Благословение в паломничество по Абхазкой земле!

Опубликовано 17.09.2018

Первая часть.

Осень тепло и солнечно, мягкой погодой заменила лето, но август месяц всё вспоминается и вспоминается… Выбравшись из цепких когтей московской несуразицы, то духоты под серым небом, то осеннего холода с моросящим дождём, часть моей семьи – мой боевой отряд в составе Надежды и Игнатия двинулся на Кавказ, получив благословение отца Сергия. Незаметно пролетели русские поля и леса, и вот уже ласкающие взор степи и балки Донского казачьего Присуда. Но на этот раз путь наш шёл дальше, и дальше… Проехали Кубань и под утро поезд остановился в Адлере. Совсем рядом граница между Россией и Абхазией, которая проходит по реке Псоу и мы перешли её без каких-либо препятствий с обеих сторон пограничной службы. На абхазской стороне нас встретил потомок терских казаков Вячеслав Георгиевич, мгновение и мы мчимся по хорошей автодороге в сторону Гудауты, и отовсюду слышна музыка местного колорита. С одной стороны Кавказские горы, с другой перед нашим взором расстилается Чёрное море! И как только солнце оказалось в зените, сразу почувствовалось, что мы в субтропиках. Плюс тридцать девять по Цельсию даже в тени чувствовалось везде, но морской воздух и волна восстанавливали баланс температур. Кругом красавицы пальмы – финиковые, банановые и веерные. Когда обжились, мы в первую очередь пошли в единственную церковь в Гудауте - это храм Покрова пресвятой Богородицы, где по воскресениям и в праздники среди молящихся очень тесно. И первое паломничество было совершено в древний абхазский культовый центр, где и по сегодняшний день проходят Сборы абхазского народа – это Лыхны, главная достопримечательность которого древнейший православный храм Х века – церковь Успения пресвятой Богородицы. Рядом развалины владетельного княжеского дворца и древний дуб, которому поклоняются абхазы (языческие культы очень распространены среди абхазов), и там же административное правление под национальным флагом. Во всём остальном обыкновенное село. Пришёл циклон, и принёс с собой ливни и шторма, реки с гор помутили морскую воду, а воздух стал свежее. Чёрные тучи от неба до моря ушли в Турцию и там затоплением много беды наделали. А в Гудауте пляжи вновь наполнились отдыхающими, и плывущие на катере оповестители стали, как прежде, приглашать на концерты местных знаменитостей. Налюбовавшись латиноамериканскими гостями – кактусами-опунциями и красавицами пумами, сторожившие за высокой оградой фешенебельную гостиницу, мы справились с мелкими неприятностями по адаптации, привыкли к экзотике абхазских дорог и обилию всяких вкусностей, а для меня чачи и вина, и тогда я пригласил приехать жену и детей.

Часть вторая.

Самое удивительное для меня стало, видя как живут абхазы, их благожелательное отношение к приезжим и совершенная «неприлипчивость» к гостям их страны. Пересечение интересов только на рынке и в сдаче жилья. Гудаута, наверное, самый спокойный курорт, который я видел. Население небольшое, восьми тысяч и то не наберётся, поэтому пляжи свободные, и сам город делится как бы на две части – реально на городскую зону с парком, кинотеатром, банками и дворцом культуры, и провинциальную, в которую входит железнодорожный вокзал, который издалека смотрится очень красивым. Но при рассмотрении вблизи печально полуразрушенное здание, именно там наш «боевой отряд» и встретился с московской группой моей семьи. И моя самая младшая доченька вспорхнула птичкой ко мне в объятия. Чуть немного пешего хода и я познакомил жену с хозяевами дома, где мы гостевали. Первая поездка по Абхазии, жена забрала старших Надю и Настю, – это на озеро Рица. Хотя и далеко, но действительно «жемчужина» среди горных озёр, а младшие остались со мной, так как не выдержали бы долгой дороги. Красочных впечатлений осталось много, и рассказов на сон грядущий было предостаточно! Следующим у нас был культпоход во дворец культуры на концерт хорового ансамбля «Адац» и танцевального «Рица». Время стало праздничным фейерверком абхазкой песни и кавказскими танцами. Прозвучали и «Апсны – земля души», и даже казачьи наши песни, что меня немало порадовало! После концерта немного погуляв по парковой зоне вернулись в дом, где наши ребятишки, как пообещали, уже спали. Утро оказалось серым, с гор сошли облака и заморосил дождь, но несмотря на такую погоду, решились все вместе ехать в Сухум и посмотреть то, что я видел в 1987 году – «Обезьянник» и «Ботанический сад». Да и сам город интересно было увидеть, как он изменился за эти годы. Столица Абхазии оставила удручающее впечатление, следы войны видны повсюду, а «Обезьянник» добавил ощущение тюрьмы приматов. Дождик закончился, и выглянувшее солнышко пришлось на время посещения «Ботанического сада». Настроение сразу стало прекрасным – рядом с бамбуковой рощей, североамериканские секвойи и чилийские юбеи и араукарии. Из дендрариума не хотелось уходить… Мчимся дальше, мимо проносятся баннеры с портретами первых президентов Абхазии -- Владислава Григорьевича Ардзинба и Сергея Васильевича Багапша, а по радио объявлен траур в Италии по жертвам на размытом генуэзском мосту. Здесь после дождя горные реки также показали свой неукротимый характер. Хотели проехать к святому источнику села Мачара, но через одноимённую реку проехать невозможно, бешенный поток снёс последний пролёт моста, и мы увидели, как всё увеличивающаяся трещина, заставляет вибрировать сам мост. Мы быстро ретировались, а по дороге заехали в церковь Святого Георгия Победоносца (XIII век) села Мерхеул, где прочитали тропарь почитаемому великомученику и прошли Крестным ходом вокруг церкви и погоста. В этом селе родился один из жесточайших большевистских палачей Л.Берия. Дорога обратно в Гудауту была быстрой и неутомительной.

Часть третья.

На следующий день море было тихое, штиль царил на всей поверхности водной глади, а на горизонте на якоре стоял военный корабль, и в воздухе шумели своими винтами вертолёты. С чем связана была такая активность, никто не знал. Накупавшись и позагорав, я только с Игнатом и Надей, как всегда, уходил в сквер к огромным старым липам и магнолиям, где нас не доставали жгучие лучи солнца во время сиесты. Там была прочитана статья, как у инков строили дьявольский коммунизм до прихода Франсиско Писсаро, а мои ребятки убирали мусор у фонтана. Немного отдохнув, снова готовимся в путь! Дорога ведёт в село Каманы, куда был сослан святой Иоанн Златоуст. Место совсем неблизкое, да ещё там не залечены следы войны. Серпантин дороги в горы по сплошным ямам нашего водителя не смутил, видимо не в первый раз. Брошенные дома, красивые дома, принадлежавшие грузинским семьям, но в них так никто и не заселялся. Когда мы поехали в Каманы это был праздник Преображения Господня! Когда доехали до монастыря особо на себя обратила табличка – « Не сворачивайте с тропы здесь есть не разминированные мины!» Праздничная литургия будто в межсемейном общении. Игнатик взял благословение у настоятеля монастыря отца Игнатия, а наша Катенька – Катаринка приняла Святое Причастие! Были освящены фрукты и вино, ведь в народе сей праздник именуется Яблочным Спасом… Везде были горные реки, но мы видели и родники вытекающие прямо из под камней, из которых рождались горные речушки. Один такой святой источник рядом с монастырём есть по дороге, оною благоустроивший сам настоятель. Мы искупались в нём и набрали чудесно вкусной воды, а наш водитель хозяин дома, у которого мы гостили нашел и подарил нам камешки в крови, такие камешки, на которых будто капли крови, ведь по церковному преданию уже после ссылки святого Иоанна Златоуста, конвоировавшие его солдаты убили его, но рака (саркофаг), где находилось его пречистое тело пуста. Дорога просто вся в колдобинах, а паломники всё ехали и ехали, не пропуская, как и мы, святую часовню, там же погибшего от рук убийц, воина Василиска, где и узнали о расколе устроенным в монастыре Новоафонском. На обратном пути вновь на дороге стояли коровы, которых приходилось объезжать, так их совсем не волновали ни автомобили, ни их гудки клаксонов. Пытались петь вместе, те песни, что слышались на радиоволнах, но многое стало не нравиться, и в итоге жена стала читать вслух о жестокой судьбе людей советского времени – «Жизнь на грешной земле» Анатолия Иванова. На рынке в Сухуме купили чурчхелу, хинкали и абхазский домашний сыр, но эти вкусности уже не могли изменить горечь феминизма жены, которая всё более и более поглощала радость нашего паломничества В Гудауту вернулись засветло, но было «море» пережитых впечатлений у всех!

Часть четвёртая и последняя …

Мечты всё таки сбываются. Я рассказал, как мы были на Бештау и посетили Второафонский монастырь, и очень хотели, хоть когда-нибудь попасть в Новоафонский, и накануне вечером Елисей – сын Вячеслава Георгиевича и Веры сам нас решил отвезти в Новоафон. Поехали с утра, да и путь был не долгим. Прямо с трассы очень заметна сторожевая крепостная башня (восстановленная), на которой развиваются флаги независимой Абхазии, а рядом Иверская часовня. Но первыми шагами по святой земле это в церковь монастыря. Потрясённые рукотворной красотой мы долго не могли уйти из главного кафедрального собора Новоафонского монастыря, но нас ждала тропа к пещере святого убиенного апостола Симеона Канонита, где почти безостановочно, кто то читал акафист или тропарь, или проводились молебны, кругом горели свечи и обе части пещеры были полностью уставлены иконами. А внизу в потоке, истекающего прямо из под камней, поставлен белый крест, этим отмечая место, где был убит святой апостол. В этом очень холодном потоке мы искупались. После этого, кто с женой моей, а Игнат со мной пошли на самую вершину Новоафонской горы, которая в древности называлась Царской. Все пошли серпантином тропы, а я как Елисей короткой дорогой, так успели осмотреть всё, что нас заинтересовало. Самое удивительное это родник , который был с избытком полон, хотя находился на самой верхушке горы! Солнце жарило, как и полагается на Юге…, но тени в крепости было много, и мы смогли отдохнуть. Крепостная часовня это часть большой церкви, даже Собора, как в Иерусалиме, а часовня явно была внутренней кавуклией до разрушения. Умывшись, напившись и отдохнув, нам надо было спускаться вниз, где прекрасно пообедали арбузом среди эвкалиптов. И если только, что мы были на самой вершине Новоафонской горы, то теперь нас ждало путешествие в самые её недра – в глубину карстовых пещер. Желающих туда попасть оказалось достаточно много, поэтому пришлось подождать около двух часов. И вот долгожданный момент – мы на платформе, как бы миниметро … все заметно взволнованы. Две с половиной минуты и мы вышли, и с платформы конечной остановки спустились к пещерам, где сверху спускаются сталактиты, а с низу нарастают сталагмиты. Изумрудные озерца и застывшие в сталактитах «водопады» с умелой подсветкой и музыкой всё производило мистическое настроение. В пещерах прохладно – постоянная температура плюс одиннадцать по Цельсию. Своей Катаринке отдал свою ветровку, чтобы уютнее наслаждаться окружающей красотой. Всего пещер девять, но для посещения открыто только шесть из-за исследовательских особенностей, и один час сорок минут незаметно ушли в прошлое. Нас также миниметро доставило на поверхность, где уже вечерело. Жена захотела на море, хотя было видно, что все устали … Катенька-Катаринка уснула, и я вместе с Игнатом и сладко спавшей самой младшей доченькой уехали отдыхать в дом. Отпуск заканчивался, и надо было возвращаться в Москву. Феминизм жены болезненно разбил нас, и не радостным стал приезд в Московию, хотя на удивление стояла тёплая и солнечная погода. Афонский монах и подвижник святой Паисий Святогорец ясно сказал – « Феминизм это оскорбление Бога».

Август-сентябрь 2018 г.

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх