государства организуется в патриотические дружины, которые разгромят революционные банды и восстановят порядок. По древней традиции эти дружины получили название «черных сотен» – так назывались ополчения русских городов, сражавшиеся с татарами на Куликовом поле, ополчения Минина и Пожарского, освободившие Москву от поляков, и вот теперь ополчения против «татар» ХХ века – «революционных» бесов. Одним из первых организаторов патриотических сил был Н.Е. Марков.

Еще в 1904 году, в самом начале новой Смуты, Н.Е.Марков стал именно тем человеком, благодаря которому она на смогла проникнуть в Курск. Когда Губернская земская управа (подобие нынешнего «облсовета»), в-основном кадетская или ещё более «левая» по своему составу, превратилась в революционный митинг с призывами к свержению царской власти, туда явился Н.Е. Марков с группой патриотически настроенных земцев и громогласно провозгласил «Ура!» Самодержцу Всероссийскому. В других городах такие смелые попытки остановить смуту уже часто заканчивались смертельным исходом для тех, кто их делал. Но в Курске русская совесть граждан и авторитет самого Н.Е. Маркова были столь сильны, что в революционном сборище произошло замешательство. Многие поддержали патриотический клич, а затем «революционеры» были с позором изгнаны из собрания (по ходу дела Н.Е. Марков лично успел дать по роже нескольким самым наглым из них). После этого земские патриоты во главе с Н.Е. Марковым организовали «Партию народного порядка» численостью более 500 человек, представлявшую собой народную милицию, благодаря которой Курск стал одним из тех немногих крупных городов, где не произошло никаких беспорядков и беззаконий в течение всей «революции» 1905-1907 годов. По инициативе Н.Е. Маркова из числа членов курского Дворянского собрания были с позором исключены все, кто сочувствовал революционной заразе.

Если бы и в других городах Империи нашлись люди, по своему авторитету, смелости и решительности подобные Н.Е. Маркову, то Смута угасла бы в зародыше. Но, увы, получилось иначе. Первоначально сопротивление населения бесчинствам революционных банд носило пассивный характер, выражаясь в-основном в крестных ходах и молебнах о прекращении смуты и «междуусобных браней». Однако бесы, при полном бездействии властей обнаглели до того, что стали прямо нападать на крестные ходы, обстреливая их из револьверов и даже иногда метая гранаты в толпу молящихся, среди которых были и дети! Такого рода изуверства произошли более чем в ста городах России, имелись тысячи убитых и раненых. Обычно в таких случаях все мужчины – участники крестного хода бросались ловить и разоружать бандитов, и не имея огнестрельного оружия, только за счет отваги и новых жертв могли это сделать. Но тех, кого удавалось поймать, обычно по заслугам казнили прямо на месте.

В южных и западных губерниях, как правило, большинство в «революционных» бандах составляла еврейская молодежь, которая после разбоев бежала в свои кварталы и тем самым «подставляла» их под гнев коренного населения. Поэтому обычно вслед за «революционным» разбоем здесь обычно в качестве неотвратимого возмездия следовал погром еврейского населения, в основной своей массе к этим разбоям нисколько не причастного. Впрочем, основную массу погромщиков составляли совсем не те, кто реально пострадал от бандитов с револьверами, а криминальный элементы и уличная толпа. Однако тот факт, что погромы чаще всего бывали ответом на революционный террор и бандитизм был ловко использован для создания лживого мифа о том, что погромы – якобы дело рук патриотических организаций и народных дружин, боровшихся с Революцией. Вся лживость этого мифа вполне очевидна в свете целого ряда фактов. Во-первых, указанные организации возникают только с ноября 1905 года – уже ПОСЛЕ того, как погромы практически закончились. Во-вторых, они и закончились именно благодаря восстановлению порядка стихийно возникшими народными дружинами и разгону ими революционных шаек. Очень показателен тот факт, что если «революционеров» в эти годы погибло около двух тысяч, евреев – около 1 тысячи, то простых русских людей – более 20 тысяч! Так кто же кого «громил», спрашивается? Ответ очевиден: громили в первую очередь саму Русь и тех её граждан, кто сопротивлялся «темным силам» бандитской Революции.

В Курске, который был вне «черты оседлости», и где вообще не было евреев, Н.Е. Марков создал первую патриотическую организацию и дружину – очевидно, отнюдь не для погромов. «Громить» там было просто некого. А самое массовое и кровавое столкновение «черных сотен» с революционными бандами, закончившееся почти полным истреблением последних, произошло в Томске – за тысячи километров от «черты оседлости», где евреев никто и не видел. Поэтому те, кто нызывает патриотические организации «погромными» – либо нагло и сознательно лгут, либо демонстрирует крайнюю степень невежества. Патриоты боролись не против какого-то социального класса или народности, а именно против Революции, ясно видя, в отличие от тупой и продажной «интеллигенции», что она направлена не против мифического «деспотизма», а против самой Православной Руси и против самого Христа. И ведут её не «борцы за свободу», а темные сатанинские силы.

Именно об этом говорил депутат Н.Е. Марков с трибуны Третьей Думы, собравшейся в 1907 году. Говорил, чтобы не дать подготовить бесам новую, еще более кровавую Смуту. Говорил почти в полном одиночестве, под свист и ругательства хамоватых «левых», под надменные ухмылки «либералов». И те, и другие очень скоро жизнью расплатились за свою «революционную» тупость и самодовольство или, в лучшем случае, бежали в эмиграцию. Расплатилось и государство, которое в лице П. Столыпина приложило все усилия к уничтожению своего настоящего спасителя – «Союза русского народа», всероссийской патриотической партии, объединившей с ноября 1905 года все региональные организации, боровшиеся с «революционной» бесовщиной.

Позднее Н.Е. Марков свидетельствовал: «Зная совокупность политики Столыпина, как к нам относились на местах, как наших членов «Союза» преследовали и выгоняли со службы, можно убедиться в том, что… в сущности нас уничтожали». И это несмотря даже на то, что многомиллионный «Союз русского народа» в десятки раз превышал по численности все остальные политические партии России вместе взятые, и на то, что он был ЕДИНСТВЕННОЙ партией, не получавшей иностранных субсидий, прямо направленных на разрушение России (а небольших пожертвований русских людей не хватало даже на издание газет)! П.Столыпин, параллельно с этим активно разрушавший основу русской государственности и лучших черт русского национального характера – крестьянскую общину, был, безусловно, одним из агентов мировых «темных сил».

Н.Е. Марков никогда не стремился к политической карьере, в отличие от подавляющего большинства остальных членов Думы, пришедших туда не для государственной работы и выражения народных интересов, а для реализации личных амбиций и шкурных интересов – и именно за это его так страстно ненавидели! Ненавидели также и за то, что никто не мог сравниться с ним в красоте и убедительности выступлений – часто даже «левые» кричали ему: «Браво, Марков!» Это было не «ораторское искусство», а живая народная русская речь, на фоне которой с особенной ясностью проявлялось убожество интеллигентского «новояза» с его трескучей и претенциозной, но совершенно плоской и пустой по смыслу фразеологией, идеологическими штампами и двуличием. Ненавидели даже за его внешний вид – Н.Е. Марков, помок военной династии, участвовавшей еще в Куликовской битве, и сам был огромного роста и богатырского телосложения, очень похожий лицом на Петра Великого. Даже многие противники называли его за все перечисленные качества Николаем Великолепным. (Другие же, с мелкой и завистливой душенкой, придумали ему уничижительной прозвище «Марков второй», т.к. в Думе был еще другой Марков, из «левой» шпаны.) Н.Е.Марков был едиственным из тогдашних политиков, широко известным в народных массах. Каждый, кто был готов героически защищать Россию от врагов внутренних и внешних, в то время именовал себя «марковцем».

В июле 1908 года Н.Е. Марков был избран в Главный совет «Союза русского народа» и начал борьбу с попытками Столыпинских агентов его расколоть и уничтожить. Тем не менее, раскол произошел в 1910 году, когда один из первых основателей Союза А.И. Дубровин (авторитетный детский врач) все-таки вышел из него и со своими сторонниками организовал Союз с тем же названием, но с приставкой «Всероссийский». Дружины по приказу Столыпина были расформированы, а с 1914 года большинство их членов были призваны на фронт. Перед Смутой 1917 Россия оказалась беззащитной.

Едва успев прийти к власти после свержения царской власти, Временное правительство «темных сил» задумало устроить показательное судилище над патриотами со стандартными обвинениями в «погромах» и т.п. Н.Е. Марков в качестве формально – свидетеля, а по сути – обвиняемого, фактически попал под арест и допросы. Но длившееся несколько месяцев расследование, даже при всей его предвзятости, так и не смогло доказать НИ ОДНОГО случая какой-либо причастности патриотических организаций к еврейским погромам и другим разбойным действиям – во всех случаях были обнаружены лишь факты их вынужденной самообороны от действий «революционных» банд. Так с треском провалился один из самых лживых мифов ХХ столетия. Но пришедшие им на смену большевики вообще не стали ничего расследовать и доказывать, а просто объявили всех патриотов «погромщиками» и вдалбливали эту ложь в головы наивных «советских людей» более 70 лет подряд. «По инерции» этот миф, к сожалению, дожил и до наших дней.

В годы самой страшной в истории революционной Смуты, начавшейся в 1917 году Н.Е. Марков со свойственным ему героизмом пытался организовать спасение Царской Семьи из большевистского плена. Причины неудачи этой попытки он описывает так: «Когда мы приступали к этому подвигу, у нас были надежды на проснувшуюся совесть русских богачей и русских верхов. Людей, готовых жертвовать своей жизнью ради спасения Царя и восстановления монархии, было немало. Но все попытки – не только мои, но и всех моих единомышленников – получить на дело необходимые средства потерпели неудачу. Требовались миллионы, а мы с трудом находили десятки тысяч. Постыдное равнодушие, окаменелость и неизжитое недоброжелательство к монархии и к монархистам отталкивали наши обращения за помощью. Мы имели печальное удовольствие видеть, как всего через несколько месяцев после пренебрежительного отказа в помощи на спасение Царя все эти холодные себялюбцы были до нитки ограблены большевиками, сейфы и вклады отобраны и сами они – в большинстве поарестованы, а многие и расстреляны…Но все же до последнего дня мы добивались и делали все, что было в наших силах, для освобождения Государя и Его Семьи».

В годы гражданской войны Н.Е. Марков как офицер по специальным поручениям в армии Н.Н. Юденича прилагал титанические усилия к согласованию действий белых армий, а также пытался убедить их руководство, что добиться победы можно только под монархическими лозунгами, что за «республику» и «Учредительное собрание» народ массово воевать не будет, и пойдет за большевиками, которые обещают «всеобщую справедливость». Как доказывал Н.Е. Марков, если бы белые провозгласили традиционный лозунг «За Веру, Царя и Отечество!», то их победа была бы неизбежной.

В эмиграции сложились два направления деятельности Н.Е. Маркова: организация монархического движения и научное исследование истории захвата антихристианскими «темными силами» сначала решающего положения в рамках западной цивилизации, а затем и господства над миром, которое вполне установилось в результате разрушения Православного Царства и ритуального убиства Помазанника Божиего (как известно, убийцы уже не скрывали подлинного сатанинского смысла этого преступления и оставили соответствующую надпись на стенах подвала, в котором оно произошло).

В 1921 году на съезде русских монархистов в немецком городе Рейхенгалле Н.Е. Маркова избирают председателем Высшего Монархического Совета (неформальным лидером монархического движения он оставался до самой своей смерти в 1945 году). С 1920 по 1930 год Н.Е. Марков издает журналы «Двуглавый орел» и «Еженедельник Высшего Монархического Совета», где ярко проявился его талант публициста в статьях на исторические, политические, философские и даже богословские темы. Но главным трудом его жизни, который также носил синтетический – исторический, философский, богословский и политический – характер стало двухтомное исследование «Войны темных сил», первый том которого вышел в 1928 году в Париже в издательстве «Долой зло», а второй – там же два года спустя. Н.Е. Марков, владея основными европейскими языками, изучил всю мировую литературу по этой тематике, дополнив её собственными историческими изысканиями, особенно по событиям ХХ века. В отличие от европейских авторов, Н.Е. Марков не ограничился только историческими описаниями, но создал целостную научную концепцию истории Нового и Новейшего времени, в соответствии с которой одной из важнейших, а затем и решающей силой социальных, политических и мировоззренческих изменений в этот период была деятельность тайных организаций, стремившихся к разрушению христианской цивилизации и завоеванию господства над миром. Хотя эти организации носят интернациональный характер, но решающим фактором их успеха стала опора на могущественный еврейский финансовый капитал, что особенно ярко проявилось в ходе «революционного» разрушения России. Впрочем, подробное рассмотрение научного наследия Н.Е. Маркова – предмет для отдельной статьи. Упомянем лишь, что переиздание его основных трудов и публицистики вышло в Москве в 2002 году и теперь доступно для беспристрастного изучения.

Николай Евгеньевич Марков и умер на 80-м году жизни за две недели до окончания Второй мировой войны, на тот момент город уже был занят американцами. Похоронен на Православном кладбище Церкви св. Елизаветы в Висбадене, где указана дата смерти – 22 апреля 1945 года.

И хотя нынешнее население бывшей Империи – несчастный продукт «революционных» и прочих экспериментов ХХ века – в большинстве (однако уже явно не «подавляющем») живет лишь корыстно-эгоистическими целями и низменными инстинктами, но духовное возрождение народа происходит буквально на наших глазах. Все больше и больше людей начинают понимать и столь возвышенную идею, как Православная Монархия. Пришло время, когда люди, подобные Н.Е. Маркову, возвращаются в нашу историческую память. И эта память делает нас непобедимыми перед натиском любых «темных сил».

Виталий Даренский, кандидат философских наук,

г. Луганск, ЛНР

Наверх