"Где был Бог?.." А.Н.Миронов.

Опубликовано 30.03.2018
Не называй Бога справедливым, ибо если Бог справедлив, то я погиб. Прп. Исаак Сирин
Наше духовное и физическое состояние зависит от того, как мы живём. Имеет значение и то, как жили наши предки, ибо по наследству передаются их страсти и добродетели. Качество нашей жизни во многом зависит от того, что происходит в наших семьях, городе, государстве и, наконец, от того, в каком духовно-нравственном состоянии пребывает человечество: в совокупности всех добрых и злых поступков, мыслей, желаний, устремлений. Всё это в той или иной степени оказывает на нас воздействие. И напротив от того, как я живу, зависит то, как живёт моя семья, мой город, государство и все люди на земле в той мере, в которой мои поступки, мысли, и устремления привносят в этот мир меру добра или зла. И когда злое преобладает над добром настолько, что грозит гибелью миру, тогда лишь усердием святых подвижников сохраняется человечество от полнейшего уничтожения. Прп. Варсонофий Великий о своём времени: «Есть же три мужа совершенных пред Богом… Они-то стоят между губительством и миром, чтобы Господь не вдруг истребил весь мир, и по молитвам их Он растворяет наказание милостью...».
Если отравляю свою жизнь, то первый страдаю. Затем страдают близкие, соседи, знакомые и так по убыванию. Но случается иначе. Когда злоба одного или нескольких людей, а равно совокупная злоба всего человечества, если она преобладает над добром, разит любого, кто оказался у неё на пути, в том числе и тех, кто в силу возраста не имеет и единого греха. Вот, что говорит Господь, когда в Иерусалиме упала башня и раздавила многих: «Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете» (Лк. 13:4-5).
Различна вина каждого в трагедиях, происходящих в мире. Есть и прямые виновники людских бед, но есть и совокупная вина. Посему никто из разумных не смеет сказать, что не причастен к тому или иному бедствию, и обвинять кого-либо прежде, чем не согласится с долей своей ответственности. Всего десяти праведников требовалось Содому, чтобы не погибнуть от переполнявшего его греха (Быт. 18:32). Являемся ли мы теми праведниками, спасающими мир от бедствий, прежде, чем спрашивать: где был Бог, пока здесь или там гибли невинные дети и совершались другие беды? Всё ли сделал каждый из нас для того, чтобы свою душу очистить от скверны и тем ослабить силу злобы творящей в мире, подобно тому, как щёлочь гасит кислоту?
Не Бог виновен в бедах наших, а каждый из нас в той мере, в которой только Богу одному ведомо.
Если же спросят: почему не предотвратил то или это, будучи любящим и всемогущим? То надобно сказать, что Бог благ и только благое творит, а из всех зол выбирает наименьшее, хотя с «высоты» нашего кругозора может казаться, что наихудшее. Если Господь попускает какую- либо беду и страдания, то это значит, что не мог не попустить. Не мог, потому что Бог и не может перестать быть Богом, понимай – Любовью, а, поступив как то иначе, поступил бы вопреки любви.
Господь не мог погасить печи Освенцима, не мог спасти детей в Карелии, не мог предотвратить гибель людей на Кузбассе… Отрицать сие, значит приписывать Богу произвол и непостоянство: захотел так, а захотел эдак, одних спас, а других обделил вниманием... Не мог. Мы могли, но обвиняем Бога.
А если бы не допустил одну из сих и великого множества других трагедий, то почему только одну? Обвиняем Бога в несправедливости, а сами требуем несправедливого. Если же хотим, чтобы Бог запретил всё зло на земле, то как себе это представляем? Следовало бы либо отнять у нас свободу и превратить в неких биороботов, не знающих ни печалей ни радостей, либо приставить к каждому ангела, который бы карал немедленно за каждый дурной поступок, за каждую худую мысль и превратил бы нашу жизнь в ад сущий. Хотим ли таковой справедливости?
К сказанному добавим, что земная жизнь важна только тем, чтобы приуготовить себя к жизни вечной. Из вечности взглянем на наше земное бытие и увидим его куда более ничтожным, чем жизнь в утробе материнской, которую не удостаиваем даже того, чтобы прибавлять её к своим летам.
Если коснувшись раскалённой печи человек не испытает боли, то в следующий раз может погубить себя вовсе. Не сможет человек отвратится от греха, если не увидит последствий греха, и сие не может быть без страданий. А если не отвратится от греха, то не сохранит себя для жизни вечной: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют?» (1Кор. 6:9).
Это ли не важнее?
А.Н.Миронов
Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх