ВЕРА И НАРОД. УРОКИ СМУТЫ

Опубликовано 12.08.2017

Вообще, история — это не только факты, и далеко не только факты. Наверное, самое главное, история — это уроки для потомков. Собственно, здесь и происходит соединение истории и современности. Для чего мы и изучаем историю — чтобы извлечь какие-то уроки и понять, как же нам двигаться в будущем.

Смутное время дало нам разнообразные уроки: и о причинах Смуты, и о людях — о поступках людей, как себя вести в Смуту. Главные, важнейшие, на мой взгляд, уроки — это уроки выхода из Смуты, т. е. как Россия смогла преодолеть Смуту, что помогло России выйти из этого страшного периода. Когда казалось, что все потеряно. Когда на престоле почти воцарился польский королевич. Когда поляки отказались подписывать с русским тогдашним правительством договор о сохранении Православия в России (о том, что польский королевич должен принять Православие и жениться только на русской православной царевне) и фактически начали войну, чтобы превратить Россию в католическое государство и изринуть Православие из России. Казалось, потеряно все. Пик этого состояния — 1610–1611 гг. И вдруг через год все поворачивается в другую сторону, и Россия спасается. До этого 10 лет страшной Смуты, начиная с голода 1601–1603 гг.

Итак, урок первый. Прежде всего Смута воспринималась народом русским как Божие наказание за грехи — это прослеживается абсолютно по всем документам Смуты. Следовательно, когда искали выхода из Смуты, то главными способами спасения России от разорения считали два: 1) возвращение в сердца людей страха Божия; 2) всеобщее покаяние. Два главных способа, которыми народ русский мыслил себе спасение России. Но не только мыслил, но и делал.

В начале Смуты, при Лжедмитрии, был свергнут с престола первый русский Патриарх Иов и заточен в Спасском Угличском монастыре. Есть версия, что после того, как Василий Шуйский уже воцарился на царском престоле, Иову было предложено вернуться на патриарший престол, но он отказался, поскольку был болен (через год он умрет). И был избран Гермоген. Так вот, зимой 1607 г. Патриарх Гермоген призвал престарелого первого Патриарха Иова и они вместе в Москве провели службу «о прощении всех грехов России и русского народа». Это был очень серьезный акт — первый церковно-государственный акт начала того самого всеобщего покаяния, которое рассматривалось как главный способ выхода из Смуты.

Но дело в том, что народ русский сам, без «приказа» или «распоряжения сверху», начал стремиться к духовному очищению. Особенно ярко проявился этот процесс в практике видения знамений — небывалое по своей массовости явление, которое произошло в Смутное время. Никогда такого раньше не было в истории России. По подсчетам современного исследователя Бориса Кузнецова, с конца XVI по начало XVII в. в различных источниках зафиксированы сообщения о 80 знамениях и 45 эпизодах, содержащих 78 оригинальных рассказов о видениях.

Это, подчеркиваю, письменно зафиксированные знамения и видения. При этом видения, несомненно, играли стабилизирующую роль в обществе (это очень важный момент), ибо чаще всего Высшие Силы, являющиеся тем или иным людям, хотя и требовали от народа покаяния, но и обещали свою поддержку в спасении России. И интересно, что видения начинаются с 1606 г. и продолжаются по 1613 г. — в самые тяжелые, Смутные времена.

Исследователи делят видения (с рациональной точки зрения) на видения, так сказать, местного и общегосударственного значения. Но, в самом деле, было несколько видений, которые сыграли огромную роль. Причем они охватывали собой все самые значимые события Смуты: и осаду Москвы Болотниковым, и осаду Москвы Тушинским вором — Лжедмитрием, и осадное сидение в Троице-Сергиевом монастыре, и польскую интервенцию, и ополчение, и освобождение Москвы. И все они были зафиксированы в литературных памятниках.

Из наиболее ярких произведений, зафиксировавших видения, стали «Повесть о видении некоему мужу духовному» (это в Москве было видение, после чего по распоряжению Церкви и царя Шуйского был установлен всеобщий пост всероссийский), «Повесть о чудесном видении в Нижнем Новгороде» с примыкающим к нему «Владимирским видением» и, наконец, цикл видений в Троице-Сергиевом монастыре. Этот цикл нашел отражение в «Сказании» Авраамия Палицына, где насчитывается 18 рассказов об оригинальных видениях.

Вот один, может быть, наиболее важный эпизод. Это «нижегородское видение». Оно было явлено благочестивому человеку, Григорию. Ночью, пребывая в храме в тонком сне, Григорий узрел, как купол храма вдруг раскрылся на 4 стороны и с небес, озаренный великим светом, в человеческом образе сошел Господь, сопровождаемый неким человеком в белых ризах. Расположившись на груди (в источнике написано, «на персех») Григория, Спаситель произнес свои заповедания. Прежде всего Господь заповедал установить во всем российском государстве строжайший трехдневный пост, причем умерших во время поста Он обещал принять в Царство Небесное, даже детей. Следующее заповедание — это построение храма в Москве. Кроме того, в этот храм нужно было перенести из Владимира икону Владимирской Божией Матери, поставить перед иконой незажженную свечу и положить «неписанный», т. е. чистый лист бумаги. Согласно видению Спаситель утверждал, что в нужный день свеча возгорится от огня Небесного, и на бумаге чудесным образом появится имя будущего русского царя, угодного Богу (как в источнике сказано: «по сердцу Моему»). Если же воля Божия не будет исполнена, то все российское государство будет жестоко наказано. Столь же жестоко будут наказаны нижегородцы, если они не сообщат о заповеданиях Господа, данных Григорию, по всей России («воздвигну бурю и волны из реки Волги, и потоплю суда с хлебом и солью, и поломаю деревья и храмы...», так было сказано в видении).

Если проанализировать текст, то видно, что видение носит яркий оптимистический характер: Господь дарует Свои знамения для того, чтобы укрепить в русских людях веру и показать им Свою милость.

Важно и то, что «нижегородскому видению» волей Господа придается общерусское значение, причем в данном случае Господь обращается напрямую к русскому народу, а не к правителям. И по сути дела, «нижегородское видение» свидетельствует о том, что русский народ волею Самого Господа призывался к подвигу самоустроения: очистившись от грехов, русский народ должен был освободить Москву и избрать себе царя, имя которого будет названо Господом.

И Россия услышала этот призыв. Уже летом 1611 г. видение записывается, появляется «Повесть о чудесном видении в Нижнем Новгороде», и затем, осенью 1611 — зимой 1612 г., грамоты с текстом «Повести» рассылаются по всей стране.

Списки грамоты уже точно найдены, известны в Перми, Вологде, Устюге, Ярославле, Ростове, а также в городах Сибири, вплоть до Тобольска (до которого, кстати, Смута не дошла — поляков там не было). Появился текст «Повести» и в войсках, стоявших под Москвой, в частности в полках 1-го ополчения под руководством Прокопия Ляпунова. И «нижегородское видение» стало прямым катализатором активных народных действий. Везде, где о нем получали известия, устанавливался строжайший трехдневный пост. Причем, что очень важно, пост устанавливался по инициативе самих горожан, без вмешательства каких-либо властей.

Таким образом, всенародный очистительный пост стал непосредственной реакцией на «нижегородское видение». И этот всенародный пост показывает степень раскаяния в грехах, став выражением всероссийского покаяния, столь давно ожидаемого на Руси.

Именно всеобщее и искреннее покаяние рассматривалось в начале XVII в. как главный способ спасения России от разорения. Следовательно, весь русский народ воспринял сообщение о чудесном видении в Нижнем Новгороде как непосредственное руководство к действию и доказал свое стремление к нравственному очищению. И таких примеров было очень много.

Итак, народ стремился сам духовно очиститься. Это очень важно.

Урок второй. Кто мог возглавить народ в Смуту? Авторитет имевшихся царей и многообразных претендентов на престол к началу XVII в. очень упал. Никто из них, ни Борис Годунов, ни Василий Шуйский, не говоря уже о Лжедмитрии I, не отвечал русскому православному представлению о царе — каким должен быть царь. Между прочим, в то, что Лжедмитрий — это воскресший царевич, верили, искренне верили. Больно последние годы правления Годунова были страшными, и, вообще, главной причиной Смуты считалось убиение царевича, т. е. Господь наложил за это убиение наказание на народ русский в виде Смуты.

Лжедмитрия обвиняли в том, что он деньги на поляков тратил; огромные деньги отсылал в Польшу. Правительство Шуйского опубликовало его переписку с папой римским, с королем Польским, но наибольшее отрицательное воздействие на русский народ Лжедмитрий произвел всего лишь одним деянием: он женился на полячке Марине Мнишек. Марина отказалась принять Православие, и они отказались после свадьбы от Причастия. Вот это стало самым главным катализатором свержения Лжедмитрия (8 мая состоялась свадьба, а 17 мая Лжедмитрия уже свергли). Авторитет царский падал, а в 1610 г., казалось, уже полное падение — междуцарствие. Польскому королевичу была принесена присяга и послан договор. Поляки отказались подписывать этот договор, и вот в этих условиях единственным авторитетом осталась Церковь — единственным во всей стране. И прежде всего, конечно же, Патриарх Гермоген.

Именно Патриарх разрешил русский народ от присяги польскому королевичу. Из Москвы были разосланы специальные грамоты об этом. Это очень важный момент. То есть это как бы давало законные основания для восстания против поляков. Именно Святейший Патриарх Гермоген, когда поляки подходили к городу (входили в город), благословил ополчение, благословил на то, чтобы народ поднялся. Для русского человека благословение означает самое важное, т. е. это Божие благословение «на труды своя». Были и знаменитые записки, письма, грамотки Гермогена, которые рассылались по России. Правда, грамоты 1-го ополчения не найдены, но интересно, что в отрядах, когда приговоры делались по сбору народа на ополчение, то везде в первую очередь говорили: «по благословению Патриарха». Это было очень важно.

Но более того. Дело в том, что в этот момент Церковь, именно Церковь и только Церковь стала идейным и организационным центром по собиранию народа на подвиг самоустроения. Церковь помогала средствами. А местные иерархи — это первые адресаты в посланиях из отрядов ополчений. То есть именно к ним обращались как к главным руководителям государства. И, конечно же, благословение на ратный подвиг преподобного Иринарха русскому воинству из 2-го ополчения.

Урок третий. Укрепившись духовно и церковно, русский народ сам поднялся на спасение Всей Земли. И 1-е, и 2-е ополчения — результат народного творчества. Не случайно в 1611–1612 гг., по сути, главным государственным органом становятся Советы Всей Земли. Это было и в 1-м ополчении, и во 2-м. Народ управлял собой сам и сам себя спасал в отсутствие государственной власти. Именно народ выдвинул из своих рядов народных героев: Прокопия Ляпунова, Кузьму Минина. Народ нашел князя Димитрия Пожарского.

Итак, главный вывод из уроков Смуты. Укрепившийся духовно, предавшись покаянию, под водительством Церкви, русский народ сам поднялся на подвиг самоустроения и спас Россию. Наши предки сделать это смогли. Сможем ли мы?

Перевезенцев С. В. (Москва)

Источник: http://rodnayaladoga.ru/index.php/istoriya-i-sovremennost/483-vera-i-narod-uroki-smuty
Наверх