Разговор с Городом

Опубликовано 19.04.2015
Деева Людмила Ивановна
  
         поэма

Мой Город помнит яркие луга
И волны на морях ковыльных,
Рассказы, песни чумака
И свадьбы по посёлкам ссыльных;
И заводские те гудки,
На смену что народ сзывали;
Посадки вдоль степной реки,
Которые лесами стали.

Он помнит шум, веселье, смех
И созиданья дух прелестный
И как на улицах на всех
Гулявшим просто было тесно.
Он помнит, что людей сердца
Уверены в грядущем были,
И как с туманами Донца
Рассветы новые к нам плыли.

– А ныне, Город, как живёшь? -
Растерянно и безотрадно?
Что думаешь, о чём поёшь
Среди реклам, витрин нарядных?
В какую сторону глядишь,
Ветра различные встречая?
О чём, потупившись, молчишь, 
Английской вывеской хлестая?

     Вздохнул мой Город тяжело
     И сумрак натянул на плечи,
     И тут же огоньки его
     Мне замигали, будто свечи.

– Ты знаешь, трудно привыкать
Мне к новым нравам, пошлым вкусам,
На иностранный лад икать,
Как наши боссы укра-русы.
И крикнуть хочется: ау!
Где радость общая, веселье?
Я в серости людской тону! –
За что в чужом пиру похмелье?

– Ах, Город, правит бес в ночи!
И я людей не понимаю:
Хоть смейся здесь, а хоть кричи –
Одно молчание встречаю!
Когда я вечером спешу
По улицам, теперь пустынным,
Дремоту мрачную крушу
Лишь каблучками – стуком длинным –
То слышу, как вздыхаешь ты
От безысходности и скуки,
И угасающей мечты
Видны конвульсии и муки.
Все онемели. А разврат
Уже своё имеет знамя,
И дев – прекраснейших! – парад
Ведёт на торг, беспутство славя.
Подобный был изображён
Нам город уж в повествованье:
Там дочерей своих и жён
Вели к себе ж на поруганье.
Про город Глупов каждый знал
(Найдём,  Историю листая),
Нам Салтыков-Щедрин писал,
Паденье нравов осуждая.                               

     Тут усмехнулся Город мой,
     Но горькою была улыбка:

– Когда наш поводырь слепой,
Тогда, что шаг – то и ошибка.

Без счастья женщины никак
Мужского счастья не бывает,
И только истинный дурак
Родник чистейший засоряет.
Ведь не придут издалека
Невесты – светлые богини –
И дуракам, наверняка,
Самим хлебать – что замесили.

    Проказник ветер пробежал,
    Взлохматив все подряд деревья,
    В раздумье Город замолчал,
    Исполненный ко мне доверья.

И я, стараясь не мешать,
Глаза прикрыла, стиснув зубы, –
Но как хотелось мне кричать
Во все его большие трубы!
Растут богатые дома
(Среди разрухи вид нелепый),
Что замки эти терема,
А в сущности же –  просто склепы!
Там замуруют всякий раз
Души прекрасные стремленья,
Вещизм не дремлет (рысий глаз),
А где вещизм – жди преступленье!
Там, без смущенья, правят бал 
Стяжательство, грабёж и чванство,
Там – люди гибнут за металл,
Продав себя пороку в рабство.
Хоть облачаются во власть
(То ль связей, денег, положенья),
Но знают: рядом чья-то пасть, –
И сны пророчат час крушенья!

    И угадав, о чём молчу,
    И чувствуя тех мыслей холод,
    И, став со мной плечом к плечу,
    Заговорил опять мой Город.

– Живу на свете двести лет
И помню то, что знали люди:
Приходит тьма, лишь гаснет свет,
Есть преступленье – будут судьи!

Иной бесчестным шёл путём
К своим причудливым хоромам,
Но справедливость, видно, в том,
Что дом его – мишень для громов.
Там – чёрной кошкою – вражда
К своим наследникам приляжет
И будет ждать свой час – тогда
Она во всём себя покажет.
И будет там смертельный бой.
И будет свой там изверг Каин! –
То заложил в фундамент свой
Пронырливый делец-хозяин.

– Прости, мой Город, гордецов,
Что разрываются на части
И думают, в сетях дворцов 
Найти уверенность и счастье.
Их, неразумных, ты прости…
Я ж заповеди не нарушу:
Что толку мир приобрести,
Когда свою теряешь душу?!

Что толку, на заморский лад,
Иметь бильярд в своём подвале,
Иметь бассейн и зимний сад
(Хоть чудо-зеркальце в овале),
Когда не веришь ты в друзей,
Когда и сам –  друг никудышный, 
Когда приятель – фарисей,
Неблагодарным детям – лишний!
Когда с приходом темноты,
Ты запираешь окна, двери,
А смех зловещей Пустоты
Вновь утверждает: люди – звери!

Шепнул мне Город: – Помолчим!
Хоть на мгновенье груз сей сбросим.
Больны невежеством мы чьим,
Потом у звёзд полночных спросим.
Взгляни скорей! – луна скользит
За дымкой белой,  кружевною,
Звезда Полярная висит
У нас с тобой над головою.
Она не сходит никогда
Со своего святого места,
Она верна ему всегда,
Как в сказках рыцарю – невеста.

Есть ценности и для души
Непогрешимые такие,
Но беспредел, как рок, вершит, –
И в моде нравы уж другие!
И очень больно оттого, 
Что эти ценности попрали
И у потомка моего
Порывы светлые украли.

Нельзя молчать, когда Экран
Жестокость славит еженощно,
А подлецов трусливых клан
Становится угрозой мощной;
Когда бездействие властей
Разгул и произвол рождает;
Когда безнравственность в детей
Упорно кто-то насаждает!

Прости, что сам я увожу 
Тебя от звёзд к людским проблемам,
Но я людьми живу, дышу,
И кровь моя к их рвётся венам.
Не бить мне как в колокола? –
Ведь поплатились лучшей верой!
Не жди, что к нам издалека
Придёт Спаситель с полной мерой;
Что там, куда нас так зовут,
Прольётся свет дней безмятежных, –
Иные формы страшных пут
Там ждут и праведных, и грешных!

Я мудрость получил сполна
И помню то, что люди знали:
Есть и другая сторона
У всякой красочной медали!

     Тут замолчал вдруг Город мой, –
     Моё же сердце колотилось:
     Как отыскать нам с ним покой?
     И где мечта – что с ней случилось?
     Но отшумел пустой трамвай,
     И тишина проникла в душу.
     Пекут соседи каравай,
     И аромат ползёт наружу.
     Зальётся песней завтра двор,
     Запляшет свадьба у подъезда,
     И бросит светлой тайны взор
     На всех счастливая невеста.
     Движеньем вечным мир живёт,
     И сквозь асфальт трава пробьётся…
 
– Ты видишь, Город, всё цветёт!
Ты слышишь, как весне поётся?

– Я вижу звёзды в вышине.
На них влюблённые взирают
И, прикоснувшись к новизне,
О самом правильном мечтают.
Они – моя и кровь и плоть.
Они – надежда и спасенье.
Храни же их всегда, Господь, –
Земного счастья продолженье!

– Мой Город, разделю с тобой
Я все невзгоды и напасти,
Ты стал давно моей судьбой,
Ты помнишь боль мою и счастье.
И я люблю на «Колесе»
Порой подняться в парке летнем,
Увидеть даль во всей красе
И сеть морщин, уже столетних,
Что улеглись на лоб давно
Седого Каменного Брода *
И воскрешают, как в кино,
И жизнь, и быт, и суть народа.

Люблю я твой спокойный нрав,
Сердечность и гостеприимство…
Да кто ж пред миром прав – не прав:
Кто за разрыв иль за единство?
На языке  какой родни 
Нам думать всем прикажут Свыше?
Для выбора настали дни, –
Ты слышишь, Город, иль не слышишь?

– Я  слышу. Но не мне решать
За вас судьбу. Молчать негоже!
Что сеете, то внукам жать, –
Об этом помнит пусть прохожий. 
Банкир, политик, бизнесмен –
Кроят на свой лад все Отчизну
И делают опасный крен, –
И гибель над страной нависла. 

Как не страшна им пустота
За разрисованной стеною,
Сердец жестоких слепота,
Их восхищенье кривизною?!

Разбойничьих полно услуг
(Такого не было ни разу!),
А сколько нищеты вокруг!
Она для Родины –  проказа.
Из подворотен в мир глядит
Голодными глазами Детство…
Как эта дикость мне претит, –
Бог всем вам дал под солнцем место!
Но забывает эскулап
Нередко клятву Гиппократа, –
И тянутся десятки лап,
Беря с больных мзду многократно.
И что за моду завели? –
Студентов обучать за плату!
«С дипломом» – много развели,
Специалистов – кот наплакал!

И знай, чтоб Гений не открыл, –
Пустым окажется горенье,
Коль нет того, кто б воплотил
Руками в жизнь его творенье.
А мы теряем каждый год
Людей талантливых, рабочих!..
Своих на помощь не пошлёт
Никто из стран чужих – уж точно!

О, время жуткое чумы!
Неужто всех сведёшь в могилу?
Да где же, где же те Умы,
Что обуздают злую силу?!

Ужель не страшен ураган,
Ожесточенье обделённых,
Удачи шаткость и обман,
Игра на нервах накалённых?
Пора рвануться из сетей
Покорности, молчанья, страха,
Чтоб кнут непрошенных гостей
Не гнал в ярмо вас и на плаху!

     И я от  слов его таких
     Огнём высоким возгорела
     И в уверениях своих
     Надежду обрести хотела:

– Да, мы болеем, Город мой.
Куда же от судьбы нам деться?!
Но верю я: придёт покой
И радость, и восторг для сердца.
Стряхнёт дремоту наш народ,
Талантом добрым наделённый,
А плесени сойдёт налёт,
Лишь день придёт к нам обновлённый.

Рассудит Время всех, поверь,
Рассудит мудро, беспристрастно,
Откроет в Будущее дверь 
Лишь тем, с кем будет безопасно.
И мы зажжём свою звезду,
И станешь ты – цветущим садом!
Молчанья все сорвут узду
И скажут Миру – то,  что надо!

Поэма написана в 1995году. К большому сожалению, в стране мало что изменилось.
Ps. Каменный Брод – старый район г. Луганска.
Наверх