ТАЙНЫЙ РУССКИЙ МОНАРХИЗМ

Опубликовано 01.06.2018

1. «ГЕРМАНСКИЙ ДЕМБЕЛЬСКИЙ ОРЕЛ»

Но вернемся к писаниям Николая Козлова насчет надписи в подвале Ипатьевского дома: «Эта надпись, – считает он, – состоит из четырех каббалистических знаков и из двустишия из Гейне, являющегося реминисценцией библейского рассказа о пире Вальтазара, наводит на сопоставление этих знаков со словами, начертанными на стене царского чертога таинственной рукой: «мене, мене, текел, упарсин». Расшифровка каббалистической надписи, сделанная несколько лет спустя, подтвердила предположение, что четыре знака, оставленные рукой приезжего каббалиста на стене Ипатьевского подвала являются текстом каббалистического приговора (выделено мною, – Л.Д.С-Н), которому подвергся Русский Царь и Его верные слуги. Подобное написание приговора и вины осужденного на казнь преступника, – продолжает Николай Козлов, – практиковалось ещё у древних иудеев, как известно, ещё во времена Иисуса Христа и было начертано на дощечке или титле, прибитом к верху Креста Спасителя на трёх языках – еврейском, греческом и римском с обозначением вины распятого:
= Иисус Назарянин Царь Иудейский =
… Обратившись к расшифровке таинственных знаков из Ипатьевского подвала, – пишет автор, – нельзя не заметить, что они содержат каббалистическое надписание имени мистического убийцы Русского Царя, сопостата и похитителя Российского Самодержавного Престола, как начертание на стене дворца Валтасара заключают в себе имя персов, покоривших себе Вавилон, и титло на Кресте Спасителя имя распявших его иудеев…»

Тут, пока я читал этот текст Николая Козлова, я невольно почему-то вспомнил документально-рекламный фильм про семейство Ротшильдов, и про их современного главу Дэвида Майера Ротшильда. Вот он ходит по своему дворцу в Австрии и дает команды какому-то знаменитому художнику-абстракционисту как лучше лить жидкую краску на огромное полотно на стене. И художник, явно не еврей, а австриец, с ярко выраженной арийской внешностью, внимательно и даже как-то подобострастно его выслушав, начинает лить жидкую краску теперь уже в другом углу картины, и так, чтобы подтёки и разводы ложились, исполняя пожелания Ротшильда… Я смотрел на эту сцену и вспомнил, как мы в Армии расписывали маслом 20-ти метровую стену в нашем главном здании телеграфистов-микрофонщиков… И так же, вот, приходил, правда не Ротшильд, а заместитель командира части по политпропаганде, и всё поправлял и учил нас, что и как нам изображать. А мы, лазая по трёхэтажным стеллажам из необструганных досок, писали тогда масляными красками огромное панно: Победа Советских войск над фашистской Германией, под названием «Падение Берлина». Интересная это была картина!

Помнится, там на развалинах домов, и на обгоревших, покореженных остатках немецкого оружия, стояли прекрасные наши солдаты-победители всех родов войск Советской Армии. Был тут и моряк, и морской десантник, и десантник воздушный, и летчик, и танкист, и артиллерист, и связист…
Красивые такие, наши Русские солдатики, написанные в духе позднего, несколько символического соц-реализма конца 60-х годов затухающего Советского века.

А там, среди искореженного металла германского оружия, лежал и поверженный штандарт «Адольф Гитлер» – мощное знамя с черным германским крестом и, с ним, несколько ниже, знаменитый агрессивный германский орел с правосторонней свастикой в когтях.

Помнится, я всё никак не мог оторваться, прописывая голову и крючкообразный клюв этого орла. Всё прописывал и прописывал. А наши солдатики, которые красили стены самого здания, приходили, собирались кучей и всё обсуждали нашу работу. Каких только мнений не высказывалось! Но особенно им почему-то нравилось, как я выписываю орла. Причем, даже не столько самого орла, сколько именно мое старание по его выписыванию…

Так мы и работали, в свое удовольствие, забыв и о времени, и даже о неотвратимо приближающемся дембеле. А я все прописывал и прописывал этого поверженного черного Германского Орла, и особенно его агрессивный, загнутый клюв. Мощный был у него клюв, а вот, поди ж ты, упал орел, и теперь лежал поверженный на груде искорёженного железа знаменитых Тигров, Пантер и Фединандов… Он лежал, а я, забыв обо всем, всё прописывал его, прописывал и прописывал. Забыв, как я уже писал, и о времени, и о пространстве. Ибо всего меня тогда поглотила страшная, мистическая и волшебная вещь, которая по-русски именуется – Искусство . . .

Даже не знаю, зачем я тут написал этот отрывок о том, как мы в Армии писали фреску «Победа над Вермахтом – 1945». Так, по ассоциации с Ротшильдом написал. Хотя, что ж, это часть моей жизни, так сказать, «Мои этапы»…
. . .

2. «СЪЁМКИ РИТУАЛЬНОГО УБИЙСТВА» ИЛИ «БЕСОВСКИЕ ПЛЯСКИ»

Однако вернемся к главному. Тема эта – о двустишии стихотворения Гейне и четырех-знаковой надписи на обоях Ипатьевского подвала, чтобы там не говорили и не писали Соловьевы и Аксючицы – тема эта всё более и более захватывает разных авторов. Почему? А потому, что в ней ключ к разгадке убийства Царской Семьи. Вот что о совершении этого убийства говорил старец Николай Псковоезерский:

«У властей есть подлинные документы о Цареубийстве. Они точно знают, что произощло, но скрывают!..»
«… И фотографии есть умученных Там Царственных Святых. У них даже есть киносъемка того ужасного зла, совершенного в Ипатьевском подвале… Страшные кадры… Пляски бесовские…»

Я полностью верю этим словам Псковоезерского Старца. Да и то. Ведь сатанисты часто снимают (запечатлевают на пленку) свои дела. Например, смерть Маяковского прямо снимали на фото.

Приехал с камерой известный фотограф Напфельбаум и щёлкнул прямо момент, когда Маяковский, раскинув руки и страшно заорав, упал на пол. То есть, сам процесс ритуального жертвоприношения сатане снимался на камеру, т.е. фиксировался как неопровержимый документ для будущих «товарищей потомков», с которыми Владимир Маяковский хотел говорить не только как «живой с живыми», но и как с живыми – мертвый…

Соратница Владимира Владимировича по ЛЕФу, 28-летняя художница Елизавета Лавинская вспоминала, что 16 апреля в Клубе писателей, где был установлен гроб с телом Маяковского для прощания, (дальше – внимание! – Л.Д.С-Н) – чекист Яков Агранов показывал ей и другим «лефовцам» фотографию мертвого поэта: «Он [Агранов] мне передал какую-то фотографию, предупредив, чтобы смотрела быстро и чтоб никто из посторонних не видел. Это была фотография Маяковского, распростертого, как распятого, на полу с раскинутыми руками и ногами и широко раскрытым в отчаянном крике ртом. Я оцепенела в ужасе… Мне объяснили: «Засняли сразу, как вошли в комнату, Агранов, Третьяков и Кольцов». Больше эту фотографию я никогда не видела…»

Вошли и сразу сфотографировали. Чем? Огромной деревянной камерой на трёх ножках? Но как бы ни было быстро проведено это «сразу» – как можно было заснять сам момент прямо перед их глазами происходящей смерти? В общем, всё это враньё. Убивали и, убивая, сфотографировали. Вот это похоже на правду. Не удивлюсь, что в тайных архивах есть фотографии, а то и фильм о том, как мучили и пытали Есенина…

А посему, безоговорочно верю в слова отца Николая Гурьянова, что убийцы, совершая сатанинский ритуал мучения Святых Царственных Мучеников – снимали всё это на фото и кино-камеры. И эти съёмки находятся в самых тайных архивах той самой извечной Тайны беззакония, которая, по слову Апостола Павла – «уже в действии»…
. . .

3. «ДО 100-ЛЕТИЯ УБИЕНИЯ ВОПРОС РЕШЕН НЕ БУДЕТ»

Но, вот, борьба вокруг «царских» останков на время как бы затихла. Во всяком случае, отстаивающий «научную точку зрения» Анатолий Дмитриевич Степанов пишет, что «до 100-летия убиения Царственных Страстотерпцев вопрос, скорее всего, решен не будет. Ибо Сам Святейший Патриарх Кирилл заявил, что вопрос этот не может быть решен к каким-то определенным датам. И вообще, расследование и исследования будут длиться долго и, может быть, даже очень долго». Тут я совершенно согласен со Степановым – ибо считаю, что они будут длиться до Второго Пришествия Господа Бога нашего Иисуса Христа и Его Страшного Суда. И вот тогда все само откроется. И мы все увидим, как «они» мучили и истязали Святого Царя и Его Семью . . .
Но некоторым, святым по жизни людям, дано это видеть уже сейчас.

И среди них, прежде всего, наш современник, Псковоезерский Старец отец Николай Гурьянов. Который прямо говорил: «Царских останков нет… Их сожгли… А пепел выпили… с чайком. Пили и смеялись… Окаянные жиды…». Вот очень хорошая статья на эту тему, которую мне на мою страничку прислал Александр Баранников:

ЦАРСКИХ ОСТАНКОВ НЕТ… ИХ СОЖГЛИ… А ПЕПЕЛ ВЫПИЛИ… С ЧАЙКОМ… ПИЛИ И СМЕЯЛИСЬ… ОКАЯННЫЕ ЖИДЫ…»
Старец Николай (Гурьянов)

Отец Николай – это подвижник нашего предсудного времени. Праведник, святость которого подтверждена всей его богоугодной жизнью, почитанием народа и чудотворениями. Как при жизни, так и по успении. Личное обращение Батюшки к Царской Семье было его нисхождением в Уготованный Августейшим Ангелам Ипатьевский — подвал. Батюшка открыл нам Правду о Муках Царевых и о тех, кто предал Царя на мучения…Старец видел во Духе наивысший момент Царской Славы. В видении отцом Николаем Царских Страданий в Ипатьевском аду такая глубина, что она не может не быть Правдой. Батюшка жил под водительством Пречистой Богородицы Девы, под Ее святым омофором. И в Ее Свете он видел происходившее Там. Шел вместе с Царем. По лезвиям зла. Это его путь. Царский Путь отца Николая. Он был вознесен еще отроком на высоту Их страданий. Видел все в Вечности. И говорил из нее.

Отец Николай приоткрыл завесу над этой страшной тайной минувшего века – Цареубийством. Он вспоминал: «17 июля 1918 года. Мне девять лет… Прибегаю к маме, плачу и кричу: «Мама, мама! Царя убили! Всех… Ох, и накажет их Господь, окаянных, за то, что они с Ними со Всеми сделали!» – Мне ведь Господом уже тогда это было открыто».

Позже Батюшка сказал: «Среди Распинаемых в Ипатьевском подвале я был самый Маленький». Уже тогда мальчик-отрок Никола имел особый дар Духа. Он созерцал Свет, и, пребывая во Свете, видел Пути и Судьбы человеческие так ясно, как мы видим окружающие нас предметы… Созерцал Горний мир, где общался со Святыми.

Как и Блаженной Марье Ивановне Дивеевской, ему было дано Господом видеть Крестные Муки Царской Семьи.

Старица Мария Ивановна (Мария Захаровна Федина, (+8.09.1931), наследница дарований Паши Саровской, которую называли «Четвертый Серафим»), – рассказывали монахини, – в ночь истязаний Августейших Святых, с 3/16 на 4/17 июля 1918 года, страшно бушевала и кричала: «Царевен штыками! Жиды проклятые!» Неистовствовала страшно, и только позже все поняли, о чем она говорила.
Отцу Николаю была доступна иная реальность, где все земные вещи и понятия ничего не стоят, и ценность заключена в ином. Потому постоянно напоминал: «Жертва Царя Николая – полное Сораспятие Христу. Жертва за Русь святую. Необходимо постичь величие Жертвы Царя Мученика для России и Церкви».

Об этой Жертве он плакал и молил о прощении, и в 2000 году Господь открыл Батюшке, что Он помиловал Россию, «уже помиловал, и Русский Народ прощен – за Искупительную Голгофу Святого Царя».

Благодатный Старец говорил о виденном очами души, очищенной страданиями. Ангельский мир, мир темных духов ясно видело его око. Невыносимо больно было слышать откровения Старца о кровавых мучениях Царственных Ангелов: он говорил, что «Детей истязали на глазах онемевших Святых Страдальцев. Особо истязуем был Царственный Отрок. Царица не проронила ни слова. Государь весь стал белый.

Батюшка плакал: «Господи! Что они с Ними со всеми сделали! Страшнее всяких мучений! Ангелы не могли зреть! Ангелы рыдали, что они с Ними творили! Земля рыдала и содрогалась… Была тьма…
Умучили, разрубили страшными топорами и сожгли, а пепел выпили… С чайком… Пили и смеялись… И мучились сами. Ведь они Святую Кровь Их пили… Пили и боялись освятиться: ведь Кровь Царская – Святая… Имена тех, кто это сделал, не открыты… Мы их не знаем… Они не любили и не любят Россию, сатанинская злоба у них… Окаянные жиды… Надо молиться Святому Страдальцу, плакать, умолять, чтобы всех простил… Имен мы их не знаем… Но Господь знает все!» (25.01.2000)
Батюшка свидетельствовал, и его слово свято: «Царских останков нет! Они в свое время сожжены были». – Потом строго добавил: – Храните ту Истину, которая необходима в Вечности. Поняли? Вот это главное!» – Позже разъяснил: «Царь Николай, по великой любви к России и человеку, уничижился, мучился, страдал, пошел на Крест. Он простил сатану-человекоубийцу… Это он вливает яд лжи в ум и сердце бедных» людей… И те, кто поверят клеветнику и будут идти против Царя, творить зло с подложными останками – участь их страшная в Вечности! Сохрани Бог! Нельзя верить лжи! Их сожгли – а пепел выпили… Сколько зла в мире, сколько зла в человеке… Храните ту Истину, которая необходима в Вечности – Царь наш – великий святой, Он у Господа в неизреченной Славе… Царю дана огромная власть над миром… И кто поднял руку на Царя, знайте – такой человек вступил в сговор с самим диаволом… Такие будут отлучены от Любви Божией в Вечности!» Старец Николай о Честных Царских Главах: «Они усечены были, не только Царя, а всех Мучеников, и увезены… Одно время были в Кремле. Бог весть, может даже в мавзолее… Над ними такое творили, что сохрани Бог и говорить! Мука! Беззаконие! Окаянное издевательство сатанинское… Об этом лучше молчать и плакать… Пляски бесовские».

Так что, братья и сестры, нет и не может быть никаких Царских останков, обнаруженных Рябовым и Авдониным в Поросенковом Логе. То есть, останки-то есть, только они – НЕ Царские…
Да, что-то, видимо, опять, как говорится, «не срослось» с этими «останками» Рябова и Авдонина. Что-то не получилось. Вот и Анатолий Дмитриевич Степанов приводит в своей статье такие, вот, слова Патриарха Кирилла:

«Церковь не должна, даже в преддверии трагического 100-летия расстрела последнего Российского Императора и членов его семьи, рисковать (sic!!! – Л.Д.С-Н) признать не их останки – мощами Святых Царственных Страстотерпцев, которые будут затем из поколения в поколение почитаться миллионами верующих»…

Тут при всем моем глубоком уважении к Патриарху Кириллу, я должен всё же заметить, что никто «останки», захороненные в Петропавловском соборе – мощами Святых Царственных Страстотерпцев и не считает. И никакие «поколения в поколениях» почитать их таковыми так же не будут… Причем, не считают и не почитают не на основании каких-то научных доказательств, а не считают по велению Святого Духа. Ибо нам всем и не надо никаких доказательств. А просто, как говорил Николай Псковоезерский: «Их нет. Их сожгли. А пепел выпили с чайком…» – вот и все доказательства…
Правда, высокомудрые ученые говорят, что сжечь 11 тел на костре даже при помощи серной кислоты невозможно. «Понятно, – пишет в интернете «Tatiana Laeta», – что если доказана невозможность уничтожения тел на Ганиной Яме вблизи шахты №7, то будет автоматически доказано, что не было и самого факта полного уничтожения тел на Ганиной Яме, и это доказательство позволяет сразу перейти к экспертизе останков из Поросенкова Лога». То есть это «доказательство» будет кем-то более серьезным, чем ошибка. Именно так и называется приводимая Татьяной Лаэтой статья вдовы Анатолия Верховского Светланы Верховской: «БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОШИБКА»…

Тут мы, Хоругвеносцы, на 150-летие Царя-Мученика Николая 19 мая 2018 года, молились в Тайнинском у памятника работы Вячеслава Михайловича Клыкова.

Развернув большие наши Знамена и Хоругви, совершили Крестный Ход, и потом, когда вернулись и снова построились у памятника, я вдруг почувствовал, что надо сказать заключительное слово. Потому что наступила какая-то необыкновенная тишина. И в глазах у всех Православных, кто приехал почтить память Царя, в глазах всех стоящих передо мной Русских людей было желание, даже требование, услышать какие-то заключительные, знаковые слова. И я начал говорить без какого либо плана. Причем, начало своей речи я не помню. Но дальше слова как-то сами отпечатались в моей памяти. Но об этом в следующих главах моего повествования, чуть позже . . .

Глава Союз Православных Хоругвеносцев, Председатель Союза Православных Братств, представитель Ордена святого Георгия Победоносца и глава Сербско — Черногорского Савеза Православних Барjактара

Леонид Донатович Симонович — Никшич

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх