Государыня Софья. Великим реформатором России могла стать сестра Петра I

Опубликовано 13.07.2017

8 июня 1682 года главой Российского государства стала женщина.

Девочка с характером

«Женским веком» в русской истории считается XVIII, когда на русском троне побывали сразу четыре императрицы — Екатерина I, Анна Иоанновна,Елизавета Петровна и Екатерина II. Однако начало периоду женского правления было положено несколько раньше, когда в конце XVII века на протяжении нескольких лет фактическим главой России стала царевна Софья Алексеевна.

О сестре Петра I, в первую очередь благодаря художественным фильма и книгам, сложилось представление как об отъявленной реакционерке, противостоявшей брату-реформатору. На деле всё было гораздо сложнее.

Софья Алексеевна родилась 27 сентября 1657 года, она была шестым ребенком и четвёртой дочерью царя Алексея Михайловича.

Дочерям русских царей в допетровскую эпоху особого выбора не предоставлялось — сначала жизнь на женской половине дворца, а затем монастырь. Времена Ярослава Мудрого, когда княжеских дочерей выдавали замуж за иностранных принцев, были далеко позади — считалось, что жизнь в монастырских стенах для девушек лучше, чем переход в иную веру.

Добродетелью царевен считались смирение и покорность, однако довольно быстро выяснилось, что у маленькой Софьи на всё есть своё мнение. К 7 годам мамки и няньки бегали жаловаться на девочку прямо царственному отцу.

Царь Алексей Михайлович поступил неожиданно — вместо наказания приказал найти для Софьи хороших педагогов. В результате девочка получила отличное образование, овладела иностранными языками, и вскоре иностранные послы стали докладывать в свои страны об удивительных изменениях при русском дворе: дочь царя теперь не сидит за вышиванием, а участвует в государственных делах.

Софья Алексеевна. Фото: Public Domain

Особенности политической борьбы XVII века

Софья не питала иллюзий на счёт того, что так будет продолжаться и дальше. Девушка через иностранцев, служивших при русском дворе, наладила контакты с германскими княжествами, пытаясь найти себе там жениха, который устроит отца. Но Алексей Михайлович так далеко заходить не собирался, не дав дочери возможности перебраться за границу.

Алексей Михайлович умер, когда Софье было 19 лет. На престол взошёл брат царевны Фёдор Алексеевич.

Как и его тёзка Федор Иоаннович, этот русский царь не отличался крепким здоровьем и не смог произвести на свет наследника.

Сложилась довольно сложная ситуация с наследованием трона. Следующим по очереди шёл брат Фёдора и Софьи Иван Алексеевич, однако он тоже часто болел и к тому же проявлял признаки слабоумия. А следующим наследником являлся совсем ещё юный Пётр Алексеевич.

В ту пору высшая русская знать была разделена условно на две противоборствующие партии. К первой принадлежали родственники первой жены Алексея Михайловича Марии Милославской и их сторонники, ко второй — родственники второй жены царя Натальи Нарышкиной и их единомышленники.

Фёдор, Иван и Софья были детьми Марии Милославской, Пётр — Натальи Нарышкиной.

Сторонники Милославских, сохранявшие позиции при Фёдоре Алексеевиче, понимали, насколько шаткой ситуация станет в случае его смерти. При этом на момент смерти отца Ивану было всего 10 лет, а Петру — и вовсе четыре, так что в случае их воцарения вставал вопрос о регенте.

Для Софьи данный политический расклад выглядел весьма перспективным. Её стали рассматривать как кандидата в регенты. В России, несмотря на всю её патриархальность, приход к власти женщины не вызывал шока и ужаса. Княгиня Ольга, правившая на заре русской государственности и ставшая первой христианкой среди правителей Руси, оставила вполне положительные впечатления о подобном опыте.

Дорогу к власти открыл бунт

7 мая 1682 года не стало Фёдора Алексеевича, и за трон развернулась ожесточённая борьба. Первый ход сделали Нарышкины — сумев перетянуть на свою сторону патриарха Иоакима, они объявили новым царём Петра.

У Милославских на этот случай был припасён туз в рукаве — стрелецкое войско, вечно недовольное и готовое к бунту. Подготовительная работа со стрельцами велась давно, а 25 мая был запущен слух о том, что Нарышкины в Кремле убивают царевича Ивана. Начался бунт, и толпа двинулась на Кремль.

У Нарышкиных началась паника. Наталья Нарышкина, пытаясь погасить страсти, вывела к стрельцам Ивана и Петра, однако это бунтовщиков не успокоило. Сторонников Нарышкиных стали убивать прямо на глазах 9-летнего Петра. Эта расправа впоследствии сказалась и на психике царя, и на его отношении к стрельцам.

Сцена из истории Стрелецкого бунта в 1682: Иван Нарышкин попадает в руки мятежников. Мать Петра I Наталья Кирилловна, сестра Ивана Нарышкина, на коленях причитает. 10-летний Пётр её утешает. Сестра Петра I Софья с удовлетворением наблюдает за событиями. Фото: Public Domain

Нарышкины фактически капитулировали. Под давлением стрельцов было принято уникальное решение — на престол возвели сразу и Ивана, и Петра, утвердив при них регентом Софью Алексеевну. При этом Петра назвали «вторым царём», настояв на его удалении вместе с матерью в Преображенское.

Так в возрасте 25 лет, 8 июня 1682 года, Софья Алексеевна стала правительницей России с титулом «Великая Государыня Царевна и Великая Княжна».

Венчание на царство Ивана и Петра. Фото: Public Domain

Реформатор по необходимости

Софья, не блиставшая внешней красотой, помимо острого ума, обладала огромным честолюбием. Она прекрасно понимала, что сохранить власть, не предпринимая никаких мер, не пытаясь двинуть развитие государства вперёд, у неё нет никаких шансов.

При этом её не самое устойчивое положение у власти не позволяло делать слишком резкие шаги, как впоследствии поступал её брат. Тем не менее, при Софье началось реформирование армии и налоговой системы государства, стала поощряться торговля с иностранными державами, активно приглашались зарубежные специалисты.

Во внешней политике Софье удалось заключить выгодный мирный договор с Польшей, первый договор с Китаем, активно развивались отношения с европейскими странами.

При Софье было открыто первое высшее учебное заведение в России — Славяно-греко-латинская академия.

Появился у Софьи и фаворит — князь Василий Голицын, превратившийся фактически в главу русского правительства.

Стремясь укрепить свой авторитет военными успехами, Софья организовала два похода против крымских татар в 1687 и 1689 годах, которые возглавил, конечно же, Василий Голицын. Походы эти были благожелательно встречены участниками европейской антиосманской коалиции, но реального успеха не принесли, обернувшись большими затратами и тяжёлыми потерями.

В итоге эти походы не подняли авторитет Софьи, а серьёзно его уменьшили.

Князь Василий Голицын с текстом «вечного мира» между Россией и Речью Посполитой, подписанного при его активном участии, и с «государевым золотым» на груди — воинской наградой, полученной за командование походом 1687 г. на Крымское ханство. Фото: Public Domain

Призрак Смуты

Между тем, Пётр подрастал, и в январе 1689 года, в неполные 17 лет, по настоянию матери женился на Евдокии Лопухиной.

Со стороны партии Нарышкиных это был весьма сильный ход. Предполагалось, что Софья останется регентом до совершеннолетия братьев, а согласно русской традиции, женатый юноша считался совершеннолетним. Иван женился ещё раньше, и у Софьи более не было законных оснований для сохранения власти.

Пётр попытался взять власть в свои руки, но на ключевых постах оставались люди, назначенные Софьей, которые подчинялись только ей.

Уступать никто не хотел. В окружении Софьи пошли разговоры о том, что «проблему Петра» надо решать радикально.

В ночь с 7 на 8 августа 1689 года в Преображенском появились несколько стрельцов, сообщивших, что на царя готовится покушение. Не мешкая ни секунды, Пётр бежал под защиту мощных стен Троице-Сергиевой Лавры. На следующий день туда отправились его мать и жена в сопровождении «потешного войска». Войско это к тому времени давно являлось «потешным» только по названию, в реальности представляя собой весьма грозную силу, способную долго оборонять монастырь при попытке штурма.

Когда в Москве узнали о бегстве Петра, среди народа началось брожение. Всё это очень напоминало начало новой Смуты, а в памяти ещё свежи были воспоминания о последствиях предыдущей.

Арест Софьи Алексеевны. Художник Константин Вершилов. Фото: Public Domain

Лишённая власти

Между тем, Пётр стал слать приказы стрелецким полкам уйти из Москвы и прибыть в Лавру, грозя смертью за неподчинение. Закон в данном случае явно был на стороне Петра, а не его сестры, и, взвесив все «за» и «против», стрельцы стали полками уходить к царю. Следом потянулись и бояре, ещё вчера клявшиеся в верности Софье.

Царевна понимала — время играет против неё. Чтобы склонить брата к примирению, она убедила отправиться с миротворческой миссией патриарха, но тот остался при Петре.

В самом монастыре Пётр старательно изображал «правильного царя» — носил русское платье, ходил в церковь, свёл к минимуму общение с иностранцами и набирал популярность.

Софья предприняла последнюю попытку — она сама отправилась в Троице-Сергиев монастырь на переговоры с братом, но её развернули на пути и приказали вернуться в Москву.

Последнего сторонника Софьи, начальника Стрелецкого приказа Фёдора Шакловитого, выдали Петру его собственные приближённые. Вскоре он был казнён.

Царевне было объявлено — Иван и Пётр берут всю власть в свои руки, а ей надлежит отправиться в Святодуховский монастырь в Путивле. Затем Пётр, решив, что Софья должна оставаться поблизости, перевёл её в Новодевичий монастырь в Москве.

Великая княгиня Софья в Новодевичьем монастыре. Художник Илья Репин. Фото: Public Domain

Последняя попытка

Софью не постригли в монахини, ей отвели несколько богато отделанных келий, выделили целый штат прислуги, но запретили выезд за пределы монастыря и общение с внешним миром.

Царевна не была бы самой собой, если бы не попыталась взять реванш. Она наблюдала за ситуацией в стране и переписывалась со своими сторонниками. Жёсткий стиль Петра и радикальные реформы способствовали росту числа недовольных.

В 1698 году, когда Пётр с Великим посольством находился за рубежом, вспыхнул новый стрелецкий бунт. Его участники, опираясь на слухи, заявляли, что настоящий царь Пётр погиб, его заменили на иностранного «двойника», который хочет погубить Россию и православную веру. Стрельцы намеревались освободить Софью и восстановить её у власти.

18 июня 1698 года восставшие были разбиты правительственными войсками в 40 вёрстах к западу от Москвы.

Первые казни участников бунта состоялись всего через несколько дней после разгрома стрельцов. Повесили 130 человек, 140 человек были биты кнутом и сосланы, 1965 человек разосланы по городам и монастырям.

Это, однако, было только началом. Срочно вернувшийся из поездки в Европу Пётр возглавил новое следствие, после которого в октябре 1698 года последовали новые казни. Всего было казнено около 2000 стрельцов, биты кнутом, клеймены и сосланы 601. Преследование участников бунта продолжалось ещё добрый десяток лет, а сами стрелецкие полки вскоре были расформированы.

На допросах у стрельцов требовали показаний о связи бунтовщиков с Софьей, но никто из них не выдал царевну.

От новых жёстких мер со стороны брата, это, правда, её не спасло. На сей раз её насильно постригли в монахини под именем Сусанна, установив для царевны практически тюремный режим.

Получить свободу Софье было не суждено. Она умерла 14 июля 1704 года в возрасте 46 лет и была похоронена в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря.

Среди старообрядцев есть предание, что царевне удалось бежать вместе с 12 верными стрельцами и скрыться на Волге. В старообрядческом скиту Шарпан есть захоронение некоей «схимницы Прасковьи» в окружении 12 безымянных могил. Согласно легенде, это и есть могилы Софьи и её сподвижников.

Поверить в это сложно хотя бы потому, что во время своего правления Софья ужесточила законы, по которым преследовали староверов, и вряд ли представители этого религиозного течения стали бы её укрывать. Но люди любят красивые легенды…

Источник: http://www.aif.ru/society/history/gosudarynya_sofya_velikim_reformatorom_rossii_mogla_stat_sestra_petra_i
Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Книга "НА ЧАШЕ ВЕСОВ"
Заказать книгу
Подробнее >>
Наши друзья
Наверх