Храм Всех Святых в Каменке

Опубликовано 19.07.2016

Никарагуа. 1992 год. Чужой для русского человека край. Археологу Николаю Ивановичу Тарасенко, специалисту по каменному веку, приходилось уже сделать немало открытий для истории, и в СССР, и в Латинской Америке. И эта, последняя находка в Никарагуа, обогащавшая историю этой страны, уже давала перспективу поработать в ней много лет , получив огромную популярность у никарагуанцев. Но Промысел Божий рассудил, чтобы Николай Ианович приложил свои силы все-таки у себя на Родине. Будучи высоко в горах, он неожиданно перед глазами увидел свои родные донбасские места и неведомый голос сказал: «Езжай домой и строй храм». И в тот же день он бросил свои исследования, обещавшие мировую славу и вернулся в свою родную деревню. Возле Каменки, Лутугинского района, Луганской области, на одном из самых высоких холмов Донецкого кряжа, который показало видение в Америке, он основал домик в скале и заложил фундамент храма Всех Святых. Надо сказать, что Николай по молодости имел двойной перелом позвонков, и год пролежав в постели, сам разработал систему упражнений, став таким образом на ноги. После этого он еще ломал и грузил для стройки храма сотни тонн камня. Многие считали его чудаком, а такое поведение временным чудачеством. Но уже прошло 20 лет. И за это время «Гору» посетило множество людей из различных стран. Ежедневно ее посещают десятки паломников.

Николай Иванович отшельником не является, он ведет семейный образ жизни, у него двое детей. Не едят в его владениях ни мяса, ни рыбы, ни яиц, не курят, не пьют, не сквернословят. Кто согласен с такими правилами, тот живет и помогает в строительстве и по хозяйству. На данное время с помощью тысяч приезжающих паломников уже достроены стены и купол храма Всех Святых и заложен фундамент храма Архистратига Михаила. В проекте еще и третий храм. Храм строился из местного камня – дикаря, чем в совокупности с горным видом, очень напоминает кавказскую архитектуру. Каждый благотворитель или строитель высекает на камне свое имя и вкладывает его в стену.

Рядом установлен огромный Крест из монолитов, привезенных из Инкерманской каменоломни Севастополя.

Самая почитаемая икона на «Горе» – список Владимирской Божией Матери, писанная местным иконописцем Алексеем Федоровичем.

Николай Иванович, будучи потомственным казаком, является атаманом Палиевского хутора и заместителем Атамана Войска Донского Николая Ивановича Козицына по религиозным делам на Украине. Митрополит Иоанникий и нынешний новый Владыка епископ Пантелеймон благословляют его труды. Но пока статус строящегося храма еще не определен. Есть в нем только одно правило – там нет места ценам ни на какие требы и предметы церковного обихода.

Долгое время об этом месте ходили слухи, как о сектантском. Храм называли «храмом всех религий». И что какой-то археолог строит экуменический пантеон всем «богам». СМИ дружно поддерживали эту идею. Но на деле все выглядит иначе. Да, действительно, будучи археологом, Николай Иванович побывал во многих странах. Ему приходилось общаться со многими адептами различных культов, многие стали близкими друзьями. И приезжавшим друзьям он позволил строить на «Горе» свои сооружения. Это и католическая капичка Деве Марии, и буддистская ступа. Как Российская империя давала своим подданным свободу вероисповедания, так и широкая душа казака желала привести к Истине своих друзей без насилия, ведь пути Господни неисповедимы. Своим поведением и жизнью он хотел показать им настоящую Истину, не ущемляя и ихней «правды». Никакая проповедь здесь не приветствовалась. Никогда никакой цели объединения всех религий (экуменизма) не предполагалось. Посетило «Гору» множество буддистов и католиков, но своим скверным поведением лишь убедили, что это дурная затея. «Гора» осталась исключительно православной. Иноверческие сооружения нынче ветшают, либо переделываются под другие нужды.

А атаман еще полон сил и энергии довести свое дело до конца, и когда вырастут дети, стать монахом. Также есть желание, чтобы после своего ухода в мир иной оставить традиции на «Горе» неизменными, так как желание заполучить такой комплекс может возникнуть у многих…

Андрей Черноморский, «Русский Луганскъ»IMG_5380_thumbIMG_5384_thumbIMG_5386 (2)_thumbIMG_5386_thumbIMG_5388_thumbIMG_5389_thumbIMG_5392_thumbIMG_5400_thumbIMG_5412_thumbIMG_5418_thumbIMG_5447_thumbIMG_5451_thumbIMG_5452_thumb

Дорога к храму

Николая Ивановича Тарасенко больше знают в России, Аргентине и Никарагуа, может даже и в Камбодже, чем в Украине. Так уж получилось — такая судьба у археолога, интересной личности и духовника, имеющего ко всему редкие паранормальные способности. Лет двадцать он в пути к храму.

Пролог

В один из летних дней мы с Владимиром Брагиным, другом, сторонником и соратником Тараса (так называют Тарасенко близкие друзья) выехали из Луганска и через сорок два километра были в селе Каменка, у храма на горе, в степи Донецкого кряжа. Внизу текла речушка Мечетная и темнела рябь Каменского водохранилища. Храм, возникший будто с небес, поражает: как это может быть, вот так на горе, в степи?.. Десятки птичьих голосов, непостижимый степной аромат, разнотравье, кустарник и редкие деревца — неземная красотища! Позже я пересмотрел «Степь» Антона Чехова, прошу простить меня, но та степь, которую видел у горы Тарасенко, показалась земным раем…

Его дорога

На вопрос о том, при каких обстоятельствах, как сложилась его дорога к православию и храму, Николай ответил, что сложно и неоднозначно. Не один год Тарас с друзьями, знакомыми увлекался религиозной экзотикой, своего рода игрой, когда стремился познать что-то новое и найти себя. Это был, например, ламаизм, посвящение в мормоны, а вступлению в Орден Розенкрейцеров помешала лишь война в Никарагуа. Поклонники ордена о посвящении ему говорили, что это нужно для постижения мудрости, искусства и добродетели, чтобы быть достойным бога и служить ближнему. Но со временем Тарасенко стало ясно, что экзотика специфического толкования Библии, объяснения явлений природы и т.д. — не для православного человека.

Потом была гора, но она не сразу приняла отшельника. Не раз он уходил — не по зову сердца, а просто убегал от себя. Но всякий раз — возвращался… Небесные силы, видимо, решили помочь Тарасу и ему было сказано: «Иди на гору и строй храм!». В первый год были сомнения, страх, но потом гора приняла его и душа успокоилась. Сейчас он считает, что вот уже десять лет люди и Господь Бог формируют его внутренне и внешне, помогают строить храм. Нашел общий язык и с местным населением Каменки. Здесь с советских времен живет третье поколение курдов: интересно, как их сюда забросила судьба?

Местная рыбная речушка под горой называется Мечетная, — от слова «мечеть», Тарас «гонял» местных за «шкоду» на речке и в лесу. Прошло время, его стали уважать и гордиться, что у них есть такая гора и такой человек. Вспоминает, как однажды пришел один агроном и поинтересовался, почему Николай садит огород в форме четырехконечной звезды с кругом в середине? Чтобы не обидеть, ответил убедительной шуткой: дескать, это надо для проверки влияния формы грядок на разные овощи. Например, картофель прекрасно растет в земельном круге, а морковь — в треугольнике… Такое придумал, что и сам начал верить в свою авторскую агрономию!

Прорабы

Около пяти лет Тарас и его сторонники исповедовали многоверие, хотели построить храм четырех религий. С того времени на горе появилась «капличка» для католиков, христианский крест, «ступа» поклонников индуизма. Сейчас стоит храм высотой под двадцать метров, дело за внутренней отделкой стен, покрытием крыши и купола. Стены сделаны из местного «дикаря», вручную, по камешку. Дикарь, он же песчаник, рожденный океаном миллион лет назад, экологически чистый материал, — весьма прочный и стойкий к атмосферным раздражителям: храм построен на века.

Строили всем миром, помогали очень многие: транспортом, стройматериалами, хлебом и продуктами. Непросто было смонтировать и установить каркас купола храма. Сборка шла на земле, балки перекрытия поднимали ручной лебедкой, а для подъема каркаса договорились о работе мощного японского крана. Каким-то чудом, с Божьей помощью и вопреки всем техническим характеристикам работы крана было сделано невозможное ни в Японии, ни в Европе: каркас купола установили. Если бы японцы были свидетелями этого невозможного подъема, то наши луганчане стали бы орденоносцами и почетными гражданами Токио, а такие краны резко поднялись в цене.

На горе имеется и жилое помещение, частью выдолбленное в скале, отапливаемое дровами. В одной комнате печь и нары, в другой — камин, деревянная кровать, храмовая библиотека, иконостас. Курение на территории горы (более двухсот метров высотой) негласно запрещено, мусор собирается в мешки и вывозится.

Друзей и поклонников горы, самого себя Тарас считает исполнителями или прорабами воли Божьей. Его больше всего удивляет то, как господь всем управляет: каждого человека, каждую душу он ведет к определенному знаменателю. Вот и Тарасенко, его друзья тоже ищут свою дорогу к храму. А кто-то из них ее уже нашел. Они убеждены, что все у них получится и храм будет служить людям, гора — если не избранное место, то очень сильное в духовном плане. Пусть это будет православный монастырь или, возможно, скит.

Об интуиции и легендах

Все люди обладают интуицией: одни в большей степени, другие — в меньшей. И ему Господь подарил эту способность. Тарас давно занимается народным целительством, лечением травами и костоправством, но не может понять: почему, кем, откуда все это дано, чтобы он, грешный человек, мог исцелять людей?

Еще в начале семидесятых о Николае в Луганске вырастали легенды… Далеко не все могли поверить, что он, например, ходил по раскаленным углям, а заточенный немецкий штык — нож отскакивал от его мышц. И тогда, и сейчас он не курит, не употребляет спиртное и не имеет других вредных привычек.

Давно замечено, что нестандартные личности притягивают себе подобных. Так он познакомился, например, с Евгением Брюхановым, основателем первой в Луганске секции каратэ (1972 год), затем школы «Физическое и духовное совершенствование», позднее — с не менее легендарным Неанг сетх Комаром из Камбоджи. Кома, как его называют друзья, остался в истории уже потому, что был одним из первых в Украине наставником и учителем боевого искусства «Муай — тай». Они до сих пор дружат с Николаем, который дважды побывал в Камбодже.

Когда Тарас учился в Луганском педагогическом институте, то больше времени уделял работе в археологических экспедициях, чем обязанностям студента. Как человека, обладающего фантастической интуицией, его приглашали в регионы всего бывшего Союза. Николай лишь спрашивал, что коллеги хотят найти и показывал, где копать. Находили и были в шоке — этого не может быть!

Потом случилось так, что в консульстве он пообещал найти следы эпохи палеолита в Никарагуа и вернуться домой. По карте страны в первый раз ошибся примерно на тридцать километров, но потом нашел сотни артефактов: копий, дротиков, наконечников стрел и набил ими рюкзак. Местная элита была поражена находкой и война в Никарагуа прекратилась на три дня! Шума было очень много, приехали американские ученые, французы — не верили! Самые буйные грозились пристрелить…

Может то была шутка? А Тарас благодаря своей интуиции продлил историю страны на тридцать тысяч лет!.. Подобное открытие было одним из редчайших в мировой археологической практике. Ему нашли обсерваторию, до этого момента полуголодного, стали кормить в ресторане. Сразу дали учеников из солдат, с которыми он работал два месяца. Хочешь «вид на жительство» — пожалуйста!.. Потом пришел «зов» и Николай вернулся в Украину. В Аргентине или Никарагуа — хорошо, но тянет в родные края, дома — лучше! А еще был сон, видение: гора, будущий храм. В далекой Южной Америке осталось много друзей, но однажды в ответ на его пожелание приехать туда еще раз, пришла телеграмма и ему объяснили: «Тогда была война, а сейчас там — бойня!..»

О знаках и жизни без одиночества

«Господь — есть любовь», с таким убеждением живет каждый истинно верующий человек. Прошу извинить меня, но в жизни бывает всякое, когда вера в этот святой принцип может поколебаться. Факт из журналистики…

Накануне последних выборов бойкие сотрудники одного из луганских телеканалов и штабов кандидатов в президенты Украины приехали «на гору». Вскоре луганчане увидели ловко состряпанный сюжет, в котором, якобы, Тарасенко поддержал эту экстравагантную кандидатку в истории страны (разве что Наталья Витренко может рядом постоять).

Высок творческий потенциал нашей тележурналистики! Монтаж ролика был выполнен столь искусно и убедительно, что многие поверили экрану. Зрители увидели треснувший камень в форме сердца, будто найденный на стройке храма и т.д. Но дело в том, что Тарас тогда говорил о том, что они с друзьями не занимаются политикой, а молятся и находят на горе кресты — это их знаки и символы…

Более того, он никогда в жизни на выборах не голосовал! Слава Богу, что друзья его хорошо знают, поэтому лишь улыбались этому сюжету. Но другие-то отнеслись к нему серьезно!.. Итоги выборов давно известны, но может быть накануне то расколотое каменное сердце было знаковым?..

Немало традиций прижилось с тех пор, как «на горе» появился Тарас. Например, в течение последних пяти лет, на крещение, около пятидесяти поклонников горы купаются в местной речушке. Видели бы вы их счастливые глаза! И никакой мистики или сектантства: исключительно здоровая, народная культура и православная традиция, а ледяная купель в форме креста.

Николай никогда не бывает один: возможно, гора это средство от одиночества? Во-первых, с ним жена, сын и дочь. А во-вторых, всегда есть и другие люди. Среди «поклонников» горы можно увидеть представителей разных, в том числе экзотических для Донбасса религий: буддистов, йогов и кришнаитов. Почитатели и поклонники, православные, просто гости, странники и любопытствующие едут не только из Луганска, — они бывают из любого уголка Украины или России. Летом это могут быть и школьники: разбивают палатки, ходят в походы, к храму, занимаются спортивным ориентированием.

Вместо эпилога

По дороге домой Брагин был вынужден остановить свою «Шкоду» под градом с две горошины и проливным дождем. Небо посылало какие-то знаки из калейдоскопа грозовых туч и облаков. Молнии взяли нас в плотное кольцо: гора и само небо не желали отпускать домой… Мистика? Воля Всевышнего?

Мы слушали стихи Эмилии Бронте:

Душе моей неведом страх,

Ничто ей все земные бури;

Мой приют — молитва на устах

И бог, витающий в лазури.

О всемогущий! Ты в груди,

Твоею волей сердце бьется, -

Я не прошу тебя, приди,

Ты здесь, и вечно радость льется.

Эйнштейн писал: «Ищите свое счастье в радости и счастье ваших ближних, а не в достойных сожаления ссорах между людьми! Если в ваших сердцах найдется место для этого естественного чувства, любая жизненная ноша будет для вас легкой, во всяком случае посильной, и вы отыщете свой путь спокойно и без страха и везде будете приносить радость». Николай Тарасенко нашел такое естественное чувство радости и счастья, нашел свою дорогу к храму.

Александр Родин

Наверх