Чего испугалась российская власть в боевике «Хантер Киллер»?

Опубликовано 09.11.2018

Боевик о военном перевороте в России не получил прокатную лицензию Минкульта. Возможно, из-за того, что власть увидела в нем свои реальные фобии

В восточноевропейской стране (да прямо скажем — в России) происходит военный переворот — силовики при поддержке крупного бизнеса и высших чиновников свергают президента, лидером хунты предсказуемо становится министр обороны. Мир находится на грани третьей мировой войны, но американские подводники спасают российского единственного и легитимного лидера. Фамилия президента, правда, не Путин, а Закарин. Это краткое изложение сценария запрещенного к прокату фильма «Хантер Киллер», показ которого сегодня должны были начать российские кинотеатры.

В Министерстве культуры попробовали объяснить, что по закону прокатчик должен представить в Госфильмофонд жесткий диск с копией картины, но та (вот беда!) оказалась «ненадлежащего качества». Это объяснение выглядит не самым правдоподобным — какое такое запредельное качество изображения нужно, чтобы составить представление о содержании фильма? Конечно, случай с «Хантером Киллером» — не первый пример завуалированной цензуры (летом этого года в прокат не пошел фильм «Смерть Сталина»), но это явно новая веха в отношениях российской власти и искусства. Мы уже привыкли, что художник (режиссер, хореограф, музыкант) оскорбляет чьи-то чувства (например, верующих в Сталина), а государство эти чувства бдительно охраняет. Но, казалось бы, что и как может оскорбить американский боевик, кого он может задеть?

Сюжет со стороны выглядит гротескно неправдоподобным, таким, какой он, собственно, и должен быть у боевика. В нем вроде бы нет никаких намеков на текущую ситуацию в стране. В России сейчас почти не осталось независимого от руководства страны крупного бизнеса. Министр обороны лоялен президенту, да и вообще традиций участия высшего силового руководства в переворотах у нас нет. Название страны можно заменить на какое угодно — например, на Китай, поменять героям фамилии, и правдоподобия или выдумки от этого не прибавится.

Если фильм запретили к показу, то, скорее всего, власти сочли, что видеть эту картину сейчас широким массам не нужно. Значит, есть опасения, что просмотр боевика может натолкнуть людей на какие-то серьезные мысли. Что президента, в принципе, можно свергнуть, и небо от этого не падет на землю. Что в руководстве страны может и не быть монолитного единства. Так в позднесоветское время цензоры искали намеки в безобидных романах, фильмах и даже музыке — почему-то считалось, что эти намеки обязательно есть и население их правильно поймет, задумается, а там и до переворота недалеко. Прямо как в фильме «Хантер Киллер».

Препятствия, которые власть ставит боевику, — в первую очередь свидетельство того, что внутри вертикали кто-то допускает, что такой сценарий в принципе вероятен. Уже давно стало понятно, что в Кремле воспринимают искусство как одну из форм пропаганды. Произведения обязательно должны на что-то (хорошее или плохое) сподвигнуть, чему-то (хорошему или плохому) учить. По-другому быть просто не может. «Хантер Киллер» может научить людей плохому, поэтому его проще запретить.

Если человек боится открытого пространства — у него агорафобия, если закрытого — клаустрофобия, эти страхи достаточно легко обнаружить, даже если в них не признаются. Случай с американским боевиком выдает страхи власти и ее взгляды на сценарии возможного будущего. Военный переворот для вертикали, кажется, не выглядит чем-то совсем уж нереальным. И это, видимо, для кремлевских мечтателей единственный возможный способ смены власти в России. Хунта военных может сменить власть, а люди на демократичных и честных выборах — нет. Показывают же у нас фильмы про выборы (в том числе и российские, в том числе и ироничные), и ничего.

Кремль держится на силовиках (или там считают, что основа режима — силовая), но и, как выясняется, боится их. Армия, судя по соцопросам, — институт в обществе популярный, министр обороны Сергей Шойгу — второй по популярности политик в стране. Из-за пенсионной реформы рейтинги Владимира Путина падают, у Шойгу они тоже снижаются, но не в таких масштабах. Кроме того, не министр же обороны поддерживал правительство и просил россиян отнестись с пониманием к пенсионной реформе.

«Хантер Киллер» воплотил эти страхи в жизнь, да еще и США унизили российскую власть, которая всеми силами пытается показать, что Россия на мировой арене играет ключевую роль и без нее никаких вопросов не решить. По фильму же выходит, что даже с военным переворотом Кремль не может справиться без помощи проклятой Америки, которой он уже четыре года что-то доказывает. Запрет блокбастера заставляет проделать такую реконструкцию воззрений внутри вертикали и делает ее достаточно вероятной.

Конечно, желающие посмотреть «Хантера Киллера» все равно найдут возможность, как это сделать. Да и никаким руководством к действию боевик не станет. Но для нас запрет фильма может быть достаточно серьезным сигналом. Страх военного переворота — знак того, что по-хорошему, то есть на выборах, отдавать власть путинская система, кажется, не собирается. Только так, только люди в фуражках, и никак по-другому.

Кстати, есть еще одна восточноевропейская страна, где киноленту тоже запретили к показу, — это Украина. Основания таковы: картина демонстрирует «мощь российской армии». Как ни странно, для вертикали власти причины отказа в прокате могут быть примерно такими же. Зачем демонстрировать «мощь армии» населению в условиях падающего рейтинга — вдруг она станет для него новым ориентиром и надеждой?

Андрей Перцев.

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх