О СОЮЗЕ ПРАВЫХ И ЛЕВЫХ В БОРЬБЕ С ГЛОБАЛИЗМОМ

Опубликовано 13.11.2018

Новой экспертизой Дугин дал хороший повод поговорить об очень важной, крайне популярной и не менее вредной идее: “не правые против левых, а популисты против элит”.

Тема не сказать чтобы доминирующая среди популистов, но встречается повсеместно. Эту повестку продвигают Бэннон в США, идентаристы в Европе, Ле Пен и многие другие. Нормальна ситуация, когда новая крайне правая партия в Европе первой строкой прописывает “мы не правые и не левые!” Пора ли действительно покончить с разделением?

Дугин по ходу ролика не скрывает своего восхищения, как и Бэннон, он называет создание популистского правительства в Италии началом новой эпохи борьбы с элитами, когда идеологические различия будут отброшены ради антиглобализма и борьбы народов против элит. Точно то же самое говорила Ле Пен и ряд других популистских политиков.

В случае Дугина безусловно играет его старый национал-большевизм: до сих пор твёрдая привязанность к левой экономике и симпатии к всевозможным коммунистам и прочим левакам. Дугин очевидно жаждет социалистического консерватизма, вот только не может дождаться реального работающего примера. Бэннон же просто хочет уничтожить глобальный миропорядок и ему без разницы, кто там в Европе разваливает ЕС. Остальные, вроде идентаристов, берутся за модную идею или сами по себе очевидные модернисты, как Марин Ле Пен.

На деле же предлагаемое Дугиным разваливается уже при первом взгляде на постановку вопроса – он говорит, что глобальные элиты сочетают прогрессизм с рыночной экономикой, а популисты напротив, консерватизм с социализмом. Получается такое перекрёстное разделение ценностей – то что нравится Дугину от левых и правых – уходит популистам, что не нравится – элитам. Реальность разносит красивую картинку в пух и прах.

Нужно быть самым настоящим социалистом, чтобы называть западные государства всеобщего благосостояния, являющиеся опорой глобализма, с их десятилетиями социал-демократов у власти и зарегулированными по самый Ла Манш экономиками, рыночными. Ни США, ни ЕС в XX веке не представляют из себя пример либеральной экономики, если сравнивать их не с СССР и КНДР. Элиты являются прогрессивными и экономически, и социально, даже если прогрессивная экономика из-за влияния умеренных “консерваторов” превращается в социально-ориентированную рыночную.

Аналогично ложен посыл о левой экономике популистов, по крайней мере сейчас, до столь чаемого слияния с леваками. Все правые партии ЕС кроме явных старомодных нацистов, фашистов и Ле Пен являются самыми рыночными в своих странах, разве что пугая (оправданно) граждан крахом социального государства под напором мигрантов и обещая его защитить.

Но это экономика. В социальном плане верно то, что глобальные элиты полностью либеральны. Неоконсерваторы – “правые глобалисты”, как их назвал бы Дугин, отрицают социальный консерватизм – взгляните на (не выйдет, он же умер) Маккейна, Меркель, Мэй и кого угодно ещё, для них европейские традиции и идентичность ничего не значат. А вот консервативных левых популистов в Европе не существует…

Никто не тянул Дугина за язык, когда он сам предложил нам левых союзников в Европе и Америке: Меланшон, Вагенкнехт, БЕРНИ САНДЕРС и т.п. Дугин (не в этом ролике) ещё и поддержал бразильских коммунистов против Болсонару (хотя это скорее личные счёты с идеологом бразильских крайне правых, Олаво де Карвальо, тот ещё тип). Вот только никто из них не является не только традиционалистом, но и хотя бы умеренным консерватором. Разве что Вагенкнехт мало внимания уделяет SJW-тематике, пытаясь играть старую пророссийскую коммунистку за права рабочих. Но вопреки сказанному Дугиным об её новом движении – она является проигравшей и выдавленной из партии мощной волной культурных марксистов. Она мешала Левым побеждать своими старомодными европейскими рабочими и скоро уже никому не будет нужна. В политическом поле нет места старым левым, они изжили себя.

Меланшон и Сандерс – радикальные прогрессисты, первый по ненависти к Европе и вовсе затмит многих леваков, уже сделавших имя на уничтожении нашей цивилизации, его не зря зовут коммунистом. Союз Меланшона и Ле Пен навсегда останется в фантазиях нацболов. Лишний раз писать про Берни не будем.

Одна из сильнейших и успешных левопопулистских партий Европы – испанские Подемос: ненавидят Европу, ненавидят христианство, ненавидят любых правых, готовы распродавать Испанию кому угодно ради борьбы с кастильским шовинизмом. Испанское социалистическое правительство, которое поддерживают Подемос, называют надеждой и образцом для глобалистской Европы, а премьера-социалиста консультировал сам Сорос.

[Прим.: “Консервативные социалисты” в мире конечно существуют, но где-то в Азии и на Ближнем Востоке – что-то типа БААС и сирийских национал-социалистов. Но здесь и речи быть не может о каких-то популистах и элитах, третий мир каков он есть с его иными реалиями. С исчезновением советского влияния социалистичность всех этих движений вероятно выдохнется со временем.]
И если посмотреть, кто вообще говорит об этих идеях единства популистов? Протягивает ли нам руку левый лагерь? Нет, прямо совсем нет. Лишь сами правые популисты хотят собрать себе коалицию побольше и пытаются декларативно покончить с лево-правым делением. От еврокоммунистов же не услышишь призыва отбросить антифашизм ради борьбы против тирании международного капитала. Напротив, они охотно становятся самым идейным и рьяным авангардом глобалистов – “к чёрту всё, фашизм на подъёме!” И в этом нет ничего удивительного, ведь у них иные интересы и ценности, фундаментально иные.

Дугин, Бэннон и многие другие заигрались в своё противостояние с глобализмом и Америкой и может забыли, а зачем с ним бороться-то вообще? Предлагаемая концепция означает, что нужно то ли правым вместе с SJW противостоять власти элит, то ли коммунистам отказаться от львиной доли своих идей ради того же самого, на что они покрутят пальцем у виска. Зачем это всё, ради чего? Что им, что нам. Разве правые против глобализма как раз не из-за того, что он навязывает дегенеративный прогрессизм и пытается ликвидировать наши культуры и страны? Точно также как любимые некоторыми антиглобалистами Куба, Венесуэла, леваки Бразилии и, конечно, Европы.

Для них же Дугины и Бэнноны – фашисты и реакционеры, абсолютное зло. Таких при Сталине выманивали обещаниями патриотизма и сотрудничества, а потом сплавляли в лагеря или сразу казнили.

Но раз Дугин призывает посмотреть на итальянский опыт и поскольку мы всё это время пристально следим за перипетиями популистской политики – на него и взглянем. Начнём с того, что в Италии действительно создано правительство правых и левых популистов! Лига и Движение пяти звёзд (M5S) правят Италией уже полгода. В чём же подвох?

Стоит отметить, что Движение пяти звёзд продукт единичный и долгое время его вообще не знали куда относить. Гражданский доход для бедных итальянцев, экология, национализация, инфраструктурные проекты и крайний евроскептицизм – смесь, почти не имеющая аналогов в мире, тем более успешных. Без противостояния ЕС они были бы типичными евролеваками, но ведь M5S ещё и против мигрантов! Не сильно против, конечно, не как расист Сальвини, но всё-таки.

Само движение – это вообще сетевая партия, работающая через платформу прямой демократии в интернете – за что проголосовали активисты, то и будет. Правда случаи неодобрения линии партии можно пересчитать по пальцам. Управляет всем частная компания и поговаривают, что она полностью контролирует все процессы в партии, при том, что её глава, сын одного из умерших основателей партии, в M5S даже не состоит. Уникальный южноевропейский инфантилизм помноженный на уникальность Италии породил уникальное политическое явление Пяти звёзд, когда треть страны протестует против всей политической системы.

Весьма метко СМИ назвали M5S итальянской версией зелёных, не зря они делают акцент на экологии и склоняются влево. В пользу сравнения говорит и электорат – это не только безработные южане, но также прогрессивные горожане. Генуя, Турин, Милан, Рим – все вотчины M5S. Крупные города Европы облюбовали лево-зелёные, а Италии центристские пятизвёздочники.

Выходит оно не левое и не правое, оно действительно… центристское, никакое, протестное. В Южной Италии всё очень плохо, недовольство ЕС широчайшее, доверие к системным политикам на нуле, а это модная партия прямой демократии без какой-либо идеологии, чистый популизм. (В конце концов исследование Pew прямо показало, что сторонники M5S преимущественно имеют центристские взгляды. Подобный пример в Европе не сыщешь и один из таких политиков-центристов – Макрон.)

M5S это аморфная коалиция за всё хорошее и против ЕС. Не ради суверенитета или нации, а чтоб и денег дали и безработицу как-нибудь убрали, ну или просто денег. Такие глобалистские издания как Politico называли пятизвёздочников гораздо лучшей альтернативой Сальвини. “Давайте дадим популистам шанс”, лишь бы не националисты. Сами M5S хотели заключить союз с любыми итальянскими левыми, но никак не с Сальвини. К их несчастью – не вышло.

Сформировавшийся состав правительства очевидно является вынужденным. Сальвини не смог собрать большинство сам с другими правыми – пришлось заключать этот пакт. Рыночно-либеральная Лига не только подвинула свою программу, но M5S ещё и постоянно вставляет ей палки в колёса – осуждает и даже саботирует борьбу Сальвини с мигрантами, обвиняет Лигу в расизме и национализме, а также пытается утопить Италию в ещё большем долге своей популистской социалочкой.

На самом же деле Сальвини выпал счастливый билет. Дело в том, что M5S настолько аморфна, лишена лидеров и повестки, что у него оказались развязаны руки. До сих пор пятизвёздочники фактически ничего не получили, а Ди Майо кое-как отбивается от обвинений в полной сдаче страны Лиге. В отношении парламентариев, отказавшихся поддерживать “закон Сальвини” о миграции даже устроят разбирательство, нельзя подводить главного. Уйти M5S тоже не могут, ведь стоит развалить правительство, как избиратели тут же вернут Сальвини власть, но уже премьерскую и с абсолютным большинством правых. Никакого марша на Рим не надо, такова его популярность. Стабильность правительства Италии прочно обеспечена харизмой Сальвини и ничтожностью его левопопулистских “соратников”. Будь M5S более крепкими и идейными, ничего бы не вышло.

Но сделка была заключена и Движение пяти звёзд стало для правых удобным мостиком к власти. Но на то он и мостик – это не союзник, а инструмент. Если он будет стоять на месте и не дёргаться, Сальвини может сойти с него и через долгие 4 года. А может и раньше, если будет совсем уж неудобно.

При анализе европейской политики, сама по себе повестка право-левого популистского союза предстаёт порочной, мешающей и в лучшем случае краткосрочной. Ведь далеко не все представители элит – зло, с которым нужно бороться с любыми союзниками, а союзы правых популистов с выходцами из элит оказываются самыми прочными. Сама концепция монолитных элит – не более чем теория заговора.

Курц – хороший пример органичного союза правых популистов и правых элит во благо страны. Правые популисты реализуют полный пакет своей националистической консервативной программы, элиты не мешают и обеспечивают дипломатическую защиту от своих же друзей в высших эшелонах истеблишмента. Таковой союз был почти нереален во времена однозначного господства прогрессивных идей и элит (в прошлый раз в 2000 Австрия получила реальные санкции от ЕС за крайне правых в правительстве), но с их ослаблением и взрывным ростом правой реакции, консервативные элиты могут сохранить свою власть и облегчить путь наверх для новых правых.

Именно “коллаборационизм” консервативной части истеблишмента сейчас показывает наиболее эффективные результаты:

– Сам Сальвини до сих пор остаётся союзником Берлускони и его совершенно системной партии “Вперёд Италия” (вместе они успешно управляют рядом регионов) и в случае развала правительства легко одержит победу без помощи леваков со стороны.

– В скандинавских странах (кроме Швеции) сотрудничество правых и правоцентристских правительств позволило ограничить миграцию и прибавить национализма.

– Во Франции вопреки мечтам о право-левом популизме формируется широчайший правый альянс, включающий и консервативный истеблишмент Республиканцев, и Национальный Фронт Ле Пен, и новые силы, такие как партия Дюпон Эньяна. Марион Марешаль сплачивает все консервативные силы для борьбы за европейскую культуру, а не привечает Меланшона для удара по Америке.

– АдГ в Германии и думать не будет о какой-то Вагенкнехт. Успешно забрав у леваков рабочий класс, Альтернатива готова к работе с консервативным крылом ХДС и ХСС.

– В Бразилии Болсонару защищает христианство и консерватизм при поддержке части истеблишмента, но при этом мировые элиты явно предпочли бы ему коммуниста. Так кого выбрать? Неужели борьба с глобальными элитами идёт ради того, чтобы победили SJW квир-коммунисты? Правые должны бороться бок о бок с крайне-антитрадиционалистической бразильской Рабочей партией?

– Бэннон и Берни – это уже совсем абсурдный пэйринг.

Я называю идею право-левого популизма вредной, так как она мешает сближению с полезными союзниками и толкает в сторону настоящих противников. Не нужно скрещивать нескрещиваемое, когда есть очевидные примеры здорового сотрудничества с правыми выходцами из истеблишмента.

Для левых, повторюсь, антиглобализм является совершенно иным, нежели для нас. Это борьба против капитала, против “рыночных” элит, против системы (белых) привилегий и угнетения. Для них ничего не значат европейская цивилизация, наши культура и религия. Сириза Ципраса не так давно была примером левого антиглобализма – сейчас Ципрас стал одним из лоялистов ЕС, поддерживающим что угодно. Глобалистский проект является левым и он будет постепенно интегрировать в себя всё больше когда-то крайне левых, сдвигаясь в сторону глобального социализма. Антифашисты – это часть элит, их пехота, а не одни из их противников.

Левые популисты – не союзники правых, а их главные враги, просто противоположный полюс происходящей радикализации. Настоящих “левых антиглобалистов” в Европе полно и они как раз хотят уничтожить европейскую цивилизацию как можно быстрее, недовольные темпами и методами глобалистов. Дугин хочет нацбола, но нацбол – это мем.

Италия же на самом деле знаменует новую политическую эпоху, но совсем не ту, какой хотят нацболы и радикальные антиамериканисты, сделавшие антиглобализм сердцем идеологии.

Что же по нашему мнению означает новая эпоха, которая действительно начинается? Новая эпоха – долгожданный конец и развенчание левых идей и прогрессизма, как социального, так и экономического. Пережив сотню лет опыта всевозможных социальных экспериментов, народам пора бы стать устойчивее к обещаниям левых демагогов. Наелись.

Рабочие Европы сейчас массово поддерживают крайне правые партии. “Рабочими” являются и Лига, и АдГ, и НацФронт, и АПС. Все, кроме фронта Ле Пен (пока) – за свободную рыночную экономику, низкие налоги, минимальное вмешательство государства. Борьбы с массовой миграцией и выкачиванием европейского богатства в третий мир достаточно для поддержки рабочих – никакого “Третьего пути” не нужно. Аргумент против лево-правого популистского союза прост – этот союз не нужен (если вы не нацбол конечно). Правые могут победить сами.

Правые должны победить сами, своими силами, своими идеями. Никаких компромиссов

Источник: http://rusdozor.ru/2018/11/12/o-soyuze-pravyx-i-levyx-v-borbe-s-globalizmom/
Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх