ПЕРСПЕКТИВНЫЕ ПУТИ ВЫВОДА РОССИИ ИЗ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА: ИХ ДОСТОИНСТВА, НЕДОСТАТКИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОБЪЕДИНЕНИЯ

Опубликовано 17.11.2018

Аннотация. В статье анализируются концепции и программы выхода России из системного кризиса, укрепления независимости и повышения технологической автономности государства в контексте роста международной напряженности, антироссийских санкций. В частности, анализируются концепции новой индустриализации (неоиндустриализации) и развития креатосферы, производится попытка объединения данных теорий и дополнения их содержания морально-нравственными категориями, а также идеями предпринимательства и общественной инициативы.

Ключевые слова: новая индустриализация; креатосфера; творчество; инновации; предпринимательство; мораль; нравственность; системный кризис, образование.

Mineralov Vladislav Yuryevich

PERSPECTIVE WAYS OF THE CONCLUSION OF RUSSIA FROM SYSTEM CRISIS: THEIR ADVANTAGES, SHORTCOMINGS AND POSSIBILITIES OF ASSOCIATION

Abstract. The article analyzes the perspectives and conceptions of Russia’s coming out of system crisis, its independence asserting and state technological autonomy increasing in the context of growing international tensions and anti-Russian sanctions. In particular, it analyzes concepts of new industrialization (neoindustrialization) and creative sphere development. Author takes an attempt to combine these theories and add moral and spiritual notions and also concepts of business and non-government initiative.

Keywords: new industrialization, creative sphere, creativity, innovations, business, moral, spirit, system crisis, education.

Современная геополитическая и экономическая ситуация в мире складывается таким образом, что реальная, а не декларируемая, суверенность государств возможна только в случае достижения значительной степени независимости от внешнего иностранного влияния ключевых социально-экономических, политических и технологических процессов, институтов и сфер деятельности.

В материально-экономическом плане стратегическими и ключевыми основами государства, командными высотами экономики, по выражению С.С. Губанова, является собственное высокотехнологическое развитие не только оборонной промышленности, но и таких жизненно важных областей, как электронно-вычислительные машины, промышленное оборудование и станкостроение, топливно-энергетический комплекс, средства связи и радиоуправления, транспорт (авиационный, морской, железнодорожный, автомобильный) и транспортная инфраструктура, социальная инфраструктура, сельское хозяйство, земля и землепользование, добыча и переработка ресурсов и др. [Губанов, 2016]

В духовно-интеллектуальном плане как основы государства следует выделить науку, воспитание и образование, культуру, средства массовой информации, включая издательскую деятельность, а также здравоохранение.

Названные сферы деятельности обеспечивают устойчивость и автономность государства только при условии их комплексной, системной взаимосвязанности. Все должно быть объединено в единые производственные цепочки от добычи и переработки сырья, до изготовления полуфабрикатов, комплектующих и создания конечных продуктов.

Под повышением автономности России подразумевается не сознательная изоляция от других стран и строительство «железного занавеса», а формирование способности даже в условиях серьезного разрыва политических и экономических отношений с другими странами (по их же инициативе), оставаться сильным и самодостаточным государством.

Для России укрепление собственной автономности в ключевых и стратегических областях является не просто актуальным, но жизненно необходимым.

Мировой финансово-экономический, социальный политический (а в своей основе морально-нравственный, духовный, культурный) кризис, охвативший и Россию, лишь усиливается, так же, как и всевозможные попытки давления на российское государство с помощью экономических санкций, шантажа, политического манипулирования, вовлечения в вооруженные конфликты.

Очевидно, что надеяться на рыночные механизмы, которые согласно некоторым теориям не позволят международным санкциям усилиться, верить, что скоро импорт в Россию высоких технологий и оборудования из других стран в обмен на сырье вернется на прежний уровень в отношении объемов и цен, оснований нет.

Сырьевое положение России является унизительным, экономически не эффективным, а в условиях нарастания международной напряженности, усиления санкций встает вопрос о шантаже и манипулировании не только путем скрытого управления спросом и ценами на природные ресурсы, но, что более важно, прекращением поставок в Россию жизненно необходимых товаров и комплектующих (достойных аналогов которым у нас может не быть).

Отечественными учеными активно разрабатываются концепции и программы вывода страны из сырьевой зависимости и усиления её положения на международной арене.

Укрепление независимости России в материально-техническом, экономическом плане основательно проработано в концепции и программе новой индустриализации (неоиндустриализации), активно продвигаемой экономистом С.С. Губановым и его единомышленниками, а путь развития нашей страны в духовно-интеллектуальном, кадровом отношении оригинально обозначен в работах А.В. Бузгалина, А.И. Колганова и др., посвященных формированию креатосферы. Авторы уточняют, что в креатосфере «главную (не обязательно количественно доминирующую, но определяющую лицо и миссию этой сферы) роль играет творческая деятельность; это большая часть образования (включая воспитание), здравоохранения, культуры, деятельности по рекреации природы и общества и материального производства, базирующегося на постиндустриальных технологиях, где человек, по выражению Маркса, выступает преимущественно как контролер и регулировщик». [Колганов, Бузгалин, 2014, с.90]

Вызывает интерес то, что названные во многом взаимосвязанные и взаимодополняющие теории, концепции и программы (новая индустриализация и развитие креатосферы) подаются их авторами чуть ли не как взаимоисключающие. На страницах научного журнала «Социологические исследования» (СОЦИС) (Социс 2014 №1, №3, №11) развернулась острая полемика между сторонниками новой индустриализации и приоритетного развития креатосферы.

Рассмотрим обе концепции подробнее.

Обобщенно и кратко можно выделить следующие ключевые шаги в направлении новой индустриализации России:

- наращивание отечественного производства продукции конечного спроса с высокой долей добавленной стоимости;

- реализация народнохозяйственного плана создания вертикально интегрированных, общенациональных цепочек производства добавленной стоимости, в которых полностью объединены все фазы воспроизводства конкурентоспособной продукции конечного спроса (взаимосвязаны добыча и промышленная переработка сырья, первичных ресурсов), а работа строится по принципу «точно вовремя»;

- вертикальная интеграция собственности добывающей и обрабатывающей промышленности, прикладной науки в рамках общенациональных межотраслевых корпораций, специализированных на выпуске инновационной и наукоемкой продукции конечного спроса;

- формирование мощного государственно-корпоративного сектора в качестве ядра всей российской экономики;

- освобождение внутренних цен и ценообразования от влияния валютного курса рубля, спекулятивного иностранного капитала, импорта инфляции и прочих конъюнктурных внешних факторов;

- создание новой системы общегосударственного планово-корпоративного планирования, целевой функцией которого является производительность труда и которое обеспечивает скоординированное взаимодействие государства, вертикальноинтегрированных корпораций, средних и малых предприятий ради непрерывного увеличения покупательной способности населения, в первую очередь – трудящегося;

- разработка и реализация общегосударственного плана неоиндустриального импортозамещения, в увязке с планом формирования экономики отечественных ТНК. План импортозамещения должен предусматривать создание отечественного производства технологически передовых микропроцессоров и микропроцессорных устройств, супер-ЭВМ, авиационных и прочих двигателей, робототехники, операционных систем и программного обеспечения, оборудования для постнефтяной энергетики, автоматизированных комплексов, машин, приборов, первоклассных научных и учебных лабораторий;

- декоммерциализация здравоохранения, образования, физкультуры и спорта; восстановление специального и профессионально-технического образования; перевод средней и высшей школы на общегосударственные программы и стандарты образования; деамериканизация гуманитарного образования, прежде всего – экономического;

- стратегическая национализация командных высот экономики с целью создания отечественных ТНК, конкурентных по сравнению с крупнейшими иностранными. [Губанов, 2014, с. 40-41; Губанов, 2015, с. 39-40]

Предвидя критику идей национализации частной собственности С.С. Губанов подчеркивает, что «национализируемыми объектами являются стратегически важные средства производства, начиная с земли и ТЭК, а не предметы личного потребления граждан» [Губанов, 2014, с. 39].

Сторонники другой концепции развития России, основанной на формировании и усилении роли креатосферы, разъясняют, что «в рамках креатосферы роль I подразделения выполняют сферы, в которых производится главный "ресурс" развития – творческий потенциал человека (это такие отрасли, как образование, здравоохранение, культура, социальная работа и т.п.). Использование этого главного ресурса для производства важнейших результатов функционирования креатосферы – культурных ценностей, в частности, инноваций, know how и т.п. – происходит в таких областях, как фундаментальная и прикладная наука, инженерное и социальное творчество, управление и т.п. Эти сферы, следовательно, играют роль II подразделения» [Колганов, Бузгалин, 2014, с. 90].

Сторонники приоритетного развития креатосферы А.В. Бузгалин и А.И. Колганов в качестве основы экономики будущего видят сферы, формирующие ключевые ценности российского общества и одновременно создающие главный источник прогресса его экономики. Это прогресс человеческих качеств или, в более строгой политэкономической постановке – свободное гармоничное развитие личности. Отсюда ключевое определение предлагаемой ими стратегии: “экономика для человека” [Колганов, Бузгалин, 2014, с. 122]. По их мнению, ученые придерживающиеся приоритетности новой индустриализации фактически сводят свои идеи к стратегии: “человек для производства” [Колганов, Бузгалин, 2014, с. 122], т.е. представляют граждан России в качестве экономического ресурса, фактора производства, отчуждающих результаты своего труда.

Безусловно, следует согласиться с А.В. Бузгалиным и А.И. Колгановым в том, что в долгосрочной перспективе программы развития России следует сводить к созданию системы материального производства «обслуживающей "производство" человеческих качеств» [Колганов, Бузгалин, 2014, с. 89].

Фактически и сами идеологи развития креатосферы во многом повторяют и поддерживаются идеи новой индустриализации, заявляя, что «для прогресса нашей страны (да и для мировой экономики в целом) необходимы:

•сворачивание паразитических слагаемых нематериального производства (финансовых спекуляций, посредничества и т.п.);

•развитие материального производства и услуг, обеспечивающих прогресс человеческих качеств;

•отказ от политики и идеологии “рыночного фундаментализма” и развитие программирования экономики, проведение активной промышленной политики и других механизмов сознательного регулирования;

•социальная ориентация экономики, снижение уровня социально-экономической дифференциации и т.п.» [Колганов, Бузгалин, 2014, с. 120-121].

В той же мере, как уязвима для определенной критики новая индустриализация, так и в концепции развития креатосферы уделяется мало внимания морально-нравственной стороне творчества и образования. В таком контексте творчество может приобретать откровенно разрушительные формы.

В результате можно констатировать, что обе рассматриваемые концепции уделяют внимание преимущественно какой-то одной стороне развития России, тем самым имеют серьезные недостатки и нуждаются в дополнительной междисциплинарной научной проработке и взаимоинтеграции. Основной вопрос заключается в приоритетности тех или иных шагов и в этом отношении высокотехнологический промышленный подъем и поддержка ключевых сфер деятельности, непосредственно обеспечивающих безопасность и независимость России, является более необходимым в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Вопрос уже нужно ставить о выживании России, сохранении её суверенности и целостности, а не о достижении философско-гуманистических идеалов.

Призывы и планы развития в России креатосферы, фактически минуя новую индустриализацию, способны отвлечь от реальных задач государственного управления. За последние 10-15 лет в России уже неоднократно провозглашались яркие, красивые, но неконкретные, «туманные» политические лозунги о нанотехнологиях, модернизации, инновациях и др., но ничего существенного, конкурентоспособного и пользующегося спросом на внутреннем и внешнем рынках так и не было создано. Неконкретные декларируемые политиками понятия и термины каждый интерпретировал по-своему, на мифы и мечты выделялись огромные ресурсы, начиная с материальных и человеческих и заканчивая временным ресурсом.

Такое продуцирование ни в чем не воплощающихся лозунгов лишь наводит на мысли о целенаправленном вредительстве и саботаже со стороны определенных политических и экономических сил, направленном на демотивацию и деморализацию населения России, дискредитацию идей позитивного и результативного инновационного развития.

Попытки развивать креатосферу, поддерживать, активизировать и пропагандировать творческий подход в работе, творческие профессии и виды труда без ясной и конкретной нацеленности на определенные результаты, систематического создания инновационных технологий, продуктов, оборудования и т.д. в отраслях и сферах обеспечивающих государственную безопасность и независимость, не принесут никаких весомых положительных результатов.

Приступить к активной и систематизированной высокотехнологической индустриализации необходимо в самые короткие сроки путем аккумулирования и умелого использования имеющихся сегодня ресурсов, разработок, кадров и пр. Развитие же сфер основанных на общедоступной творческой деятельности (образование, наука, искусство, рекреация общества и природы), в которых создается и реализуется главная производительная сила экономики XXI века – креативный потенциал человека [Колганов, Бузгалин, 2014, с. 88], должно стать долгосрочным стратегическим приоритетом, движение к которому нужно также начинать незамедлительно, параллельно и взаимосвязано с новой индустриализацией.

Основными недостатками многих концепций и программ развития России является отсутствие в них системного междисциплинарного подхода в решении научно-теоретических и практических задач, взаимосвязанности лучших родственных научных идей гуманитарных, технических и естественных наук. Например, экономисты и социологи предлагают проработанные и обоснованные социальные и экономические пути развития России, её выхода из системного кризиса, но оказываются неспособны ясно изложить способы преодоления политико-управленческого сопротивления новым идеям, реформирования правительства, государственного управления в соответствии с новыми экономическими реалиями и вызовами, целями и ценностями. Часто можно услышать и прочесть лишь банальные идеи о том, что может быть создана политическая партия, абстрактная новая сила, которая должна представлять и продвигать передовые идеи развития России, идущие вразрез с привычной и удобной для многих политических и экономических элит практикой паразитирования на природных и человеческих ресурсах государства.

Сегодня политическая воля должна быть направлена на абсолютно новую расстановку сил в правительстве страны, ротацию кадров, вертикальную социальную мобильность, привлечение и подготовку управленцев и специалистов, способных не только к поддержанию и регулированию рутинных процессов, но, прежде всего, к новым инициативам. Старая политическая и управленческая команда доказала, что способна декларировать передовые идеи в духе создания нанотехнологий и всеобщей модернизации России, но не способна эти идеи довести до конечных высоких результатов. Нужны новые люди, открыто придерживающиеся идей новой высокотехнологической индустриализации, повышения технологической, продуктовой др. независимости России, способные поставить ясные цели и в короткие сроки поэтапно достигать положительных результатов, многократно покрывающих общественные издержки.

Но как сформировать новую государственно-управленческую команду без революционного развала России, ни в концепции новой индустриализации, ни в концепции приоритетного развития креатосферы ясно не сказано и подробно не проработано.

Наиболее перспективным путем реализации концепции новой индустриализации России представляется создание самоорганизующейся и самоуправляемой междисциплинарной команды ученых, в целом разделяющих идеи друг друга и выработка программы развития России, максимально охватывающей все ключевые основы государства – политику, экономику, социальную сферу, образование, науку и др.

Если даже на научно-теоретическом уровне нет элементарной договоренности и взаимосвязанности идей, каждый ученый стоит на своем и из-за незначительных разногласий в терминологии или последовательности практических шагов критикует своих коллег, вместо того, чтобы постараться объединить передовые идеи, в какие-то положительные практические свершения и изменения в России вериться с трудом.

Несомненно, без ясного понимания процесса реализации идей новой индустриализации все благие намерения могут быть искажены, дискредитированы и привести лишь к отрицательным результатам.

Для того, чтобы новая высокотехнологическая индустриализация России принесла долгосрочные положительные результаты, способствовала созданию экономики для человека, а не новой формы тотальной эксплуатации человека и природы, необходима серьезная переработка существующих ценностей и норм.

В основе долгосрочных положительных изменений в России (да и во всем мире) находятся вопросы морали и нравственности, развития ответственности.

Поэтому корни социально-экономической и политической устойчивости России, её суверенности, уходят вглубь человеческих отношений, морально-нравственных основ личности.

Мораль обеспечивает саморегуляцию общественных отношений путем следования нормам и ценностям, как универсальным, так и специализированным (профессиональным и т.д).

Исторические примеры доказывают, что важно, но недостаточно просто провозгласить какие-то этические, нравственные нормы и ценности. Во-первых, необходимо выстраивание связей общечеловеческой морали с деловыми, профессиональными и иными специализированными этическими принципами (автоматически это происходит далеко не всегда), во-вторых, позитивные моральные принципы должны быть связаны с реальными положительными изменениями в обществе. Каждому должно быть ясно, как следование каким-то нравственным нормам, ценностям и идеалам постепенно меняет общество к лучшему, облегчает и наполняет позитивным творческим содержанием жизнь людей, какую роль в этом играют новые технологии, инновации и т.п.

Нравственное ценностно-нормативное регулирование поведения и взаимоотношений людей должно не противоречить правовым нормам, политической и экономической системе. А для этого необходимо максимально ясно определить общее благо и национальные интересы современного российского народа [Лисанюк, Марков, Петров, Стребков, Сунами, 2014, с. 213].

Подчеркивая взаимосвязь моральных и правовых норм, А.И. Ореховский отмечет: «Моральные требования исходят из общечеловеческих оснований ответственности. Моральность, реализуясь в правовых установлениях, обогащает ценности права моральным содержанием, отражаясь в диспозиции некоторых правовых норм.

Моральные нормы мобилизуют личность на подвижничество, подвиг, на устремленность к идеалу. Правовые установления нацеливают на конформное исполнительство предписаний, формализованных властными структурами» [Ореховский, 2015, с. 188]. Необходима взаимосвязанность и взаимодополнение правовых и нравственных норм, максимальное устранение противоречий.

В реальности нередко получается, что универсальные нравственные нормы существуют сами по себе, а нормы права поддерживают, прежде всего, интересы власть имущих элит и укрепляют существующую политическую и экономическую систему со всеми её недостатками.

И концепция новой индустриализации, и любая другая позитивная теория и программа может быть искажена. В этом отношении следует согласиться с А.И. Ореховским в том, что «технический прогресс может принести неисчислимые бедствия человечеству, если он не будет поставлен под действенный моральный и правовой контроль со стороны общества и государства» [Ореховский, 2015, с. 189].

Концепции и программы позитивного изменения политической, социальной и экономической системы России должны дополняться ясными и проработанными нравственными нормами и ценностями и сопровождаться разъяснением того, каким образом следование декларируемым духовно-нравственным ориентирам поможет достижению положительных изменений в материальной сфере. В противном случае все российские реформы будут вновь и вновь возвращаться в русло «денежной цивилизации», суть которой экономист В.Ю. Катасонов раскрывает в таких понятиях, как:

- доминирование частной собственности на средства производства;

- ориентация экономической деятельности на получение прибыли;

- конкуренция как движущая сила общества;

- рынок как главный регулятор экономики;

- подчинение денежному капиталу товарного и производственного капитала;

- преобладание форм ростовщического капитализма [Катасонов, 2015, с. 21-22].

Катасонов подчеркивает, что «трансформация общества в «денежную цивилизацию» привела к «смерти» настоящей («естественной») экономики, понимаемой как производственная деятельность, преследующая цель удовлетворения естественных потребностей человека» [Катасонов, 2015, с. 26].

Представляется во многом верной и в отношении новой индустриализации точка зрения, выражающаяся в том, что «никакие самые изощренные реформы мировой финансовой системы и национальных финансовых систем не спасут человечество без духовного возрождения общества и понимания богоборческой и человеконенавистнической природы «денежной цивилизации» [Катасонов, 2015, с. 26].

Ясные, конкретные и увязанные с настоящей действительностью и ориентирами будущего духовные, нравственные ценности и нормы должны выражаться в ответственном поведении, основывающемся на понятии ответственности не только как арсенала средств наказания за произвол, проявившийся в деятельности субъекта, а как необходимом ценностном ориентире деятельности, определенном идеале и мощном стимуле свободы и гражданской активности личности в творческом преобразовании действительности в интересах народа, определенной гражданской позиции в исполнении социальных обязанностей [Ореховский, 2015, с. 22].

Воспитание общественного сознания, согласованное конструктивное давление общественности на власть, повышение нравственности, образованности и культуры каждого человека может способствовать долговременному обновлению и улучшению политической, экономической, социальной и других систем общества.

В этой связи важный вопрос касается системы образования, её способности действовать в рамках стратегии устойчивого опережающего развития, готовить людей, способных к новаторским изменениям, хорошо ориентирующихся в усложняющемся мире, духовно и интеллектуально способных предвидеть и выявлять негативные последствия технического прогресса, не допускать ситуаций, когда благое желание перейти от сырьевой и спекулятивной модели российской экономики к индустриально-промышленной, высокотехнологичной, может привести к катастрофическим разрушениям природы, угрозе жизни и здоровью людей.

Авторы коллективной монографии под редакцией Е.Н. Лисанюк и В.Ю. Петрова верно заявляют, что «необходимо стимулировать развитие социальной педагогики. Мы видим, что университеты не выполняют своей главной задачи – задачи воспитания элиты, ответственной за жизнь близких и, тем более, за судьбу страны, и на смену университетской элите, несущей миссию просвещения, приходят предприимчивые политологи, технологи массовых коммуникаций, кураторы выставок и презентаций, шоумены. Между тем ответственность интеллектуалов состоит сегодня в том, чтобы осмыслять антропологические последствия новых технологий производства человека» [Лисанюк, Марков, Петров, Стребков, Сунами, 2014, с. 60], искать способы предотвращения чрезвычайных ситуаций.

Для позитивного осуществления новой индустриализации и духовно-интеллектуального возрождения России недостаточно поддержки и одобрения гражданами научных идей и практических программ. Жизненно необходимо повышение способности россиян активно и инициативно участвовать в позитивных изменениях, брать на себя ответственность за результаты деятельности. В экономическом плане агентами изменений выступают, прежде всего, предприниматели и изобретатели. Предприниматели являются «проводниками новизны», действуя в союзе с изобретателями или воплощая в одном лице обоих. Несмотря на попытки многих зарубежных и подражающих им российских ученых представить предпринимателей, исключительно как бизнесменов-коммерсантов, действующих только в силу стремления к прибыли, личному обогащению, власти и социальному статусу, такой подход представляется односторонним. Все зависит от доминирующей в обществе системы ценностей и стимулов. Пока преобладают денежные стимулы и ценности, ассоциирующиеся с властью над другими людьми, возвышением над законом, демонстративной роскошью и потреблением, несомненно, человеческие качества большинства предпринимателей не будут соответствовать задачам обеспечения суверенности России и повышения качества жизни всего населения.

Необходимо стремиться к тому, что бы предприимчивость людей в экономических отношениях подкреплялась их высокой гражданственностью в общественно-политической деятельности в создании гармонических отношений во всех сферах материальной и духовной культуры [Ореховский, 2015, с. 15].

История доказывает возможность существования определенного рода предпринимателей-изобретателей и на государственной службе, и при социалистическом строе. Например, известные инженеры-конструкторы и руководители С.П. Королев, А.Н. Туполев, М.И. Кошки и многие другие выполняли предпринимательские функции, хотя непосредственно не получали материальных прибылей от своей деятельности, не были собственниками предприятий.

В основательном научном труде «Микротеория инновационного предпринимательства» американского экономиста У.Д. Баумоля подчёркивается возможность нематериальной мотивации предпринимательской деятельности, возможность получения удовлетворения от морального вознаграждения. Баумоль пишет: «часть вознаграждения, получаемого предпринимателями и изобретателями, состоит из моральных выгод, ассоциируемых с инновационной деятельностью. Ключевой аспект этого механизма заключается в том, что моральные выгоды воспринимаются реципиентом как реальное вознаграждение. Это означает, что инновационный предприниматель, в среднем получающий огромное удовольствие от своей деятельности, но скромные денежные доходы, может рассматривать свое вознаграждение в целом как высокое» [Баумоль, 2013, с. 142].

В заключении необходимо еще раз отметить, что хороших, позитивных и научно обоснованных идей, концепций и программ вывода России из системного кризиса в котором она находится, существует достаточно. Но основной недостаток подавляющего большинства всех научно-теоретических разработок и практических программ заключается в их специализации (экономической, политической, социальной, технической и т.д.) и отсутствии междисциплинарных взаимосвязей. Если такая разобщенность будет сохраняться даже на теоретическом уровне, ожидать каких-то значительных позитивных практических преобразований в России не приходится. Требуется налаживание конструктивного диалога представителей разных наук и практиков из ключевых сфер и отраслей государства. Требуются лидеры, способные взять на себя ответственность за принятие решений и сплотить вокруг себя единомышленников.

Библиографический список

Баумоль У. Микротеория инновационного предпринимательства. М.: Изд-во Института Гайдара, 2013. 432 с.

Губанов С.С. Системный кризис и выбор пути развития России // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2015. №2 (38). С. 23-41.

Губанов С.С. Неоиндутриальная модель развития и ее системный алгоритм // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2014. №3 (33). С. 23-44.

Губанов С.С. Альтернативы суверенизации собственности нет, кроме краха России // БИЗНЕС Online [Электронный ресурс]. URL: http://www.business-gazeta.ru/article/308196 (дата доступа: 25.08.2016).

Колганов А.И., Бузгалин А.В. Реиндустриализация как ностальгия? Теоретический дискурс // Социологические исследования. 2014. № 1. С. 80-94

Колганов А.И., Бузгалин А.В. Реиндустриализация как ностальгия? Полемические заметки о целевых акцентах альтернативной социально-экономической стратегии // Социологические исследования. 2014. № 3. С. 120-130

Катасонов В.Ю. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации». М.: Институт русской цивилизации, 2015. 1120 с.

Лисанюк Е.Н., Марков Б.В., Петров В.Ю., Стребков А.И., Сунами А.Н. Философия ответственности. СПб.: Наука, 2014. 255 с.

Ореховский А.И. Философия ответственности: методологический, концептуально-теоретический, правовой, аналитико-прогностический аспекты. М.: ООО «ТД Алгоритм», 2015. 288 с.

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх