ПОСЛЕДСТВИЯ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ

Опубликовано 25.11.2016

Я не могу назвать ни одного народа, который так страдал как русские
(Под русскими Г. Киссинджер имел в виду белорусов, русских и украинцев).
Генри Киссинджер

Почти за сто лет до октябрьского переворота 1917 года Михаил Лермонтов написал эти стихи, которые действительно стали предсказанием:

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь;

Когда детей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон;

Когда чума от смрадных, мертвых тел

Начнет бродить среди печальных сел,

Чтобы платком из хижин вызывать,

И станет глад сей бедный край терзать;

И зарево окрасит волны рек:

В тот день явится мощный человек,

И ты его узнаешь — и поймешь,

Зачем в руке его булатный нож:

И горе для тебя! — твой плач, твой стон

Ему тогда покажется смешон;

И будет все ужасно, мрачно в нем,

Как плащ его с возвышенным челом.

(М. Ю. Лермонтов, «Предсказание», 1830 год).

И уже без малого сто лет мы живем в обществе, которое с полной уверенностью можно назвать постреволюционным. Подобное определение, на мой взгляд, вполне оправданно хотя бы потому, что не было в нашей истории, да и, пожалуй, в новой истории человечества, события более значительного по своим политическим масштабам и одновременно более разрушительного по своим последствиям, чем «Великая Октябрьская социалистическая революция» 1917 года. И что бы ее организаторы, как и вдохновители революции Февральской, не говорили о «справедливом» и «народном» характере «борьбы с реакционным самодержавием», Февральская революция дала, по сути, начало новому нашествию хазар на Великую Русь.

Российская элита в феврале 1917 года совершила свое самоубийство. Причем, это было самоубийством не только в переносном, но и в прямом смысле слова: в ходе последовавшей гражданской войны уничтожили интеллигенцию, представленную дворянским сословием. При этом большевики расстреливали не только мужчин, но и детей, женщин, стариков. Убивали дворян зачастую вместе с прислугой. К «высшим» классам отнесли даже младших офицеров, солдат, имевших награды, владельцев отдельно стоящих домов, преподавателей гимназий и университетов, госслужащих, инженеров, зажиточных крестьян, которые сами трудились на земле, да и просто прилично одетых людей. Как правило, расстреливали массово, накапливали обреченных в концентрационных лагерях. Но убить могли и прямо на улице без всякой видимой причины. Революционная «законность» это позволяла.

Так называемую Февральскую революцию 1917 года совершили люди, представлявшие правящее сословие. И Господь их покарал: многие и многие погибли, иные бежали за границу. Пощады не было никому.

А чем была следующая за Февральской, так называемая «Великая октябрьская социалистическая» революция 1917 года? Только человек, ограниченный тесными рамками коммунистической идеологии, доведенной до примитивизма, станет отрицать, что это был тщательно подготовленный переворот, направленный на уничтожение тогдашнего государства, Власть взял Ленин, финансируемый и поддерживаемый врагами Российской Империи. Все его соратники, получившие рычаги управления громадной страной, были людьми, не знакомыми с такими понятиями как благородство, патриотизм, мораль, служение Отечеству. Они были людьми, лишенными национальности в нашем понимании, открытыми врагами славянства и православия. В конце концов, они были кровавыми садистами, разорявшими страну репрессиями и голодоморами. Они были палачами, погубившими миллионы человеческих жизней. Комиссары безжалостно убивали даже детей. Заметим, что среди большевистских комиссаров практически не было славян. Как, скажем, и татар или украинцев.

А вот что написала о нравах новых хозяев России поэтесса Забайкальского казачьего войска Марианна Колосова в стихотворении «Казачат расстреляли»:

Видно ты уснула, жалость человечья?!

Почему молчишь ты, не пойму никак.

Знаю, не была ты в эти дни в Трехречье.

Там была жестокость — твой извечный враг.

Ах, беды не чаял беззащитный хутор...

Люди, не молчите — камни закричат!

Там из пулемета расстреляли утром

Милых, круглолицых, бойких казачат...

У Престола Бога, чье подножье свято,

Праведникам — милость, грешникам — гроза,

С жалобой безмолвной встанут казачата...

И Господь заглянет в детские глаза.

Скажет самый младший: «Нас из пулемета

Расстреляли нынче утром на заре».

И всплеснет руками горестными кто то

На высокой белой облачной горе.

Выйдет бледный мальчик и тихонько спросит:

«Братья-казачата, кто обидел вас?»

Человечья жалость прозвенит в вопросе,

Светом заструится из тоскливых глаз.

Подойдут поближе, в очи ему взглянут —

И узнают сразу. Как же не узнать?!

«Был казачьих войск ты светлым Атаманом

В дни, когда в детей нельзя было стрелять».

И заплачут горько-горько казачата

У Престола Бога, чье подножье свято.

Господи, Ты видишь, вместе с ними плачет

Мученик-Царевич, Атаман Казачий!

Нынешние наследники красных комиссаров говорят, что не было в начале прошлого века иного варианта «прогрессивных» преобразований, кроме революционного. Это ложь. Можно согласиться с тем, что у большевиков не было иного пути к власти, кроме насильственного государственного переворота. Но этот путь так же далек от прогресса, как фашизм от гуманизма. Хотя бы потому, что власть большевиков (в том числе и большевиков новоявленных, наших современников) всегда держалась на угнетении, на страхе расстрела, на полном подавлении любого свободомыслия. Все, что говорили большевики о свободе, равенстве и братстве во время революции и гражданской войны, при так называемом социализме, все, что они продолжают говорить в условиях «демократии» - это ложь и обман, а «строительство коммунизма» отмечено уничтожением десятков миллионов людей, большинство которых – славяне.

Очевидно и то, что Россия того времени, не смотря на все трудности и противоречия, кризисы и войны, имела возможность эволюционных преобразований путем конституционных, поистине демократических реформ, что и происходило с 1906 по 1917 годы. Но они не нужны были большевикам уже потому, что такое развитие событий полностью исключало их приход к власти. Они избрали прямое физическое уничтожение политических противников, сделали ставку на невиданный доселе массовый террор, жертвами которого были богатые и бедные, знатные и простолюдины, грамотные и необразованные, крестьяне и рабочие, молчаливые и протестующие. А вина за грандиозный русский погром возлагается на русских людей. Поистине грандиозный, циничный обман!

Читая книгу талантливого исследователя Николая Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма», обратил внимание на показательное положение: причины событий 1917 года он видит в русских, славянах. И только в главе VI «Русский коммунизм и революция», наконец, с большим трудом заставляет себя признать, что в октябрьском перевороте – наполовину вина евреев. Спасибо уж за то, что Н. Бердяев снял 50 процентов вины со славян за геноцид… славян!

Говоря о революции Октябрьской, мы чаще всего забываем о другой – Февральской. А ведь обе привели не к положительным изменениям, а к огромным материальным потерям и неизмеримым человеческим страданиям. И, в конечном итоге, к перерождению души славянских народов. Все действительно по-хазарски: уничтожать неугодных, эксплуатировать оставшихся в живых.

Нередко «прогрессивно» ориентированные историки называют Февральскую революцию «эталоном демократических преобразований». Разумеется, ни о каких демократических преобразованиях речи быть не может. Февральская революция стала источником всеобщего хаоса, а обещанный революционными партиями прогресс обернулся неслыханным регрессом. По прошествии почти ста лет понимаешь, что принесенные революциям жертвы были напрасны.

Февральский революционный хаос привел к власти немыслимо маленькую группу большевиков. В результате, не только Россия, но и мир в целом стали иными. Я убежден: если бы не состоялась «Октябрьская революция», не пришли бы к власти фашисты в Италии, Германии и других странах.

Защитники «победившего социализма» (который, кстати, в нашей стране так и не победил) говорят о великих достижениях: о победе в Великой Отечественной войне, о первом в мире полете человека в космос. При этом они не поясняют, что потерь могло и не быть или быть значительно меньше, а успехов – намного больше, если бы не предыдущие «революционные преобразования».

Теперь говорят и о нашем «прорыве» в генетике и сельском хозяйстве, в авиа- и ракетостроении, в кибернетике и телевизионных технологиях. Вот только надо учитывать, что новое слово в этих отраслях сказали наши люди, бежавшие на Запад из советского «рая».

Многое построили, запустили мощные заводы и электростанции? Верно, этого добились. За счет рабского бесплатного труда невинно осужденных, за счет гибели миллионов бесправных людей. Но ведь смогла же царская Россия проложить Транссибирскую магистраль, возвести сотни крупных заводов, добиться 99 процентов добычи золота без использования труда заключенных! Об этом приверженцы «революционного пути развития общества» предпочитают не говорить.

В стране выпускались лучшие в мире самолеты (один «Илья Муромец» чего стоил!), которые покупали на Западе, было налажено производство автомобилей и паровозов более высокого качества, чем в Европе. И что в результате?

Российская Империя в период гражданской войны лишилась самой ликвидной собственности – золотого запаса, который «союзники» растащили по своим национальным государствам. По этому богатству мы занимали первое место в мире. Антанта не боролась с большевиками, не помогала Белой Армии, а вела войну исключительно за присвоение золота Российской Империи, того богатства, которое дало бы нам возможность для дальнейшего развития. И это золото, в конечном счете, было украдено «добрыми демократиями» полностью. Таким путем Россию лишали ее будущего. Всего за 1918-1929 годы западные «демократы» украли царского золота в объеме 1250 тонн, а если сюда добавить частное золото, объем составит более 2 тыс. тонн.

Я убежден, что одним из самых сокрушительных ударов по славянству на территории бывшей Российской Империи стал спланированный удар по православию. Воинствующий атеизм, взятый на вооружение людьми совершенно иной, не славянской культуры, выступал в качестве тарана, направленного, в первую очередь, на разрушение православной веры. А ведь она многие века и в самые тяжелые периоды нашей истории оставалась опорой нравственности, гуманизма, человеколюбия. И, что особенно важно, опорой восточнославянского патриотизма. В смутные времена православная церковь становилась единственной силой, которая противостояла захватчикам, а монастыри и храмы, известные как твердыни веры, превращались в настоящие военные твердыни-крепости, сопротивляющиеся врагу.

Коварство нового поработителя, который подрывал устои православия и государственности в конце 19-го – начале 20-го веков, заключалось и в том, что поработитель этот осознавал: взорвать общество и направить разрушительную силу взрыва против самого общества можно лишь в том случае, если будет подорвана духовность коренных народов страны. И это ему удалось. За 100 лет внутренний враг воспитал миллионы предателей Родины.

Схемы заговорщиков оказались жизнеспособными не только благодаря мощной финансовой поддержке мировой финансовой олигархии, но и по той причине (а может, она и была основной), что приверженцы традиционного православия не были готовы к подобному изуверству ментально. Сама «революционная» идеология содержала положения, которые православному верующему в принципе не могли прийти в голову.

Откройте Священное Писание и прочитайте, о чем говорится в послании к Колоссянам святого апостола Павла: «А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших; не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос. Итак облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычествует в сердцах ваших мир Божий, к которому вы и призваны в одном теле, и будьте дружелюбны».

По-моему, все понятно и без комментариев. Милосердие, кротость, долготерпение, снисхождение и прощение, любовь к ближнему своему независимо от того, эллин он или иудей, – вот основы веры, и одновременно, правила повседневной жизни православного христианина.

А вот иные основы, изложенные в «Шулхан Арух» – сборнике законов еврейского образа жизни: «Все, что еврею по обряду необходимо для богослужения <...>, может изготовлять только еврей, а не акум (христианин), потому что это должно быть изготовлено людьми, а акумы же не должны рассматриваться евреями как люди<...>. Помогать акумке (христианке) запрещается, даже когда это возможно было бы сделать без осквернения шабата, ибо она должна рассматриваться как животное<...>. Свидетелями могут считаться лишь те, которые именуются людьми. Что же касается акума, либо еврея, который сделался акумом и который еще хуже (природного) акума, то они никак не могут считаться людьми<...>. Дозволение сделать акуму добро считается грехом; ведь у нас (евреев) признается за основное правило, что можно бросить кусок мяса собаке, но отнюдь не дарить его нохри (христианину), так как собака лучше нохри (христианина)<...>. В Св. Писании сказано: «Не обманывайте вашего ближнего брата»; акумы же не братья нам, а напротив, они хуже собак<...>. Доброе дело, чтобы храмы акумов, а равно и все, к ним принадлежащее или для них сделанное, каждый еврей елико возможно старался уничтожить и сожигать<...>. Браки среди акумов не имеют связующей силы, т.е. сожитие их все равно, что случка лошадей<...>. Под «человеком» следует разуметь лишь еврея<...>, акумы должны быть рассматриваемы не как люди, а как животные<...>. Ближним следует считать только еврея, бить же акума не составляет никакого греха<...>. Акумы должны быть рассматриваемы не как люди, а лишь как лошади».

Заметим, что в предисловии к книге Шломо Ганцфрида «Кицур Шулхан Арух (Краткий свод законов еврейского образа жизни)» говорится следующее: «Иудаизм – это не только религия, не только учение о философии, нравственности, этике. Прежде всего – это закон, регламентирующий все без исключения стороны жизни, как индивидуума, так и общества».

– Речь ведь идет о Великой Октябрьской социалистической революции, так причем же здесь иудаизм и свод законов еврейского образа жизни? – спросите вы.

Найдете ответ, если ознакомитесь с историческими документами. А они свидетельствуют о том, что в руководстве так называемых революционных партий накануне октябрьского переворота зачастую не было никого, кроме евреев: в ЦК большевиков 9 из 12 – евреи, в ЦК меньшевиков – 11 из 11, в ЦК правых эсеров – 13 из 15, в ЦК левых эсеров – 10 из 12, в Комитете анархистов – 4 из 5. Отдельные «русские», входившие в состав ЦК революционных партий, на самом деле таковыми не были (вспомним Ленина, Луначарского, Керенского и им подобных).

В 1917 году евреи составляли 3-4 процента населения России. При этом с 1917-го по 1921-й год в Совете Народных Комиссаров было 77,2% евреев, в Военном Комиссариате – 76,7%, в Наркоминдел – 81,2%, в Наркомфине – 80%, в Наркомюсте – 95%, в Наркомпросе – 79,2%, в Наркомате соцобеспечения – 100%, в Наркомате труда – 87,5%.

Россией, вместе с Лениным (Бланком), руководили Троцкий (Бронштейн), Стеклов (Нахамкес), Мартов (Цедербаум), Гусев (Драбкин), Каменев (Розенфельд), Суханов (Гиммер), Лагецкий (Крахман), Богданов (Зильберштейн), Горев (Гольдман), Урицкий (Радомысльский), Володарский (Коган), Свердлов (Ешуа-Соломон Мовшевич, Янкель Мираимович), Камков (Катц), Ганецкий (Фюрстенберг), Дан (Гуревич), Мешковский (Гольдберг), Парвус (Гельфанд), Розанов (Гольденбах), Мартынов (Зимбар), Черноморский (Черномордич), Пятницкий (Левин), Абрамович (Рейн), Звездич (Фронштейн), Радек (Собельсон), Литвинов (Финкельштейн), Маклаковский (Розенблюм), Лапинский (Левинсон), Бобров (Натансон), Глазунов (Шульце), Иоффе, Каминский (Гофман), Изгоев (Гольдман), Владимиров (Фельдман), Ларин (Лурье)…

Не счесть их числа во власти, этим «защитникам» угнетенных!

То была отечественная статистика, а теперь посмотрите на зарубежную.

«В последние годы в России ходило по рукам большое количество различных списков, в которых анализировался национальный состав советской правящей элиты. Среди них наибольшее, пожалуй, распространение получили списки, опубликованные в 1967 году в Нью-Йорке Андреем Диким в его монографии «Евреи в России и СССР». Из них следует, что в годы революции и гражданской войны евреи составляли 83 процента руководящих работников на ключевых партийно-государственных постах, а русские — всего пять процентов (про­пустив вперед даже латышей, имевших шесть процентов). (Н. Песоцкий. - Поиск латышей всегда приводит к рижским евреям).

Некоторые исследователи, внося коррективы в списки Дикого, увеличивали процент «еврейских начальников» даже до 85 и выше, но дело, конечно, не в этом. Несколько про­центов в ту или иную сторону никак не могут изменить того факта, что участие евреев в русской трагедии XX столетия оказалось вопиюще непропорциональным, многократно пре­вышающим их общее количество, составлявшее, по разным оценкам, один-три процента от населения страны.

Эта диспропорция общеизвестна, и сами евреи ее никогда не отрицали. Более того, в русскоязычной еврейской прессе в 20-е годы даже велась довольно активная дискуссия на эту тему, завершившаяся в 1924 году выходом в свет сборника статей «Россия и евреи» (Издательство «Основа», Берлин). Один из авторов этого сборника, известный еврейский общественный деятель И.М. Бикерман, высказался в своей статье с пре­дельной откровенностью.

«Русский человек никогда не видал еврея у власти, — пи­сал он. — Были, конечно, и лучшие, и худшие времена, но русские люди жили, работали и распоряжались плодами сво­их трудов, русский народ рос и богател, имя русское было ве­лико и грозно. Теперь еврей — во всех углах и на всех ступень­ках власти... Русский человек видит теперь еврея и судьей, и палачом. Он встречает евреев... распоряжающихся, делаю­щих дело советской власти... А власть эта такова, что под­нимись она из последних глубин ада, она не могла бы быть ни более злобной, ни более бесстыдной... Русский человек твер­дит: жиды погубили Россию. В этих трех словах и мучитель­ный стон, и надрывный вопль, и скрежет зубовный...

Еврей на все это отвечает привычным жестом и привыч­ными словами: известное дело — мы всегда во всем виноваты! Так как всегда и во всем мы, конечно, виноваты, быть не мо­жем, то еврей делает отсюда весьма лестный и удобный для нас житейский вывод, что мы всегда и во всем правы. Нет, хуже: он просто отказывается подвергнуть собственному суду свое поведение...».

К сказанному, по-моему, нечего добавить. Укажу лишь, что авторство «списков Дикого» принадлежит вовсе не ему. Список этот был опубликован впервые в 1920 году в Нью-Йорке группой «Единство Руси» и составлен, скорее всего, за период с сентября 1918 года (ибо в нем Урицкий, убитый 30 августа, упомянут как мертвый) по март 1919 года (посколь­ку Свердлов, скончавшийся 16 марта, упомянут как живой). Собственно Дикому принадлежат лишь списки, анализирую­щие национальный состав правящей элиты СССР в период 1936—1939 годов и дающие почти такую же картину (например, ЦК ВКП (б): евреи — 72 процента, Совет народных комисса­ров — 85 процентов, комиссариаты иностранных дел и внешней торговли — 80 процентов). В последние годы ряд средств мас­совой информации публиковал списки, в которых делалась попытка оценить нынешнее положение дел в этой области. Они не менее впечатляющи, хотя, конечно, проверить их достоверность сегодня довольно сложно...

А надо ли это делать вообще, спросит читатель, который усматривает в таких попытках едва ли не фашизм: ему уже мерещатся процедуры измерения черепов на предмет «расовой чистоты», которым он предлагает подвергнуть и меня, греш­ного...

Думаю, что такие опасения совершенно напрасны. Но для того, чтобы гарантированно избежать разрушительных крайностей — ровно космополитических и националистиче­ских — необходимо, прежде всего, внести ясность в такие важные понятия, как «народ», «нация», «национальная политика» и им подобные.

Надо сказать, что с точки зрения христианина любая по­пытка упразднить национальную самобытность народа (будь то под лозунгом «общечеловеческих ценностей» или как-либо иначе) является одной из форм богоборчества. Дело в том, что разделение единого некогда человечества на различные расы и племена произошло по прямому велению Божию (См. Быт. XI, 1—8). Более того, Православная Церковь учит, что каждый народ, как соборная личность, имеет и своего особого Ангела-хранителя. Тайна национальности коренится в мистических глубинах народной жизни, являясь одной из важнейших пер­вооснов человеческого бытия, залогом того духовного едине­ния, без которого немыслимо само существование народа, общества, государства.

Именно поэтому наука до сих пор не смогла предложить ни одного сколь-либо приемлемого материалистического опре­деления нации. Все ныне существующие — от марксистского до фашистского — не только теоретически ущербны, но и, как показала история, практически несостоятельны. А между тем, сегодня для возрождения России жизненно необходимо восстановить гармонию межнациональных отношений. Однако национальной политики нет. Демократы считают, что «национальная полити­ка» исчерпывается способностями чиновников за счет русских интересов решать проблемы национальных окраин с их непомерными амбициями и обязательством регионов признания в политиче­ской лояльности центру.

Но прочная национальная стабильность станет возможной в России лишь тогда, когда демократы и государственная власть поймут, наконец, что ей необходимо, чтобы различные народы были более или менее пропорционально представлены на всех ступенях власти, науки и культуры в средствах массовой информации и народного просвещения. Имеющиеся сегодня диспропорции мешают возрождению России и Украины.

Для большевиков законом стало беззаконие, на место гуманизма они поставили ненависть. Вот такой марксизм-ленинизм, а истоки его находятся в иудаизме.

«Пусть вымрет 90 процентов русского народа, лишь бы осталось 10 процентов к моменту всемирной революции»,– сказал в свое время Владимир Ленин (Ульянов-Бланк). Все давным – давно знакомо. Хазары, покоренные чужаками, должны умирать за интересы иудеев, а в России – русские должны погибать за «мировую революцию», прокладывая евреям дорогу к власти.

Царская Россия являлась империей православной. Поэтому, естественно, не могла новых вождей устраивать и православная вера. Во-первых, она была им глубоко чужда (почитайте в подтверждение законы Моисея), а во-вторых, в ее приверженцах они видели своих прямых врагов. К 1936 году казалось, православие в Советском Союзе было уничтожено: на всю огромную страну оставалось несколько незакрытых православных храмов и несколько не расстрелянных десятков священников. Что же касается единомышленников, то они их нашли – ставка, в первую очередь, была сделана на люмпенизированную прослойку общества. С теми, кому нечего было терять, «кроме собственных цепей», работали под лозунгами: фабрики и заводы – рабочим, землю – крестьянам, каждому трудящемуся – райскую жизнь.

Под этими насквозь лживыми лозунгами люмпены начинали революцию, они и крушили все на своем пути, направляемые своими главарями. Именно такие люди нужны были в качестве союзников красным комиссарам, уничтожившим тогдашнюю Россию.

Всем известно, что в СССР фабрики и заводы так и не перешли в собственность рабочих, а землей никогда не владели крестьяне, потому что принадлежала она государству и колхозам. А кому принадлежало государство, уже сказано. Но дело было сделано: в результате революции и гражданской войны, в результате невиданного ранее обмана уничтожили славянскую православную элиту, которая так и не возродилась на территории бывшей Российской Империи, а потом и бывшего СССР. Отсутствуют национальные элиты сегодня как в России, так и в Украине. Сомнительно, чтобы в Украине мы возродили именно национальную элиту, отодвинутую в сторону представителями наших «интернациональных» управленческих структур.

Страна была фактически захвачена чужеземцами, которые уничтожали людей миллионами и десятками миллионов: бросали в тюрьмы и лагеря, расстреливали, морили голодом, изгоняли из исторической родины. Открыто устанавливались колониальные порядки с элементами рабовладельческого строя, а роль метрополии была закреплена за чужой нам властью.

Подавляющее большинство из тех, кого уже не вернуть, были славянами. Их уничтожение подавалось как благо (!) для страны под названием СССР, жизнь людей в Советском Союзе нельзя сравнивать с царским периодом.

«Счастье» жить в большевистской России нашло свое отражение в народном творчестве:

Нету мыла вымыть рыло,

Нету чаю в чайник класть,

До чего ж у нас в России

Замечательная власть!

Вспомним, как горячо Ленин и его друг и соратник Троцкий призывали к гражданской войне, усматривая в ней форму борьбы с «буржуями» и иными «угнетателями». И разразившаяся после революции война была, по моему мнению, не просто гражданской. Она была еще и войной этнической, а точнее, войной антиславянской. Почему? Да все по той же причине: всеми государственными органами, регулярными армейскими частями, юстицией, ВЧК руководили не славяне. Подчинить они смогли тех русских, украинцев и белорусов, которые не имели ни твердого социального статуса, ни элементарного образования. Такие, как уже было сказано, и составляли армию тех, кому «нечего было терять».

С именем Якова Мовшевича Свердлова «больше, чем с кем-либо из других большевистских лидеров, было связано развя­зывание гражданской войны в деревне. Ведь это именно он 20 мая 1918 года публично призвал «расколоть деревню на два непримиримых враждебных лагеря». Именно Свердлов зая­вил, что только тогда, когда в деревне «удастся разжечь ту же гражданскую войну, которая недавно шла в городах», можно будет считать, что «мы и по отношению к деревне сделали то, что смогли сделать для городов» (Протоколы заседаний Центрального Исполнительного Комитета 4-го созыва. – М., 1920.С.924).

И они сделали: комбеды, раска­зачивание, красный террор.И какой бы культ ни создавался вокруг имени Свердлова в советской истории, подспудно все, помнившие годы красного террора и утопических лозунгов, потом и их дети и внуки, связывали все это, прежде всего, именно с ним, хотя вряд ли он больше других персонально отвечал за эти составные «военного коммунизма». И все-таки на символ эпохи Свердлов не тянул — рано умер, и имя его, хотя и оставалось «на слуху», но волновать никого не волновало» (Протоколы заседаний Центрального Исполнительного Комитета 4-го созыва.-М.,1920.С.924).

Думаю, нормальный человек согласится: такими предками не пристало нам гордиться. Пусть им гордятся «богоизбранные». Мы же должны помнить: Я.М.Свердлов жил по Законам Моисея, а атеистом, как и все его единомышленники, был только по отношению к Православию.

До сих пор неизвестно, кто организовал покушение на Ленина. Возможно, товарищи Свердлова… Но точно, что В.И.Ленин и его соратники укоротили век Якову Мовшевичу.

Приведем еще один текст, рассказывая об истории Российской Федерации.

Описание

Я.М. Свердлов (1885—1919)

«Яков Михайлович Свердлов длительное время был одним из твердых сторонников Ленина и активным исполнителем его замыслов. Но вторые роли в большевистской верхушке его не устраивали. Свердлов задался целью захватить глав­ные нити власти и потихоньку-понемногу стал доби­ваться своего, метя на место Ленина, которого счи­тал слишком мягким и слабым вождем. Однако усиле­ние Свердлова очень встревожило Троцкого и Стали­на. Каждый из них тоже стремился к высшему руко­водству. По некоторым данным, чтобы устранить опасного соперника, они сумели сделать так, чтобы Свердлов отправился успокаивать выступивших с протестом против голода и нищеты ткачих. Озлобленные, доведенные до крайности женщины в исступлении набросились на Свердлова, словно на главного виновника их бед, и так его избили, что он слег. После этих побоев он уже не оправился и вскоре умер. Причиной его внезапной смерти был объявлен тяжелый грипп, обостривший застарелый туберкулез, которым Свердлов болел еще со времени царских тюрем» (В.М. Соловьев. История России для взрослых и детей. Издание второе, дополненное. Издательство «Белый город». 2006. Москва.Стр.335.ISBN 5-7793-0323-1.УДК 0875: (947-950). ББК 63.3 (2) И97).

Итак, итогом революции и гражданской (читай, антиславянской) войны стало то, что в славянской, по сути, стране «элиту» сформировали представители иного этноса. С чем это сравнить? Пожалуй, лишь с Хазарским каганатом, где над этническим большинством властвовало чужеродное меньшинство. Такое положение в России и Украине сохраняется и сегодня.

Другой создатель Новой Хазарии – Лев Давыдович Бронштейн, более известный как Троцкий. Он завалил всю Россию трупами славян. Как бешеный, Бронштейн носился по стране в поисках жертв. Ему удалось убить и заморить голодом не меньше 10 миллионов русских, украинцев и белорусов. Для более эффективной деятельности Л. Бронштейн пользовался так называемым царским поездом. Читаем:

Описание

Л. Троцкий (1879-1940)

«Создатель Красной Армии Лев Троцкий наводил порядок и дис­циплину в войсках с помощью арестов, наказаний, расстре­лов. За невыполнение прика­зов, трусость, побег из армии виновных обычно ждал смерт­ный приговор.

Троцкий разъезжал с одного фронта на другой на бронепо­езде из двенадцати вагонов и с двумя паровозами. Этот бронированный состав в наро­де прозвали «царским поездом». Но на самом деле цари были гораздо скромнее, чем вождь Красной Армии, кото­рый путешествовал со всеми удобствами и окруженный роскошью. Он очень боялся за свою жизнь, и около него постоянно находилась охрана. К услугам Троцкого были баня, прекрасные повара, опытные медики, многочис­ленные секретари. При поезде состоял авиаотряд из двух самолетов, несколько автомобилей и даже целый оркестр. Телеграфная станция и узел радиосвязи позво­ляли поддерживать связь с внешним миром» (В.М. Соловьев. История России для взрослых и детей. Издание второе, дополненное. Издательство «Белый город». 2006. Москва.Стр.335.ISBN 5-7793-0323-1.УДК 0875: (947-950). ББК 63.3 (2) И97).

Описание

А. Рылов. «Сверхмощный паровоз».

Я знаю, что со мной не согласятся космополиты или «интернационалисты», которые стараются спрятать любые неудобные для них исторические факты и объявить ксенофобом всякого, кто с ними спорит. Но как молчать? Ведь положение, когда в нашей стране правят замаскированные чужие, сохраняется почти 100 лет! Ведь «пятая колонна» из них формируется.

Что нужно сделать, чтобы появилась своя элита: по-настоящему патриотическая, национальная, исполненная чувства славянского достоинства, благородная, ответственная за свою страну? Очевидно, что для этого не нужна гражданская война или этнический переворот. Заговор или война обязательно откроют путь к власти новым беспринципным авантюристам без роду и племени. А их мы уже видели (и видим сегодня) предостаточно. Но, вместе с тем, чужую, чуждую «элиту» нельзя заменить элитой своей, патриотической, взмахом волшебной палочки. И у нас нет другого пути, кроме как выращивать ее десятилетиями, а то и столетиями, бережно сохраняя свои традиции и передавая их детям и внукам. Мы должны осознать, кем были наши предки до 1917 года, мы должны учиться украинцам, русским и белорусам быть русскими людьми, как это понималось до 1917 года. Будет ли достигнут результат? Будет, если к нему упорно идти, если неутомимо формировать стремление к возрождению культурных ценностей славян. Мне понятно, что сознание людей в полном объеме не вернешь в 1917 год, но может что-то получится в нас возродить.

Сегодня надо констатировать: после 1917 года изменились не только политические и социально-экономические устои. Перерождался славянский характер, изменялась национальная ментальность представителей так называемого советского народа (который, кстати, так и не был создан как единое и монолитное целое). Трагедия в том, что украинцы, русские, белорусы вместе с иными народами утрачивали национальную память. Она выжигалась пожарами революционных войн и уничтожалась многолетними репрессиями. Мы же – славяне – понесли и самые большие потери во Второй мировой, защищая себя и другие народы от фашизма. Для убедительности, сколько погибло славян в Великую Отечественную войну – читайте фамилии на кладбищах воинских захоронений. Сплошные фамилии славян. До 98 процентов.

Описание

К. Петров-Водкин, «Тревога». В СССР под страхом ночных арестов люди жили до середины пятидесятых годов

Многие годы власть комиссаров сознательно делала все возможное, чтобы истребить как можно больше украинцев, русских, белорусов. Какими же они будут к концу XXI века? Трудно предположить это в деталях, но, по-моему, наши внуки и правнуки обязательно станут участниками событий, которые снимут с них груз 1917-го в виде хазарского проклятия, отодвинут, наконец, тяжкий гнет проблем той революции.

Думаю, никто также не будет отрицать, что процесс формирования нации предполагает не одного, а минимум двух, а то и множество участников. Пойдут ли три наших родственных народа своими собственными этническими путями? Наверняка, одна часть, да. Другая нет. Но в любом случае пути эти не должны вести к конфронтации, к национальной нетерпимости, к стремлению взять верх революционным путем, как это случилось в 1917 году. А желающих толкнуть нас на путь революционного саморазрушения достаточно. В таком развитии событий заинтересованы, прежде всего, представители сионистской финансовой олигархии, которые осознают: править безраздельно можно темной разрозненной массой, а не народом, осознающим свою национальную историческую миссию.

Процесс формирования наций – это, кроме всего прочего, и процесс взаимоотношения религий. Консервативные или канонические, православие, католицизм, иудаизм и мусульманство – это своеобразные стабилизаторы и хранители существующих наций. Трудно предположить, насколько долго они сохранят эти функции, но при любом развитии событий мы должны закладывать основы такого будущего, которое исключало бы конфронтацию и нетерпимость, вражду и ненависть.

Любое «выяснение отношений» должно проявляться не в этническом противостоянии, а во взаимном обогащении культур. Мы должны принимать во внимание, что Украина – многонациональное государство. Подавление одной нации любой иной нацией – гибельный путь. Необходимо также учитывать, что история человечества знает немало примеров, когда поработители со временем были ассимилированы титульными нациями. Покорители поглощались покоренными, как например, произошло с русичами в процессе их отношений со славянами. Этот вариант возможен и в нашем случае.

Хочу, чтобы меня правильно поняли: речь идет не о национальном инфантилизме, не о призыве к пассивному созерцательному ожиданию, а о национальной мудрости, о реальной оценке наших возможностей: украинцы и русские в современной Украине не имеют власти ни политической, ни экономической, так как они не занимают ключевых должностей, их практически не найдешь среди олигархов. А те немногие украинцы или русские в Украине «при должностях» на самом деле служат не государству, а капиталу, принадлежащему не украинцам и не русским.

Что в наших силах? Прежде всего, каждый украинец, русский или белорус – богатый и бедный – обязан стремиться к возрождению традиционного национального русского сознания, к сохранению и развитию культуры, своих драгоценных и неповторимых традиций. Да, мы не должны мстить «неразумным хазарам», но при этом просто обязаны растить свою собственную элиту, возрождать культуру, если даже результат этого большого труда проявится через столетия. Такую задачу надо внедрить в сознание каждого украинца или русского, белоруса.

Нам следует сформировать борьбу за создание социальных государств с нашим национальным содержанием – Украины, России, Беларуси. Это должны быть комфортные для их граждан страны с высоким уровнем жизни, с гарантиями соблюдения прав человека. Мы должны сделать все, чтобы укреплять власть государственниками-патриотами, которые осознают: три наших страны имеют перспективы только тогда, когда они усилены глубокими союзными отношениями, начиная с политических и экономических и заканчивая культурными и оборонными. Надо помнить: в мире межнациональной и межгосударственной конкуренции украинцы, русские и белорусы должны защитить себя сами. И не разъединяясь, а объединяясь на принципах союзнического сотрудничества трех славянских народов. Иного пути у нас нет. И не будет.

Что мешает подобному объединению? Да все тот же «хазарский фактор» в пределах Москвы и Киева. И если мы отбросим этот фактор, если решительно и навсегда отвергнем навязанную нам роль представителей «подчиненных» наций, и, одновременно, не будем стремиться к подавлению иных народов, если будем ценить и развивать свою культуру и укреплять православие, тогда сохраним себя.

Перед нами стоит задача сформировать совместную мораль или идеологию русских, белорусов и украинцев для отстаивания своих национальных интересов.

А пока скажу, что в общих людских потерях за сто лет более 97 (!) процентов приходится на украинцев, русских, белорусов! С каким погромом, с каким геноцидом в истории человечества это можно сравнить? Добавим наши потери за счет низкой рождаемости и экономической эмиграции…

Источник: http://pesotskiy.com.ua/statti/360_1.html
Наверх