"Имя" (рассказ). Тимофей Крючков

Опубликовано 11.01.2017

Я вот про имя все думаю. Вообразим себе, что я иду по улице. Или по коридору факультета. Да ну или просто вот в метро еду. Книжку читаю. Или не читаю. А просто смотрю в никуда. И обращается ко мне некто. Говорит: "Эй, ты!". Или не "эй, ты", а "слушай, мужик". Или просто: "Мужчина, можно вас на минуточку?" Или даже не так фамильярно, а очень даже: "Здравствуйте, товарищ". Да или еще вежливей: "Могу ли я просить господина на несколько слов. Не позволит ли мне ясновельможный пан пассажир отвлечь его от его вельми увлекательного чтения ради одной необременительной вещи очень для меня важной?!" Ведь я имею полное право и по законам общества, и по своим внутренним силовым линиям не реагировать или реагировать угодным мне способом. Я этому гражданину ничем, кроме вежливости, не обязан и контактировать ему с собой не позволю, разве только мне самому почему-то это вдруг стало важно. Обращаясь ко мне, идентифицируя меня при этом по родовым или даже видовым признакам, случайный собеседник со мной не связан, а я - с ним. И, соблюдая, конечно, правила вежливости, я от него могу вполне отстраниться: "К сожалению, я, при всем уважении, не смогу внять вам, поелику зело занят". Или: "Мама мне строго-настрого запретила разговаривать с незнакомыми". Или не мама, а сам Воланд. не рекомендовал заговаривать с незнакомцами в Александровском саду.

А теперь предположим, что незнакомец обратился к вам по не весть где вызнанному имени. "Тимофей!". - "Да! Простите, я никак не припомню..." Но ведь моя память и даже история того, как незнакомец выяснил мои инициалы, совершенно не имеют уже значения. Он знает мое имя, и я ему уже чем-то обязан. Как минимум, выяснением отношений. Знание моего имени дает ему власть надо мной. Большую или небольшую. Не важно. Я могу не подчиниться. Но это уже мой волевой акт - я восстаю против этой власти. Но она есть! Он знает имя, он его произносит. Нас что-то связывает. Что? Мы знак(омы). Интересное слово "знакомство". Я отмечен знаком. Знание есть "отмечение" чего-то знаком, наречение имени. Даже современная наука сводит все знание к наречение имени явлению. Мы можем ничего не знать о том, что такое электричество или протон. Но мы придумали этому "что-то такое" его имя, и все - процесс познания закончен. Явление познано. Мы имеем власть над ним, пусть нам это и только кажется, но в наших реликтовых представлениях, глубоко в душе мы властвуем над электричеством, потому что мы его как-то назвали ЭЛЕКТРИЧЕСТВО, а оно нас не послало с этим именем к известной маме, посчитав его оскорбительным. А если кто-то вместо моего имени "Тимофей" решил назвать меня иначе... "рябой жлоб" или "Киса", "Милый" - это не важно как - то я обязан сопротивляться, иначе я, вроде как, признаю право за этим человеком называть меня по своему усмотрению, т.е. власть над собой. И если я кому-то позволяю себя звать "Киса", то я принимаю его любовь. Он полагает на меня свою энергию, налагает свою руку, накладывает на меня свою печать, свой знак. И я есть часть его теперь. Или же: "Я тебе никакой не "Киса"!!! Какой же я дурак был, что на тебе женился!!!" Даже позабыв о всякой религиозности, на нашем бытовом уровне это именно так. Специально не привожу примеры с Адамом, что нарекал имена животным в Раю. Просто в метро все точно так же, как и в Эдемском саду. Хотя Бог ко всем ангелам обращается по имени, а я не знаю даже имени своего Ангела Хранителя.

Наверх