ПОДВИГ МОНАРШЕГО СЛУЖЕНИЯ КАК ГЛАВНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ СВЯТОСТИ ЦАРЯ-МУЧЕНИКА НИКОЛАЯ II (часть третья).

Опубликовано 10.01.2018

8. Вступление в войну и «сухой закон» 1914 года. Как видим, вступление в войну, которая готовилась для уничтожения России, не зависело от воли Царя, он мог лишь вступить в нее чуть раньше и чуть позже. И он, к полной неожиданности Германии, бросил в бой свои еще рассредоточенные войска, фактически жертвуя ими ради спасения союзников. Благодаря решительности Царя устоял Париж, и это спасло Францию от разгрома. Благодаря совести и решительности Царя не сдалась Сербия и тем самым сохранила свою национальную честь и государственность. «Русский царь и русский народ, вступая в войну в защиту Сербии, будучи к ней не подготовленными, знали, что идут на верную гибель. Любовь русских к своим сербским братьям не убоялась смерти, не отступила перед ней… Разве можем мы не признать пред Небом и землей, что наша свобода и государственность стоят России больше, чем нам?» – писал св. Николай Сербский[1]. И Царь сделал это, не считаясь с тем, что его в очередной раз обвинят в «кровавости», а Россия потеряет десятки тысяч своих солдат. Но эти тысячи спасли целые миллионы, которые погибли бы, если бы пришлось сражаться с Германией в одиночку, как это было потом в 1941 году!

Особо следует отметить также одно мало известное, но немаловажное обстоятельство – а именно, введение указом Царя «сухого закона» для солдат на весь период войны. Иногда говорят даже, что если бы не «сухой закон», армия в 1917 году была бы «спокойнее» и сама война не так была бы в тягость (при этом приводят в пример доступность спирта в Великую Отечественную). Что ж, это возможно. Но при этом упускают из внимания тот мотив, по которому Царь пошел на эту меру. А именно, Царь понимал Отечественную войну как период предельной трезвенности, когда свершается священный долг защиты Отечества. Это было глубоко православное понимание войны.

9.Принятие верховного командования в 1915 году. Этот очередной жертвенный подвиг Царя, взявшего на себя прямую и непосредственную ответственность за ход военных действий в самый критический и тяжелый момент войны, также стараются изобразить чем-то ошибочным. Это тем более странно, что командование Царя было на редкость удачным – скорее всего, он вообще был самым успешным главнокомандующим Первой мировой войны. В этом не только раскрылся личный талант Царя, но и действие благодатной помощи свыше. Особой чертой действий Царя как военачальника было его редкостное умение максимально экономить силы и избегать потерь. Но и это также в конце концов оказалось соблазном для армии и народа – отвыкнув от тяжелых сражений, почти «скучая» на войне, они легче поддавались «революционной» пропаганде. Царь избегал ненужных боев, зато создал такие запасы средств для будущего решающего наступления, на использовании которых потом еще три года длилась Гражданская война. Именно удачливость Царя как военачальника вызывала открытую зависть многих генералов (достаточно почитать мемуары А. Брусилова), ставших затем на путь заговора.

Даже такой закоренелый ненавистник России, как У. Черчилль, будучи грамотным политиком, вынужден был признать: «Представление о царском режиме как об узкосер­дечном и гнилом отвечает поверхностным утвержде­ниям наших дней. Но один только взгляд на тридцатимесячную войну против Германии и Австрии дол­жен изменить это представление и установить основные факты. По тем ударам, которые Российская империя пережила, по катастрофам, которые на нее свалились, мы можем судить о ее силе. Почему мы можем отрицать, что Николай II выдержал это страшное испытание?.. Жертвенное наступление русских в 1914 го­ду, которое спасло Париж, упорядоченный отход, без снарядов, и снова медленно нарастающая сила. Победы Брусилова – начало нового русского на­ступления в 1916 году, более мощного и непобеди­мого, чем когда бы то ни было. Несмотря на боль­шие и страшные ошибки, тот строй, который был в нем воплощен, которому он давал жизненный им­пульс, к этому моменту уже выиграл войну для Рос­сии. Пусть его усилия преуменьшают. Пусть чернят его действия и оскорбляют его память, но пусть скажут: кто же другой оказался более пригодным?»[2]. Как видим, даже разделяя хитрый миф о якобы «боль­ших и страшных ошибках» Царя (миф, придуманный на Западе еще в период Гражданской войны для «оправдания» своей корыстной безучастности к судьбе России), У. Черчилль все равно не может не признавать величия того, что им было сделано. К сожалению, этого никто не хотел призвать и даже до сих пор не признает на Родине, ради которой Царь был готов жертвовать и действительно пожертвовал всем. Именно на войне уже стал совершенно явным его мученический путь.

10.Миф об «отречении» Николая II. Правящие круги Англии и Франции были крайне недовольны и обеспокоены тем, что Императорская Россия, которая, как им каза­лось, была настолько ослаблена в 1915 году, что только и могла слу­жить Антанте пушечным мясом и оттягивать с Западного фронта германские дивизии, оправилась от поражений и в кампании 1916 года взяла инициативу в свои руки. Становилось ясно, что 1917 год станет годом новых русских побед. А это, в свою очередь, означало конец победоносный войны, в которой главным победителем станет Россия. Главным гарантом этой победы был Император Николай II, не очень обольщавшийся истинными намерениями своих союзни­ков. В январе 1917 года в Петроград, на открывавшуюся здесь со­юзническую конференцию, прибыла комиссия в лице представи­телей Англии, Франции и Италии. Английскую делегацию воз­главлял лорд А. Мильнер. Премьер-министр Великобритании Д. Ллойд-Джордж не скрывал своих надежд, что конференция «мо­жет привести к какому-нибудь соглашению, которое поможет выслать Николая и его жену из России и возложить управление страной на регента». Во время своего визита А. Мильнер встретился с председателем Военно-промышленного комитета Думы А.И. Гучковым, князем Г.Е. Львовым, председателем Государственной Думы М.В. Родзянко, генералом А.А. Поливановым, бывшим министром иностран­ных дел С.Д. Сазоновым, английским послом Дж. Бьюкененом, лидером кадетов П.Н. Милюковым. В результате Царю фактически был предъявлен ультиматум, в соответствии с которым он должен был отдать контроль над армией представителям союзников, а власть в стране – представителям Думы и высшего генералитета. Отрицательный ответ Николая II на ультиматум «союзников» привел к тому, что в правящих кругах Антанты было решено оставить путь дипломатического давления и перейти к от­крытой поддержке заговора против Царя, который было поручено возглавить А. Гучкову[3].

События заговора развивались следующим образом. В Петрограде заговорщиками были организованы беспорядки (по технологиым, хорошо известным со времен Французской революции 1789 года и поныне работающей в так наз. «цветных революциях»), а 28 февраля генерал-адъютанту Иванову было приказано «навести порядок». Однако снятые с фронта и приданные ему части якобы «взбун­товались» и отказались идти на Петроград. Даже два батальона георгиевских кавалеров тоже якобы вышли из повиновения. Обычно считается, что отказ войск обусловлен революционной пропагандой – в советское время эту «заслугу» себе приписывали большевики. На самом же деле, все революционные партии в тот момент находились в глубоком подполье, а их главари – в эмиграции, поэтому никакую серьезную пропаганду они тогда вообще вести не могли. На самом деле, войска якобы «вышли из повиновения» по приказу самих генералов – участников заговора. Но генералы, действительно, никак не ожидали, что очень быстро, буквально в течение нескольких недель, войска перестанут подчиняться уже и им. Здесь проявился особый духовный закон: тот, кто разбудит спящие демонические силы, очень скоро теряет над ними контроль, сам становится их жертвой. Именно так все и произошло к концу 1917 года.

А пока, как и следовало по плану заговора, 1 марта генерал Алексеев (начальник главного штаба) запросил телеграм­мой всех главнокомандующих фронтами. Телеграммы эти запрашивали у главнокомандующих их мнение о же­лательности при данных обстоятельствах отречения Го­сударя Императора от престола в пользу его сына. 2 марта все ответы главнокомандующих были получены и сосредоточились в руках генерала Рузского. Ответы эти были: от великого князя Николая Николаевича – главнокомандующего Кавказским фронтом; от генерала Сахарова – фактического главноко­мандующего Румынским фронтом (здесь формально главнокомандующим был король Румынии, а Сахаров был его начальником штаба); от генерала Брусилова – главнокомандующего Юго-Западным фронтом; от генерала Эверта – главнокомандующего За­падным фронтом; от генерала Рузского – главнокомандующего Се­верным фронтом. Все пять главнокомандующих фронтами и генерал Алексеев высказались за отречение Государя Императора от престола. Сам А. Брусилов, всемирно известный герой наступления 1916 года, впервые в истории современных войн сумевший проломить эшелонированную оборону немцев и «австрияков» – даже этот военный гений не только был «за», но и вообще оказался одним из главных вдохновителей и «гарантов» заговора. Итак, предательство было полное.

Вероятнее всего, именно этот заговор в самых верхах армии и был тем неожиданным и тайным ходом, благодаря которому заговорщикам удалось изолировать Царя, а фактически арестовать его. А затем якобы от его имени состряпать и опубликовать фальшивки, на основании которых до настоящего времени не только в массовом сознании, но и среди профессиональных историков бытует ложь о якобы добровольном «отречении» Царя.

В этом вопросе в первую очередь следует внести чисто юридическую ясность. А именно, принципиальный факт состоит здесь в том, что никакое «отречение» Царя согласно «Закону о престолонаследии» невозможно в принципе. Об этом факте уже существует к настоящему времени серьезная литература вплоть до недавней экспертизы прокурора Крыма Н. Поклонской. Вообще и не существует даже самого юридического термина «отречение». Поэтому даже если и гипотетически предположить, что Царь в силу каких-то загадочных мотив и подписал какое-то «отречение» (чего на самом деле не было), то такой «документ» a priori все равно не имел бы абсолютно никакой юридической силы. Однако к настоящему времени уже строго документально доказано, что и так называемое «отречение», и якобы последний приказ Царя по армии являются фальшивками, созданными заговорщиками.

Современным историкам удалось полностью реконструировать ход событий. Как пишет, в частности, А. Кузнецов, «вырисовывается слѣдующая картина. Завладѣвъ неоконченнымъ черновикомъ Государя съ обращеніемъ къ войскамъ, ген. Алексѣевъ и его окруженіе рѣшили использовать его какъ заготовку для сочиненія прощальнаго «Приказа», призывающаго отъ имени Государя повиноваться Временному правительству какъ законной государственной власти. Вызвавъ умѣльцевъ изъ штабной канцеляріи, сочинявшихъ ранѣе «Манифестъ», заговорщики попросили ихъ изготовить поддѣльный «Приказъ», что послѣдними и было исполнено. Поддѣлка показалась Алексѣеву настолько удачной и соотвѣтствующей «политическому моменту», что онъ рѣшилъ, не спрашивая согласія «старшихъ товарищей» изъ Временнаго правительства, немедленно разослать «Приказъ» въ войска, однако масонъ Гучковъ осадилъ не въ мѣру разошедшихся младшихъ «братьевъ» и эту разсылку отмѣнилъ. Однако поддѣлка всё равно пошла гулять по бѣлому свѣту, проникла практически во всѣ историческія и даже художественныя произведенія и до сихъ поръ вводитъ въ заблужденіе многихъ людей, продолжающихъ искренне вѣрить, будто свергнутый съ Престола Государь Императоръ Николай II полностью призналъ государственный переворотъ и даже въ прощальномъ «Приказѣ» по Арміи спеціально просилъ войска подчиниться самозванцамъ. Въ дѣйствительности ничего подобнаго не было никогда. Царь-Мученикъ Николай II никогда не отрекался отъ Престола, а былъ съ него свергнутъ, и никогда не призывалъ подчиняться самозваному Временному правительству ни устно, ни письменно, ни печатно. Всѣ документы такого рода, вышедшіе за подписью Государя, являются самыми обыкновенными фальшивками, изготовленными нечистыми на руку «борцами за свободу» и измѣнниками Родины»[4].

Общую логику событий Пётр Мультатули реконструирует следующим образом: «Начальник штаба генерал Алексеев выманил царя из Петрограда в Ставку с тем, чтобы по дороге состав был захвачен. Вопреки устоявшемуся представлению Николай II был лишён свободы не 8 марта 1917 г. в Могилёве, а ночью 28 февраля в Малой Вишере. Императорский поезд не смог проехать на Тосно и далее на Царское Село не потому, что «революционные войска» перекрыли железнодорожные пути, как нам долго лгали, а потому, что в Малой Вишере поезд был насильственно отправлен заговорщиками в г. Дно, а затем в Псков. С 28 февраля Николай II был полностью блокирован. Одновременно в Петрограде в квартире князя Путятина на Миллионной улице был блокирован великий князь Михаил Александрович. В Пскове царский поезд был взят под жёсткий контроль активным заговорщиком генерал-адъютантом Рузским, главнокомандующим армиями Северного фронта. Никто не мог попасть к императору без его разрешения. Вот в таких условиях состоялось «подписание» государем так называемого «отречения». По опубликованным воспоминаниям заговорщиков, государь ушёл в кабинет, а потом вернулся с несколькими «четвертушками» (бланки для телеграмм), на которых и был напечатан текст манифеста. Вы можете представить себе императора, печатающего на машинке, подобно машинистке? Говорят, что император сам составил манифест. На самом деле документ был написан Рузским и Родзянко за несколько дней до событий. Государь его даже не видел. Подпись императора подделали. После «написания» манифеста об отречении 8 марта 1917 г. императора арестовывают официально. Заговорщики испугались, что, если государь выйдет из-под контроля, он сразу же заговорит и опровергнет своё отречение. Император до самой кончины был под жёстким домашним арестом»[5].

Затем «4 марта 1917 года практически во всех газетах был опубликован Манифест об отречении императора Николая II от престола в пользу своего брата великого князя Михаила Александровича. Однако оригинала никто не видел вплоть… до 1928 г., когда он был обнаружен в архиве Академии наук в Ленинграде. Это был набранный на печатной машинке текст, где подпись Николая II сделана карандашом (!). Отсутствуют титул императора и личная императорская печать. Вот этот самый документ до сих пор считается оригиналом манифеста и хранится в Госархиве РФ! Понятно, что документы госважности никогда не подписывались государем карандашом. В 2006 г. исследователь Андрей Разумов фактически доказал, что «карандашная подпись» взята с Приказа Николая II по армии и флоту от 1915 г. «Переведена» по специальной технологии. На манифесте есть ещё и подпись министра императорского двора графа Фредерикса. Эта подпись тоже написана карандашом и обведена пером. А когда Фредерикс был допрошен чрезвычайной следственной комиссией Временного правительства, он заявил: «Меня не было в тот момент рядом с императором». Этот допрос задокументирован»[6]. Тем самым, ложь о так называемом «отречении» к настоящему времени полностью доказана.

Тем самым, фальшивка об «отречении» Царя в действительности была, как сказали бы сейчас, сатанински хитрым «пиар-ходом», который поверг в шок и дезориентировал все русское общество сверху донизу. И если «элита» в основной своей массе пошла за заговорщиками (в том числе, к сожалению, и церковная иерархия, хотя как раз на нее в этой ситуации всеобщего помрачения и оставалась последняя надежда), то народная масса восприняла ее иначе – и это вскоре привело и к свержению самих заговорщиков, и к неизбежности гражданской войны, поскольку монархия без Царя автоматически погружается в тотальное безвластие и переходит под внешнее управление так называемых «союзников», а на самом деле – подлинных организаторов этого переворота.

Но что же произошло потом? А потом оказалось, что сам народ русский не захотел жить без Царя, утратив всякое чувство долга по отношению к свому обеглавленному государству! Как это ни парадоксально, но именно такое отношение к царской власти как к подлинно священному установлению, вопреки всему сохранявшееся у большинства народа, оказалось и чрезвычайно удобным для проведения революционных переворотов. Ведь исчезновение Царской власти в массовом сознании воспринималось как крушение всего богоустановленного миропорядка, которое освобождало людей от всякой моральной обязанности перед государством. Поэтому попытка построения парламентского режима по «европейским образцам» деятелями февральской революции провалилась из-за тотального саботажа во всех слоях населения, что немедленно привело к социальному хаосу и развалу государственности как таковой. Последняя тогда могла быть восстановлена только либо путем восстановления законной царской власти, либо путем самой жестокой диктатуры. Заблокировав первый вариант, деятели «февраля» сделали второй неизбежным и единственно возможным. В свою очередь, в будущем отношение народа к Сталину стало выражением народной души, веками воспитанной в священном Царстве. Духовный смысл «сталинизма» состоит во вразумлении – в том, что Господь попустил народу почитать тирана для того, чтобы он через мучения и смерти понял наконец, что и кого он предал.

Эти размышления возвращают нас к древней истории установления Самим Богом земного царства над народом Завета. «И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе, ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтобы Я не царствовал над ними». (1 Цар. 8: 7). Не сразу может человеческий разум понять смысл этих парадоксальных слов: действительно, Господь говорит о том, что народ Его отвергает, требуя себе земного царя, но одновременно с этим и повелевает Пророку послушаться народа. Что это значит? Это значит, очевидно, то, что народ должен сам пройти испытание собственной гордыней и научиться покоряться земному царю для того, чтобы вновь быть покорным Самому Богу. Это значит, что народ сам выбрал себе послушание и аскезу для вразумления. И это повеление Божие продолжает действовать и поныне: теперь уже и Царь должен послушать голоса своего народа, которому снова нужно пройти горький и страшный опыт земного послушания ради смирения своей гордыни. Но теперь уже – опыт послушания не у Царя, благословенного Самим Богом, но опыт страшного терпения богоборческой власти! Таков смысл новейшей русской истории.

Сколь велико и свято призвание Православного народа, столь же велики искушения, испытания и скорби его. Народам, отпавшим от истинной Церкви Христовой, и другим, никогда не знавшим Её, Господь попускает жить в погоне за земным благополучием, удовлетворением всяческих похотей – и даже временно преуспевать в этом. Так ныне и живет уже почти весь мир. Но Православная Русь, едва лишь отступит от своего святого призвания быть Народом Божиим и хранить истинную Веру, сразу же познает на себе действия святого гнева Господня. Едва лишь отступит от своего узкого пути, ведущего ко спасению, соблазнится земным преуспеянием и мишурными «благами» безбожной «цивилизации», захочет «жить, как люди», устраиваясь на земле без Бога, – как тотчас настигают её всевозможные кары для вразумления.

Но вместе с тем Господь неизменно посылает и праведников для указания истинного пути. Таков был святой Царь-мученик. Чаемая нами Новая Русь, крепкая своей Православной верой и праведностью народа, о которой много пророчествовали великие старцы и святые ХХ века, будет стоять на костях новомучеников и на памяти о подвиге последнего Царя.


[1] Святитель Николай Сербский. Мысли о добре и зле. – С. 110.

[2] Цит. по: Россия – это сама жизнь. Заметки иностранцев о России с XIV по XX век. – М., 2004. – С. 190.

[3] Мультатули П.В. «Свидетельствуя о Христе до смерти…» // http:// monarhiya.narod.ru /Multat_1_1.htm

[4] Кузнецов А. Ещё одна фальшивка Февраля // http://www.virtus-et-gloria.com/Menu.aspx?book= texts/Obr.html

[5] Николай II не отрекался от престола. Знаменитый манифест – фальшивка века? // http://www.aif.ru/society/history/14475

[6] Там же.

Русский Русскому помоги!
Поделиться в соцсетях
Оценить
Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх