К юбилею отца Агафодора. «Право выбора» (рассказ). Александр Владимиров.

Опубликовано 16.01.2019

«Литературный коллайдер» поздравляет нашего большого друга отца Агафодора с юбилеем. Желаем ему всего самого лучшего. Наше издательство дарит ему новый рассказ.

1

Арсений спал очень чутко, просыпаясь при малейшем шорохе в комнате. Но уже некоторое время шорохи ему не грозили, просто некому шуметь, Анфиса умерла! Мир Арсения померк, в нем не осталось многоцветья, исчезли радости, устремления, дальнейшее существование выглядело бесполезным прозябанием. Почему она ушла так рано? Ее земной срок только начинался и вдруг…

— Господи, — без конца повторял он. – Почему Ты это сделал? Чем совсем еще молодая женщина провинилась перед Тобой?

Но Всевышний молчал. И это вызывало у Арсения сначала сожаление, потом горечь, наконец, отторжение от самого Создателя. С какой стати он должен поклоняться Тому, кто забрал у него бесценный дар?

И тогда в жилах Арсения вскипел бунтарский дух. Он закричал, что готов отдать душу любой силе, которая смогла бы вернуть ему любимую жену. И плевать, кто это будет: Свет или тьма.

Когда Арсений в порыве отчаяния так выкрикнул, перед ним будто возникла страшная, поросшая шерстью морда. Морда усмехнулась и тут же растворилась в воздухе. Арсений решил, что потихоньку сходит с ума.

Какая теперь разница: сумасшедший он или нет. «Анфиса, с твоей смертью я потерял все!»

Первые дни после трагедии он вообще с трудом спал, днем ходил замученный с черными кругами под глазами. И только в самое последнее время он больше не вскакивал по ночам. Так было и вчера и позавчера…

Но сегодня он проснулся. Он вдруг ощутил, что кто-то рядом с ним! Сидит на его кровати.

Арсений вскочил и… это было продолжение сна или неведомый мираж? Анфиса?!

— Ты?.. – слова застряли в горле, и ни одна сила не могла их оттуда вытянуть.

Потом он снова откинулся на подушку: «Сейчас проснусь, и мираж развеется».

Однако он не спал, и Анфиса не исчезала.

2

— Милый, ты так хотел увидеть меня, что даже там, в моем новом пристанище мое сердце не выдержало. И вот я здесь.

— Надолго? – с трудом проговорил он.

— Ты прекрасно понимаешь, что наше свидание не может быть долговечным. Я пришла сказать, что у меня все хорошо, гораздо лучше, чем здесь. Конечно, не хватает тебя…

Арсений понемногу приходил в себя. Насмелился коснуться гостьи: насколько она реальна? Рука как будто ощутила что-то плотное и упругое.

— Анфиса?!..

Голос, интонации, жесты, даже легкий поворот головы, который никогда и никому не скопировать – все принадлежало ей. Так не смог бы сыграть самый великий актер.

— Это ты, любимая!

Но страх не позволял ему схватить бесценное создание и прижать к груди. Он лишь смотрел на нее, не отрывая глаз. Наконец попросил:

— Расскажи о своем новом мире.

— Там нет того, что неотступно преследует вас: разбитых сердец, обуреваемых жадностью душ. Нет зависти, жестокости, злобы…

— Выходит, там нет ни олигархов, ни несменяемых чиновников?

— Да, такого там нет. Впрочем, — лукаво улыбнулась Анфиса, — я покажу тебе этот мир.

— Когда?

— Прямо сейчас.

— Но я еще не готов уходить туда…

— Успокойся. Ты просто увидишь. Увидишь то, что было недоступно даже святым, не говоря уже об обычных смертных – ученых и прочих. Закрой глаза. Не бойся! И поторопись, ибо времени на путешествие слишком мало.

Арсений послушался. В ту же секунду он словно понесся через мириады пространств. Остановиться уже не мог. Да и не хотел.

3

Он стоял посреди чудесного сада и жадно пил хрустальный воздух. А когда напился его, стал рассматривать окружающее пространство. Небо было особенным: сине-фиолетовое с золотистыми ободками. Солнечный диск отсутствовал, однако свет лился отовсюду неиссякаемым источником. Деревья высоченные, кроны у них пышные. На одной из яблонь Арсений увидел огромные, похожие на золотые гири, яблоки, под тяжестью которых гнулись ветки. Но он не решился сорвать хотя бы одно; как можно без разрешения хозяев.

Внезапно к Арсению подбежала серна, кроткая, с наивными глазами, дружески лизнула руку и куда-то убежала. Он пошел за ней следом по волнистой траве, где капельки росы сверкали ярче изумрудов. Шел, не зная куда…

Только почему здесь нет людей?

И тут Арсений сообразил, что они здесь есть, но нет привычной толчеи, каждый остается наедине со своими думами и желаниями. Никто не лезет тебе в душу. Это великое право заслужили только избранники.

Но где Анфиса? Даже здесь он только ради нее.

Он заметил ее фигуру. Она со счастливой улыбкой шла навстречу Арсению по бесконечному зеленому лугу.

— Ты заслужила право вечного наслаждения! – сказал Арсений.

— Да, — ответили она. – Я умерла юной и невинной, умерла от трагической случайности. Я попросила у высших сил, чтобы и ты присоединился ко мне. И мы опять будем вместе.

— Вместе? Когда?!

— Когда ты сам того пожелаешь…

Арсений хотел ответить, что не совсем понял смысл ее слов, однако свет вдруг вспыхнул с невероятной силой, а затем наступила темнота.

Он находился дома, в своей кровати. Никакой Анфисы рядом не было.

4

Анфиса приходила! В обратном Арсения не убедили ли бы все вместе взятые люди планеты. Она показала ему самый дивный мир на свете, она хочет, чтобы они опять соединились там — и уже навеки. Непонятны лишь ее слова: «Когда ты сам этого пожелаешь». Что она имела в виду? Чтобы муж последовал за ней в мир иной?

В принципе после ее смерти интерес к этой жизни у Арсения потерян. Но остается не искупаемый грех самоубийства.

Он серьезно задумался, продолжая лишь механически реагировать на однообразие серой действительности. Днем — опостылевшая работа, сытые лица начальников и униженные улыбки маленьких клерков. Вечерами – пустота дома, стекающие с экрана водопады лжи и лицемерия. И, как противовес этому – серна с наивными глазами. Увидеть бы ее снова! Но самое больше желание повстречать Анфису.

Дня через два Арсений опять услышал ее голос. Он проник в его мозг, призывал прийти к ней, чтобы навек соединиться. «Тут так хорошо, а мне все равно плохо без тебя», — зарыдала Анфиса.

— Как я могу совершить такой грех? – воскликнул Арсений. — Ведь если это случится, мы никогда не будем в одном мире.

— Почему?

— Грешников не пускают в рай.

— Это выдумки незнающих людей, нарисовавших себе фальшивые картины духовного мира.

— Но, Анфиса…

— Как может существо, что для вселенной меньше чем горошинка, объяснять тайны мироздания? Проповедовать другим, что их ждет после смерти, в том числе после самоубийства? Надо побывать там, чтобы многое понять.

— Теперь по отношению ко мне ты академик.

— Мои знания увеличились на самую малость. Но, чтобы не говорили другие, в чем бы ни убеждали, я попросила за тебя. Представляешь, мы вдвоем пойдем тем зеленым лугом…

— И к нам подбежит маленькая серна?

— Она будет гулять с нами.

Арсений соглашался с ней, однако до рокового шага не доходило. Он словно растворился в обоих мирах. Но так долго продолжаться не могло. И однажды Анфиса исчезла во второй раз, ее голос больше не будил Арсения по ночам, не звучал в мозгу сладкоголосой арфой.

Предложение было сделано, он его не принял, и она ушла!

Арсений понял, что нового ухода Анфисы он не перенесет.

5

Этот день был для него особенно тяжелым. С утра ударил ледяной дождь, а когда он закончился, резко похолодало, в глаза прохожим полетели колкие снежинки. На работе Арсений окончательно разругался с начальством и получил предложение уволиться по собственному желанию. В ответ он лишь рассмеялся. Правда, где теперь искать работу? Этот вопрос его волновал меньше всего.

Он ждал нового сигнала от Анфисы, ждал, что она его поддержит. Однако голос любимой молчал… Серая мгла сгущалась сильней и сильней. Экран врал безбожно, пугал терактами и повышением цен, несменяемые вожди и вождишки позировали уже двадцать четыре часа в сутки.

Окончательное решение наконец пришло к нему. Сегодня же он расстанется с миром, где его больше ничто не удерживает. Арсений закричал:

— Анфиса, ты слышишь? Я иду к тебе!

Она молчала, но он не унимался.

Она ответила ему только с третьего раза:

— Жду, любимый!

Следовало бы посоветоваться со знакомым монахом отцом Кириллом. Только на что Арсению его советы? Что нового он услышит? Его Бог забрал у Арсения самое дорогое – Анфису. И теперь монах скажет, что нужно и за испытания благодарить Господа, да еще преклонив колени.

«Это не для меня!»

Арсений выглянул в окно, ему показалась, что на крыше противоположного дома стоит фигура в плаще. Некто, как Бэтмен, сейчас расправит крылья и полетит. Вот если бы так и самому Арсению! Встать на краю, взлететь, словно птица, а приземлится в том чудном райском саду.

Да, все произойдет именно так!

Арсений выскользнул в коридор, вызвал лифт. В кабине оказалась девочка лет двенадцати; Арсений знал ее: дочка его соседей.

— Мне наверх, — сказала Галя.

— И мне, — ответил Арсений.

Ему показалось, будто девочка посмотрела на него как-то по-особенному, никак подозревает об его намерениях? Еще попытается помешать, рассказать другим. Арсений брякнул:

— К человеку надо зайти. Его квартира на последнем этаже.

Взгляд Гали сделался более заинтересованным, Арсений отругал себя, что разоткровенничался. С чего он решил, что этой девчонке какое-то дело до его планов?

Тем не менее, он вздохнул, когда она вышла, и стал в одиночестве подниматься выше.

Последний этаж! Арсений выскочил из лифта, оглянулся, боясь наткнуться на чьи-то любопытные глаза. Никого! Дверь на чердак он легко вскрыл, благо опыт имеется.

И вот он на крыше! Быстро подошел к краю и вдруг… остановился. Позади возник силуэт человека, который приказал ему остановиться.

— Это вы, отче? – усмехнулся Арсений. – Уж, не ведаю, как вы прознали про мои планы, только вы опоздали. Я все решил для себя. Ваш Бог оставил меня, отнял самую большую драгоценность на свете. Смысл жизни потерян. Но теперь моя Анфиса ждет меня там. Вы даже не представляете, как ей там здорово! Она сейчас гуляет по зеленым лугам, с ней рядом играется маленькая серна. И вы думаете, что я променяю будущий прекрасный мир на страшную действительность, где у меня не осталось ничего?..

Налетевший ветер выл, свистел, будто специально заглушал голос монаха. Но Арсений все равно услышал:

— Ты уверен, что тот мир лучше?

— Я его видел.

— Видел или показали?

— Не придирайтесь к словам. Вы всегда любили повторять, что каждый стоит перед выбором. Мой выбор – быть вместе с Анфисой. Ни слова больше, я уже вижу ее, моего прекрасного ангела. Ангел зовет, ждет! До встречи, Анфиса.

Несколько секунд Арсений был устремленной в прекрасный мир птицей, где навсегда воссоединится с любимой. Он успел услышать печальный звон церковных колоколов, оплакивающих потерянную душу. А потом…

Потом, оглушенный сумасшедшими децибелами, он задыхался в огне адского пламени, а рогатые бесы сдирали с него шкуру, похохатывая:

— Анфиса! Милая Анфиса! Мы будем гулять по райским лугам: ты, я и серна. Ни за грош, тебя, парень, купили, ни за грош!

Стон Арсения являлся микроскопической каплей в безбрежном пространстве других воплей и криков. И никто, никогда ему не поможет, ибо судьи и палачи здесь в одном лице. А самое страшное, что власть их вечная.

6

…Арсений вздрогнул и интуитивно отступил от края. Еще шаг, и он действительно бы полетел вниз, чтобы навеки утонуть в бездне мрака. Все, что открылось ему, было не случайным прозрением, а Божьим промыслом. И он знал, кто его спаситель.

— Отец Кирилл, — оглянулся он несколько раз.

Крыша была пуста. Но это сделал он! Его старый друг, великий молитвенник за наши грешные души, от которого Арсений бессовестно отвернулся. Он помолился, чтобы очи Арсения открылись и он не совершил роковой поступок…

— Прости, любимая, — едва не рыдал Арсений. – Но это не ты, не твое лицо, не твой голос. Тебя больше нет, а жить все равно надо.

Сейчас у него самым первостепенным делом было прийти на исповедь к отцу Кириллу.

Александр Владимиров.

Источник: https://lit-collider.ru/2019/01/14/pozdravlyaem-ottsa-agafodora-s-yubileem-rasskaz-pravo-vybora/
Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх