СВЯЩЕННИК ДМИТРИЙ НЕНАРОКОВ. "ОТ ПРЕДАТЕЛЬСТВА К ПРЕДАТЕЛЬСТВУ: 1917 – 2017."

Опубликовано 26.02.2017

Невиданный цинизм действий современных церковных иерархов, с которым пришлось столкнуться Русской Церкви в сем десятилетии, ознаменовал собой новый виток исторической спирали – с того рокового 1917, когда в одночасье рухнула самая Великая Империя, которую народ собирал столетиями, по крупицам, обильно напояя собственной кровью. Пала жертвой международного заговора против Самодержавия – заговора еврейской мести и масонской ненависти.

Российской Империи было суждено захлебнуться кровью десятков миллионов своих лучших сынов и дочерей и погибнуть. Но прежде, 4/17 июля 1918 года, была принесена сакральная талмудическая жертва: Ипатьевский дом в Екатеринбурге был превращен в зловещий жертвенник, на котором были изуверски жестоко уничтожены Помазанник Божий Царь и Его Семья. Одиноко восходя на свой Крест, подобно Самому Христу, Они были оставлены всеми, преданы и оболганы...

А еще раньше – в феврале 1917 года, во многом опережая даже самих заговорщиков-революционеров, Российская Православная Церковь в лице Священного Синода и всех ее первенствующих иерархов совершила сугубый грех клятвопреступления и попрания верноподданнической присяги, который до сих пор не раскаян и не снят... Приветствуя и благословляя свержение Самодержавия, Синод, по сути, благословил и духовно возглавил всю кровавую цепь революций и смут – чудовищной кровавой бани – каббалистический «эксперимент» по тотальному геноциду целых наций, сословий и общественно-социальных групп, по уничтожению и искоренению самого именования Православной Веры и поминания Имени Божия на Русской земле...

Перстом Божиим, через века указующим на постыдное, роковое для судьбы России, преступление первоиерархов РПЦ в феврале-марте 1917 года, является характерное символическое «совпадение» даты выхода Определения Синода N1226 «Об изменениях в церковном богослужении в связи с прекращением поминовения царствовавшего дома», исключавшее из Богослужений всякое упоминание о Государе, и позорный арест будущих Царственных Мучеников и их Детей – 8 марта 1917 года – трагической даты начала восхождения Венценосной Семьи на свою Голгофу. Сие неслыханное в истории человечества вопиющее беззаконие было спокойно, как должное, воспринято во всей церковной среде – и именно в этот день фатально надломилось религиозно-церковное сознание Русского народа, в лице родной Церкви отвергнувшее своего Отца и Государя.

С сего рокового дня – 8 марта 1917 года – берут начало все церковные «преобразования» в России: от обновленчества и сергианства до экуменических реформ Баламанда и Шамбези, вплоть до «встречи тысячелетия» – гаванского предательства, годовщину которого, словно пир во время чумы, столь радостно отмечает ныне вся высшая российская церковная «общественность»...

Ничуть не удивляет, что омасоненный Синод Российской Православной Церкви (к примеру, митрополит Антоний Храповицкий «на одном из Соборов доказывал полную допустимость для христианина и для иерарха состоять членом масонской организации до 18-й степени масонства» (из Открытого письма архиепископа Феофана Быстрова), не дожидаясь публикации фальшивки заговорщиков – «Акта об отречения» Государя – сразу вошел в тесное сотрудничество с Временным правительством, вовсю подружился с ним: «И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом» (Лк.23,12) – ведь у всех масонов, в том числе и у иерархов-синодалов, главными врагами было Самодержавие и Божий Помазанник Царь.

Оправдывая свое христопродавчество борьбой за свободу Церкви от «цезарепапизма» (использованный синодалами двойственный термин), русские первоиерархи всячески «предусмотрительно» духовно содействовали свержению Государя Императора – единственного, кто по церковному и государственному законодательству имел полное право наказать архиереев-клятвопреступников. Ибо Помазанник Божий – «епископ внешних дел Церкви» (по слову св. Константина Великого) – лишь он «хранитель догматов веры, блюститель правоверия и церковного благочиния».

Идя на поводу явного зла и благословляя его, Синод всеми способами добивался концентрации и сакральной и политической власти исключительно в собственных руках. Свержение Самодержца позволяло иерархам-клятвопреступникам обманным путем избежать суровых церковно-канонических наказаний: ведь за сие тягтяйшее преступление священнослужителей положено извергать из сана (25-е апостольское правило), а мирян – отлучать от Причастия на 10 лет (65-е правило св. Василия Великого).

Беззаконный Синод, зараженный безумным властолюбием, строго следуя масонским предписаниям, преступно узурпировал власть Помазанника Божия, тем самым подняв руку на Вседержителя, Который Сам ставит Православных Государей на Царство.

И Сам же Господь закрыл уста всех архиереев Российской Церкви, сделав их безответными – безгласными перед Его Высшим Судом: всего за 4 (!) дня до начала революционного безпредела, в Неделю Торжества Православия (19 февраля 1917 года), во всех кафедральных Соборах России архипастыри велегласно возгласили анафематствование: «Помышляющим, яко Православнии Государи возводятся на Престолы не по особливому о них Божию благоволению, и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великаго сего звания в них не изливаются: и тако дерзающым их на бунт и измену – Анафема!» -- Так Синод, а за ним и фактически весь епископат РПЦ, сам себя подвел под страшную Анафему, отлучив себя и от общения с Богом, и от общения с Церковью Христовой...

Поместный Собор 1917-1918 гг. довел преступления Священного Синода, совершенные в феврале-марте 1917 года, до своей логической полноты. Духом падшего Денницы – революционным «духом Февраля», вконец надломившим религиозно-церковное сознание Русского народа, пронизаны не только решения сего Собора – им дышат все соборные и церковные постановления Русской Православной Церкви, правоприемницы Российской Православной Церкви, вплоть до наших дней.

Поместный Собор 1917-1918 гг., созванный вопреки воле Государя Императора, смиренно преклонил выю перед диктатом масонских властей, которые под угрозой расправы запретили «монархическую пропаганду». Архиереи-монархисты – а таковых к тому времени нашлось лишь двое: митрополит Макарий Невский и митрополит Питирим Окнов – на Собор допущены не были...

Почти вся полнота Русской Церкви в лице ее Поместного Собора, полностью одобрив Февральское предательство и реабилитировав революционеров, в очередной раз предала Государя и Его Семью – униженные и облеченные в ризы поругания и мученичества, в томлении кромешной неволи они уже отмеривали свои последние шаги на Голгофу... Действия Собора в отношении Царственных Мучеников чудовищны – и это, без всякого сомнения, одна из позорнейших страниц истории Церкви:

Собор молчал, ни слова не обронив в защиту заключенного Государя и Венценосной Семьи...
Собор молчал, ни словом не выразив своего отношения к безпрецедентному по жестокости и цинизму злодейскому ритуальному убийству Царственных Мучеников...

Собор отверг Слово патриарха об убиении Государя и не включил его в свои Деяния...
Собор ограничился лишь решением о служении панихиды по убиенным Царственным Страдальцам. Но даже и здесь 28 (!) голосов было подано против таковой, при 3-х воздержавшихся...

Собор многократно в своих выступлениях возводил немыслимую хулу на убиенных Венценосных Страдальцев, будто снова и снова желая Им -- Государю, Государыне и Их Детям мучительной смерти: «Распни, распни Его!» (Иоанн 19,6)...

Собор исключил из чинопоследования Недели Торжества Православия 11-е анафематствование о возстающих на власть Православного Государя (произошло это на заседании 26 февраля 1918 года – в годовщину революции)...

Таким образом, «соборный разум», вместо того, чтобы возвысить свой голос и хотя бы постфактум дать объективную церковную оценку богомерзкому мятежу и со всей полнотой церковной власти безоговорочно осудить изменников-революционеров и сатанистов-цареубийц, вместо того, чтобы смертные грехи бунта, измены и клятвопреступления назвать грехами и призвать к покаянию за них – просто исключил их из списка грехов, одновременно отвергнув Божественное происхождение Царской власти и утвердив «Божественную волю» взбунтовавшейся черни.

И ведь до сей поры Московская Патриархия «дышит» тем же темным мятежным цареубийственным духом Февраля 1917. И это отражено в каждом церковном документе, принятом с того рокового года. Выдвинут и ложный тезис, на котором зиждилось оправдание за тот мерзкий грех измены и клятвопреступления: духовная жизнь Церкви якобы никак не связана с формой государственного строя. Тезис, приведший к полному согласию Собора с гнусными кровавыми злодеяниями ритуального цареубийства и массового террора и оправданию преступников: сатанистов еврейских мистических сект, масонов и всех, продавшихся им.

Поместный Собор 1917-1918 гг. – полнота Российской Православной Церкви – во всей духовной полноте, так или иначе повторил поступок христоубийцы – Пилата: «Взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего» (Мф.27,24), Помазанника Божия...

В 1917-18 гг. Собор отверг Божественное происхождение Царской власти, сравняв ее с «землей» – со властью сатанистов-масонов и мятежной толпы. Но и до сего времени не только святая Кровь Венценосных Мучеников – «вся кровь праведная, пролитая на земле» (Мф.23,35) Русской в угаре гражданской войны и массового террора, чудовищных репрессий и геноцида целых народов – лежит, в том числе, и на нерасканной совести облеченных в сан современных книжников и фарисеев-лицемеров (см.Мф.23): в ключевых вопросах, в частности, о государстве и власти Московская Патриархия строго следует предательским постановлениям Февраля 17-го, ни на йоту не отступая от них.

Из всего этого следует, что корни не только обновленчества и «сергианства», но и всего последующего поступательного «реформаторского» отхода РПЦ от чистоты Православного исповедания – вплоть до Гаванской унии с планируемым далее слиянием всех «христианских церквей» в одну Мировую антихристову «церковь» – следует искать в февральском предательстве РПЦ 1917 года.

И вот уже заканчивается февраль 2017 года. Ровно сто лет назад свершилось непоправимое: с благословения и при прямом участии высшего духовенства, при той или иной поддержке со стороны народа, в России был свергнут и ритуально-злодейски уничтожен Удерживающий – Помазанник Божий Государь, Его Семья и все, так или иначе имевшие отношение к Богодарованной Царской власти.

Масонское клеймо «свобода, равенство и братство» легло позором на сердца членов Синода и большинства архиереев Российской Церкви. Возжелав «свободы» для Церкви, они пошли на чудовищное преступление: «Вы осудили, убили Праведника; Он не противился вам» (Иак.5,6)... Осудившие и казнившие Христа боялись, что Иисус из Назарета положит конец их лицемерию и заберет у них духовную власть. Уничтожившие Монархию и руками масонов-сатанистов убившие Помазанника первосвященники РПЦ боялись упустить свой шанс для УЗУРПАЦИИ Царской власти, для сосредоточения в своих руках ВСЕЙ сакральной власти в государстве – и Царства, и Священства.

Захват полноты ВЛАСТИ – вот сокровенный мотив всех поступательных и страшных предательств и преступлений первоиерархов Российской Церкви вплоть до настоящего дня – преступлений, в которые они втянули и которыми «замазали» весь русский Божий народ.

Именно целям ВЛАСТИ узкого круга «князей церкви» служит так называемое «церковная свобода» и «церковное процветание» – это и рост капиталов «церковных» банков, массовое храмостроительство, введение специальности «теология» в светские ВУЗы, «попечение» о молодежи, протестантские реформы богословской науки, и, наконец, слияние с неокатолицизмом и другими «христианскими конфессиями».

Церковь никогда не нуждалась ни в свободе, ни в процветании – Она всегда свободна и всегда процветает только потому, что ее глава – Христос Господь, а она – Его мистическое Тело: «К свободе призваны вы, братия» (Гал.5,13); «Где Дух Господень – там свобода» (2Кор.3,17).

Предав Помазанника Государя на лютую смерть и захватив Его власть, сломав Богодарованную Симфонию Церкви и Царской власти, Синод обрек Божий народ на невиданные страшные муки и физическое истребление, и только прямое Божие вмешательство не допустило полного удушения Православной Веры.

На Царственной Крови новыми Каиафами была выстроена новая лжесимфония Церкви и государства, которая сводится к следующему: кроме сакрального Самодержавия, любая государственная власть хороша – ибо с ней всегда можно договориться и урвать для себя от государства тот или иной «кусок» вожделенной «церковной свободы» и «церковного процветания» для собственной же «каиафовой» власти, богатства и благополучия...

Гаванская мерзость – «встреча тысячелетия», годовщину которой мы вспоминаем сейчас – достойный плод такой «симфонии»... Верую, что Господь восстанет Сам «яко силен и шумен от вина» (Пс.77,65) «и воздаст каждому по делам его» (Мф.16,27). Тогда свершится страшный Его Суд над нынешними пилатами, каиафами, францисками, кириллами, иларионами, и Суд этот будет нелицеприятен!

Наверх