Дети Пскова: расследование

Опубликовано 05.01.2017

Следствие ведут Андрей Никитин и Дмитрий Бастраков.

Теперь давайте о псковских школьниках серьёзно и по делу. С фактами и доказательствами. Отбросив отношение к самим подросткам — в шизофреническом диапазоне от «это же РУССКИЕ дети» до «так им и надо, пьяным отморозкам, чтоб другим неповадно было», — попытаемся ответить на некоторые вопросы, оставшиеся неотвеченными. Мы не проводили полноценное расследование на местности, но кое-что важное у нас для вас всё-таки есть.

Мы заранее исключаем все конспирологические версии о том, что видео снято в 2014 году на съёмной квартире Госдепа, в доме был Некто Третий, рассинхрон на видео невозможно засинхрить обратно и, следовательно, перед нами плохо сделанная озвучка и вообще постановка (мы пробовали, всё синхрится), что это рекламная кампания нового фильма Леры Германики, подростков убила атмосфера ненависти в компьютерных играх и прочую лабуду. Хотя и признаём, что в качестве источников информации и вдохновения (с очень низким КПД, но всё-таки) нам помогли и мамкины конспирологи тоже. Однако нас интересуют вещи куда более прозаичные и фактические.

Основной вопрос — кто их убил. Основных версий три:

1. Двойной суицид.

2. Он убил её, а потом себя (если отбросить юридическую сторону вопроса —по сути это почти первый вариант, «сами»).

3. Обоих убил СОБР.

Есть ещё промежуточная версия между 2 и 3 — он убил её, его убил СОБР. Ну и зеркальное: «сначала она его». Потом либо она себя, либо её СОБР.

В общем, все доводы в пользу всех версий строятся в основном на «я так чувствую», принятии на веру слов самих подростков об отсутствии у них оружия, недоверии к полиции, доверии к полиции и прочих домыслах, явно недостаточных для того, чтобы стать аргументами.

Основные версии

Меж тем до сих пор не опубликована поминутная стенограмма штурма, не говоря уже о расшифровке переговоров. На сайте МВД Псковской Области в разделе новостей о происшествии нет вообще ничего (!), сайт Следственного Комитета весьма недурно информирует о ходе работы самого Следственного Комитета, но он и не проводил никаких штурмов. Росгвардия отделывается пространными заявлениями и вообще создана позавчера.

Профессионального переговорщика на месте просто не было, не было и психологов. Тот сотрудник полиции, что переговаривался с подростками, проявлял чудеса дипломатии («Выходи, все устали уже!» — устал, бедненький, замучили несчастного). Для успокоения подростков не задействовали в полной мере ни друзей школьников, ни каких-то других людей, которым они бы однозначно доверяли на эмоциональном уровне.

Это всё понятно, но это вещи свершившиеся, а вопросы «почему так» обречены остаться без ответа. «Другого милиционера с матюгальником в посёлке Струги Красные у меня для вас нет».

Сторонники теории, что «подростки же сами говорят, что у них нет оружия», на этом основании заключающие, что их застрелили при штурме, выглядят несколько наивно. Во-первых, подростки могли соврать. Во-вторых, если у них нет оружия — чего они сидят ждут. Ответ может быть единственный: они ждут, что их начнут штурмовать и убьют. Или же не убьют, но схватят. Иначе говоря, они двое не хотят брать на себя ответственность и выходить самостоятельно, полагая это «сдачей» и как бы поражением. Посмотрев два часа видео с ними, можно с уверенностью сказать, что это вполне укладывается в их героическую линию поведения.

Однако в сети спустя некоторое время появились весьма убедительные фотографии трупов, с космической быстротой отовсюду выпиливаемые. Вот как пример:

Здравствуйте, товарищ СОРМ! Справедливости ради отметим, что логику автоматического удаления снимков из личных сообщений ВКонтакте мы до конца не поняли — мы просили множество друзей слать друг другу фото, у кого-то удалялись, у кого-то нет. Чёткой логики найдено не было, кроме той, что к Никитину чекистская нейросеть относится с особенным остервенением

На фотографиях чётко видно, что у Дениса и Кати нет по полголовы, и по всем прямым и косвенным признакам это может быть либо выстрел в упор из дробовика, либо фаталити из игры Мортал Комбат. Версия про фаталити — то есть, фабрикацию фотографий при помощи кинематографического грима и/или графики — кажется нам слишком многоходовой. Фотографии сделаны при свете дня. Заход солнца в тот день был в 16:45, Лайф-Ньюс дал новость об обнаружении трупов в 16:30. Следовательно, фото почти наверняка сняты сразу после штурма.

В сухом остатке это либо суицид из дробовика, либо инсценировка такого суицида при помощи выстрелов из того же дробовика в головы уже мёртвых подростков. Причём сделанные почти сразу после их обнаружения. Фотографии довольно зловещие, найти их при большом желании можно в интернете, слабонервным и т. п. смотреть не рекомендуем.

В момент штурма подростки были живы

Официальная версия абсолютно всех имеющихся источников гласит следующее:

1. Подростки выкинули оружие или часть его.

2. Им дали полчаса.

3. Они перестали выходить на связь.

4. Тогда решили начать штурм, в ходе которого обнаружили их в доме уже мёртвыми.

Здесь даже утверждается, что два выстрела раздались через некоторое время ПОСЛЕ сдачи подростками части оружия, что превращает дальнейшее развитие событий («неспешный штурм» с химдымом и гранатами) в форменный идиотизм

Вот комментарии, данные региональной прессе («Псковская губерния») представителем МВД:

«Штурма не было, это не штурм. Если Следственный Комитет считает, что это был штурм, то пусть он так и считает… Когда полностью прекратилось всякое общение с ними (с подростками. Л.С.), когда они ни на шумовые гранаты, ни на звонки — ни на что не отвечали, было принято решение войти в здание. СОБР вошёл в здание, обнаружил два трупа. Вот и всё. Что ещё можно тут сказать?! Другой стрельбы там не было».

Что человек должен «отвечать» на шумовую гранату, мы не знаем, но дело не в этом. Нам рассказывают, что подростки были мертвы ещё до начала «штурма» (беру в кавычки, потому что это действительно сложно так назвать, в дальнейшем мы будем использовать слово «штурм» исключительно ради удобства). То есть СОБР пришёл и увидел в доме два трупа.

Вы понимаете, что мы поняли, что их нет, поэтому и пошли туда! Потому что патронов у них было достаточно! На наши попытки общения они отвечали выстрелами, потом стали общаться с матерью, но когда перестали общаться с матерью и перестали стрелять, значит, надо полагать, что что-то там не так!

Эта версия не выдерживает критики.

Видеозапись штурма вела — если верить, извините, телевидению — местная жительница. Её приглашали на передачу «Пусть говорят», где она складно озвучила следующее:

Даже если женщина ненастоящая, с первого взгляда всё действительно так. Спецназ проник в дом, кинул на второй этаж дымовую шашку, затем светошумовую гранату, через какое-то время стал звать «скорую».

Однако у нас есть все основания полагать, что женщина недоговаривает. Глянем на видео, снятое ей (или якобы ей). Благо, вот оно:

Хронологически всё выглядит так: сначала короткое видео, на котором во время «переговоров» спецназ залезает в дом. Склейку в конце него, после которой взрывается граната, можно смело убрать, потому что этот взрыв произойдёт сильно позже и будет гораздо полнее отражен на втором, длинном видео.

Мы рекомендуем открыть его в новой вкладке в Ютубе, потому что по ходу нашего домашнего расследования мы постоянно будем обращаться к его тайм-кодам.

Итак, что мы видим на втором видео. Мы видим дом. В него УЖЕ залезли спецназовцы. Мужик с матюгальником замолчал: судя по всему, переговоры теперь ведутся изнутри. На улице, на углу дома, сосредоточенно, но в целом довольно спокойно стоит один сотрудник полиции и смотрит на окна лоджии.

Окна лоджии

Взгляните на них: центральное окно визуально выглядит больше. Это потому, что оно не распахивается. Два по бокам выглядят поменьше, потому что их можно распахнуть — то есть там дополнительные рамы. Это хорошо видно на видео, снятом изнутри. В открытом состоянии боковые окна визуально того же размера, как центральное. Если закрыть — они станут визуально меньше.

Итак, окна закрыты. Спецназ внутри. Напоминаем, что по официальной версии МВД и вообще всего, что имеет хоть какие-то полномочия озвучивать официальную версию, в этот момент подростки лежат дома уже мёртвые. Смотрим дальше. На 24-й секунде происходит первая склейка. Запись прерывается, затем начинается снова, причём, судя по всему, со включения камеры (происходит характерная автонастройка фокусировки).

Что мы видим? Мент в углу стоит уже с пистолетом наготове и смотрит (и тыкает стволом) — куда?

Верно, на открытые окна лоджии, из которых — явно только что — начал валить дым.

Если брать официальную версию о заранее мёртвых подростках, получается следующая картина: СОБР закинул наверх дымовую шашку, после чего кто-то из уже мёртвых школьников встал, открыл два окна, а потом лёг на прежнее место, снова превратившись в труп. Вариант второй: вслед за дымовой шашкой наверх пошёл сотрудник СОБР и, не обращая никакого внимания на два трупа, зачем-то открыл окно и вернулся на первый этаж.

Мы не в силах угадать, какая из этих двух одинаково непротиворечивых версий вам нравится больше. Можете считать нас конспирологами, но нам больше нравится версия третья:

СОБР закидывает на второй этаж химдым, кто-то из подростков предсказуемо бежит открывать окна лоджии (до этого они их закрыли, если помните, потому что им начало становится холодно, но теперь всё в дыму и надо проветривать). Вероятнее всего, второй открывал окна с другой стороны, которую мы не видим.

Открыв окна лоджии, Денис или Катя увидели стоящего внизу мента, который направил на окно (то есть на кого-то из них) пистолет. Есть также вероятность, что направил он его уже после, когда подросток ушёл с лоджии. Ушёл он, скорее всего, сразу: какой смысл общаться с вооружённым ментом и его разглядывать.

Монтажная склейка в этой ситуации вполне объяснима и призвана скрыть от нас последнее появление одного из подростков на лоджии.

То есть скрыть, что на момент «штурма», в момент нахождения СОБРа внутри, в нескольких метрах от Дениса и Кати, подростки были ещё живы и даже выходили на лоджию.

Но это далеко не всё.

Когда погибли подростки?

Двух выстрелов мы также не слышим. Теоретически, они могли тоже произойти в период «первой склейки»: подростки открыли окна, увидели мента, пошли застрелились, дальше снова включилась видеосъёмка. Но в этом случае дальнейшие действия СОБР выглядят совсем странно.

Видно, что в момент первой склейки дым только-только начал идти. То есть шашку кинули за 15-20 секунд до возобновления съёмки. Подождав после этого полторы минуты (!), СОБР применяет светошумовую гранату. На 1:36 оригинального видео (которое вы открыли в новой вкладке) она взрывается.

И что? И ничего. Мы не специалисты в таких вещах, но логика подсказывает, что «светошум» применяется для кратковременного «выведения из строя» того, кого планируется задержать, причём задержать живым. Потому что тому, кого надо задержать мёртвым — ему больше подходит граната обычная.

Иначе говоря, после применения светошумовой гранаты логично ожидать крики, топот, решительный заход спецназа на второй этаж и дальнейшие «действия по задержанию», исходя из обстановки.

Однако не происходит ничего. Проходит ещё полторы (!) минуты, девушка-оператор что-то роняет, у неё выскальзывает из рук телефон (склейки там скорее всего нет). После этого ещё минуту ведутся какие-то разговоры спецназовцев или полиции на полуповышенных тонах, из которых нам удалось расшифровать только «Я ж сказал, блядь» (здесь и далее нецензурные выражения мы будем оставлять как есть для полноты картины).

Итого: после броска светошумовой гранаты проходит ДВЕ С ПОЛОВИНОЙ МИНУТЫ. Всё это время спецназ бездействует.

Далее всё внимание на 3:57. Здесь мы видим что? Здесь мы видим ещё одну монтажную склейку. «Нижний» мент начинает суетиться, проходит 12 секунд и раздаётся крик «Скорую!» Крик, заметим, громкий и отчётливый, гораздо громче и чётче последующих переговоров.

Мы провели небольшой ремастеринг от сохи, чтобы слова были хоть сколько-то разборчивы

Судя по звуку, «скорую» зовут спецназовцы, оставшиеся на улице и получившие информацию изнутри дома. Какая «скорая» нужна двум людям, у которых нет по полголовы и вытекли мозги — непонятно, но призыв можно списать на первую естественную реакцию человека, увидевшего двух людей в луже крови. К тому же, по-видимому, там ещё задымлено.

Возникает закономерный вопрос: зачем требовалась вторая монтажная склейка и что с её помощью от нас скрыли?

Судя по тому, как зашевелились полицейские, вырезаны звуки тех самых двух роковых выстрелов. Когда-то же они раздались (мы выяснили, что подростки однозначно были живы и даже открыли окна после броска дымовой шашки), но на видео их нет. Значит, они произошли либо в момент первой склейки (но чего тогда спецназ тупит три минуты и кидается шашками и гранатами в молчащих подростков, только что дважды шмальнувших из дробовика?) либо в момент склейки второй (а вот это уже правдоподобнее: после выстрелов начинается суета, через 15-20 секунд обнаруживают трупы).

Появись выстрелы на видео, получилось бы, что ещё живых подростков СОБР не смог живыми же и взять, равно как не сумел уговорить их сдаться, и от неумелых действий спецназа Денис и Катя покончили с собой (берём пока версию о суициде). К тому же это разрушало основную официальную версию, которая транслируется отовсюду: подростки на момент начала штурма были уже мертвы.

Иначе говоря, вторая склейка сделана, чтобы скрыть наличие в доме ещё живых подростков, а главное — выстрелы.

Врач «скорой» на место явно не спешит — скорее всего, ему сразу объяснили, что предстоит просто зафиксировать смерть в медицинском заключении и предупредили, что картину придётся увидеть весьма ужасающую.

Полицию вызвала мама Кати после того, как Денис стрельнул ей в ногу из пневматического пистолета (на видео из Перископа чётко видно, что это не травмат, травмат наверняка пробил бы экран телевизора или хотя бы сильно его повредил).

Можно себе представить, что она там рассказала про то, как её синеокую умницу и красавицу захватил в заложницы вооружённый кровожадный маргинал-одноклассник, если уже во время первичных переговоров полиции со школьниками Денису предлагали «отпустить Катю».

Иначе говоря, есть вариант, что силами заистеривших и закипевших мамы с бабушкой перед полицией и спецназом могла быть поставлена идиотская задача по «освобождению заложницы», исходя из заявления родственников. «Освобождение» закончилось двойным суицидом на почти ровном месте (Денис и Катя были явно не против такой трагичной и романтической концовки, но задача их переубедить также не выглядела безнадёжной). Задним числом суицид решили «переоформить» из «при штурме» на «до штурма».

Зачем? Затем, что была обнародована перископ-трансляция, где Денис не выглядел не то чтобы террористом, но даже спятившим влюблённым ничтожеством в стиле «Так не достанься же ты никому!», а Катя не подавала никаких признаков стокгольмского синдрома. И вообще они учились в одной параллели и встречались едва ли не полгода. Полицейское начальство рисковало выглядеть весьма бледно.

Доведение до самоубийства

В любом случае, мы уже знаем, что выстрелы раздались во время второй склейки. Других вариантов просто нет: открыть окна было некому, предположить швыряние шашками и гранатами в течение трёх минут после двух выстрелов и молчания подростков невозможно. Как ни относись к российским силовым органам, всё-таки клинических сумасшедших в СОБР массово не берут.

Иначе говоря, принимая версию о суициде, картина штурма выглядит следующим образом:

1. Подросткам идиотически «дают 30 минут» (как будто там реально заложники или бомба), они перестают (?) отвечать.

2. Идиот с матюгальником жалуется им, что устал, и просит Дениса спокойно выходить, только глупостей не натворить. СОБР в этот момент лезет в дом и обосновывается на первом этаже. Подростки это, разумеется, слышат.

3. Убедившись, что подростки на втором этаже, СОБР кидает туда дымовую шашку.

4. Кто-то из подростков бежит и открывает окна. Судя по всему, второй открывал окна с другой стороны.

5. В дыму со сквозняком сидеть относительно терпимо, но неприятно. Вероятно, с подростками ведутся переговоры, которые не дают желаемых результатов. Можно предположить, что нерешительность и половинчатость действий вроде как «взрослых» и тем более как бы «крутых спецназовцев» бесит и злит подростков ещё больше.

6. Проходит минута, СОБР кидает светошумовую гранату. Которая взрывается в той части второго этажа, где лоджия. Она отделена от той части, где сидят подростки, двумя стенами и проходом (см. планировку второго этажа ниже). Подростки отделываются лёгкой контузией, от которой за минуту более-менее отходят. Не происходит ничего — максимум «переговоры» о том, как СОБР уже очень устал.

7. Подростки понимают, что СОБР их натурально МУЧАЕТ, и принимают решение о суициде. Фактически перед нами то самое «доведение до самоубийства». А вот тебе дымка, щенок: понюхай, раз такой умный. А вот и светошум: поползай-ка пару минут контуженный. А мы ПОДОЖДЁМ.

8. Неумелые попытки вскрыть вены, затем два выстрела.

9. СОБР поднимается на второй этаж и обнаруживает два трупа. «Скорую!»

Конечно, остаются тёмные места. Происходившее внутри мы можем на сто процентов установить только с той точки зрения, когда были произведены роковые выстрелы. Они были произведены как минимум через две минуты после имеющегося на видеозаписи взрыва светошумовой гранаты. В период второй склейки. Больше никогда.

Трупы выглядят убедительно (насколько такая формулировка вообще применима). Однако версия о том, что СОБР тоже стрелял, не лишена оснований.

Открывал ли огонь спецназ?

Её и рассмотрим. Заметьте, не «СОБР их убил», а именно «СОБР тоже стрелял».

Вашему вниманию предлагается сравнить скриншоты перископ-трансляции и видеоролика, предоставленного общественности Следственным Комитетом. Которое было даже показано по телевизору в «Вестях Недели» у того самого Киселёва.

Начнём с флагов:

Вы можете смотреть под любым углом, в любом освещении, в любое время, в любом состоянии, но у подростков флаг ВДВ выглядит купленным в магазине, разложенным и заботливо повешенным на стену. Флаг с видеозаписи Следственного Комитета выглядит так, словно его нелегально провозили через три границы стыдно сказать где. Мы провели эксперимент, купили свежий флаг, достали мятый, повесили на стену и сравнили. «Одно и то же» не получается никак. И при дневном освещении, и в полумраке видно, что первый флаг аккуратный, а второй лежал где-то скомканным.

Возникает логичный вопрос: что это? Кто и зачем поменял флаги. Комната та. Следы крови те. Всё то. Флаг не тот.

Предположений два:

1. На флаге были следы чего-то нехорошего, и его было приказано срочно заменить для съёмки. В спешке повесили, какой нашли.

2. Флаг снимали и помяли сами подростки с непонятной целью, а затем повесили обратно (ровно на то же место, тютелька в тютельку).

Есть, впрочем, третья версия, высказанная в комментариях ВКонтакте:

Есть альтернативная версия. Вбегает в комнату боец спецназа и с мыслью «а, ну, епта, ЗА ВДВ НАХУЙ, пидоры малолетние на фоне флага самовыпилились, зашквар нахуй», срывает флаг и пытается спрятать его от объективов фотокамер под разгрузочный жилет. Флаг, разумеется, спасен от дурной славы(хоть и приобрёл не товарный вид). Но тут влетает командир группы и кричит «Тарасюк, долбоеб интернациональный, вертай взад вещдок». Опыт Донбасса подсказывает мне, что такое могло случится с 90% вероятностью.

Бесспорно, и такая версия имеет право на существование, но здесь мы рискуем скатиться до предположений немыслимых, поэтому предлагаем подобные гипотезы вынести за рамки обсуждения. Тем более что недостаточно просто помять флаг за пазухой, чтобы он так искорёжился.

Логика подсказывает, что самая большая вероятность такая, что на флаге были следы выстрелов. То есть СОБР открыл огонь. Мы не говорим «попал»: открыл огонь.

Вероятнее всего, это было сделано после первого выстрела из дробовика, при помощи которого покончил с собой один из подростков (скорее всего, Катя), или же один из них убил другого. Для нас это не очень принципиально: с точки зрения юридической это убийство, но фактически это «орудие самоубийства — Денис».

Огонь был, скорее всего, предупредительным или «на подавление». Второго выстрела из дробовика ещё не было: между ними должно было пройти как минимум секунд 5-10. Взять дробовик из рук самоубившейся только что (!) второй половины (или подобрать упавший), принять нужную позу, приставить ствол к голове, нащупать курок, решиться, нажать его. Меньше пяти секунд не получается никак, за пять секунд лестница преодолевается спецназовцем на раз-два, он даже успеет войти в комнату.

Итак, спецназ открывает огонь, флаг в следах от пуль. Далее он вламывается в комнату, видит ещё живого второго подростка, вероятнее всего — с дробовиком. Теперь внимание на экран:

На видео с Перископа шнур в углу висит ровно. Обои наклеены также в стык к углу и достаточно аккуратно. То же самое — на фотографиях трупов, снятых при свете дня.

На видео же Следственного Комитета, снятом уже в тёмное время, происходит какой-то хаос. Обоина справа наклеена вкривь-вкось, и, судя по всему, вообще залезает на другую стену, где совершенно не предусмотрена. Под обоиной воздух или, что более вероятно, тот самый шнур (иначе где он?).

Это выглядит… странно. Даже наспех выполняя задачу «воспроизвести обстановку» можно немного криво обрезать обоину, не попасть в стык, неаккуратно сделать прорезь для розетки. Но невозможно наклеить кусок обоины на другую стену, где она не нужна. Люди не клеят обои таким образом. Можно надеть штаны в спешке наизнанку, но нельзя надеть их на голову и решить, что всё нормально, «штаны надеты».

Следовательно, логичнее всего предположить, что на белой стене тоже было что-то нехорошее, что в жуткой спешке пытались скрыть. Версий у нас две:

1. Следы пуль.

2. Прощальное послание школьников.

И в том, и в другом случае было принято решение всё это от глаз общественности прикрыть. Решение, по-видимому, столь спешное, что исполнено сами видите, как (хотя под коробом обоина просунута довольно аккуратно).

Выстрелы — даже если они не были смертельны — скрывают во избежание кривотолков, а также с целью не навредить пиару свежесозданной Росгвардии, у которой в противном случае получился бы отличный «выход в свет».

Итого, принимая версию с выстрелами, картина штурма даже в самом неприглядном варианте получается следующей:

1. Подросткам «дают 30 минут».

2. Заходит СОБР.

3. Дымовая шашка.

4. Кто-то из подростков открывает окна.

5. Светошум.

6. Первый выстрел из дробовика, Катя мертва.

7. СОБР поднимается на второй этаж и открывает огонь по флагу, который висит у входа. Денис ещё жив, спецназовец врывается в комнату.

Дальше начинается самое интересное. Допустим, Дениса застрелил спецназовец. Тогда:

8. Денис направляет дробовик на спецназовца, в него стреляют на поражение, попадают в голову. Или ещё проще: спецназовец видит чувака с дробовиком напротив девушки, лежащей в луже собственной крови, и открывает огонь. Понимая, что за ликвидацию такого «опасного преступника» в качестве первой громкой операции Росгвардии полетят погоны и зашатаются кресла под задницами начальства, спецназ имитирует самоубийство Дениса выстрелом ему в голову из его же дробовика. В то же место, куда до этого попала пуля спецназовца. Делается это практически сразу, потому что через пятнадцать минут уже стемнеет (труп же снят при свете).

Или не застрелил. Тогда:

8а. Как вариант: спецназовец просто открывает огонь в сторону Дениса поверх головы, несколько пуль попадает в стену, Денис стреляется сам. Следы пуль всё равно скрывают по медийным соображениям.

(Ситуация легко зеркалится: от того, что первым застрелился Денис, не меняется почти ничего).

В версии с убийством слабое (очень) место — дальнейшая комедия со «скорой», разыгранная в щекотливой ситуации с максимальной естественностью явно не блещущими интеллектом и талантом полицейскими. Впрочем, инсценировать суицид могли и несколько позже. Можно себе представить звонок начальству:

— Девчонку не спасли, парня успели замочить.

— (семиэтажный мат) «Да из-за тебя меня!..», «Ему пятнадцать лет, на!..», «Делайте что хотите, но чтоб был двойной суицид, дебилы!..»

Врача «скорой», оформлявшего смерть, соответственно, запугали или как-то более тонко намекнули, что «пулевое ранение в голову» должно превратиться в «нет половины головы». Представить это не так уж и сложно, особенно с учётом российских реалий, тем более провинциальных. В той же Псковской области имени Турчака вполне себе нанимали титушек, чтоб скрывать от федеральных журналистов могилы погибших в Донбассе солдат, о которых замолчали даже родственники. А тут какой-то фельдшер «скорой помощи». Нашли бы «нужные слова». Это они умеют.

В версии «а» не очень ясно, зачем было вообще стрелять. Разве что в качестве превентивной меры. Странная превентивная мера против подростка, направившего себе в щёку ружьё, но ситуация экстремальная, инструкция понятная — может быть и такое.

Представить, что спецназ убивает обоих, уже тяжелее, но тоже можно. Правда, в этом случае огонь должен был быть столь прицельным, чтоб пули попали строго в головы: на фотографиях трупов следов пуль на одежде нет, а фото, как мы выяснили, с вероятностью 99,(9)% сделаны между 16:30 и 16:45 в день происшествия.

Конечно, можно было зафотошопить дырки от пуль в одежде — в сети фото трупов появились далеко не сразу. Но дальше мы снова возвращаемся к тому, что за пятнадцать минут (фактически даже меньше) СОБР должен был принять решение сымитировать самоубийство школьников и сделать это. После чего — подкупом, запугиванием или шантажом — заткнуть фельдшера «скорой», а за ним Следственный Комитет, судмедэкспертов, патологоанатомов и в конце концов чувака, профессионально зарисовывающего в фотошопе пулевые отверстия. А заодно и как-то поумерить интерес родителей к случившемуся. В принципе, почему бы и нет — Россия страна возможностей, Цапки тому примером — но многоходовость и непрозаичность подобной версии начинает приближаться к критической отметке.

Всё-таки в случае с солдатами, погибшими в Донбассе, диалог с родственниками понятен: «Он солдат, служил в армии, это риск. Погиб в Донбассе, но открыто хоронить и говорить, где и отчего погиб, мы не можем, потому что публичное военное вмешательство не признаём. Это решение на высшем уровне, большая политика, приказ Путина, он верховный, что я могу сделать. На суды потратите кучу времени и ничего не добьётесь, но по-человечески мы всё понимаем, вот компенсация». Да и чего тут особо добиваться родственникам, кроме этой самой компенсации: в частных беседах от них никто наверняка и не скрывал, где погибли их дети, внуки, отцы и мужья.

Здесь же родители школьников очень долго сохраняют статус крайне опасных свидетелей. Способных потребовать эксгумации тел, независимых экспертиз и прочих совершенно законных процедур, с помощью которых легко будет выяснить правду или хотя бы часть её. Воспрепятствовать этому региональным властям не так просто, как кажется на первый взгляд. Особенно если к истории подключится пресса, хоть бы и оппозиционная. В России правовой беспредел, у Турчака есть опыт неформальных бесед с журналистами, но всё-таки одно дело выставлять титушек к могилам из-за большой политики, другое — потому что начальник полиции посёлка Струги Красные — некомпетентный мудак. Подобные «государственные тайны» никто не будет чересчур фанатично охранять. Тем более что история драматичная и громкая, с ток-шоу по федеральным каналам.

Также не стоит сбрасывать со счетов версию, что на заклеенной стене могло быть послание, из которого мысль о доведении до самоубийства двух псковских подростков становилась очевидной. Что, как вы понимаете, очень нехорошо. Например:

«Дышать нечем. Летят гранаты. Сил больше нет. Прощайте. Мы любили вас».

Согласитесь, с точки зрения бравых спецназовцев и полицейских чинов, нечто подобное лучше бы заклеить понадёжнее от сердобольной общественности, которая не сечёт в трудностях службы.

Смысл официальной версии

Между прочим, если вдуматься, то вся официальная пропаганда на это и заточена: убедить трудящихся, что до самоубийства их никто не довёл (или довело абстрактное «равнодушие общества», «агрессивная среда» и прочее «непонимание»). Педалируется тема алкогольного опьянения, гормонов, любви, жестокости в видеоиграх, интернет-зависимости — что угодно, только не тот факт, что ДО САМОГО ПОСЛЕДНЕГО МОМЕНТА подростки оставались живы и была надежда на спасение.

Полиция откровенно врёт, что спецназовцы разгуливали по дому, где на втором этаже лежало два трупа, периодически лениво кидаясь шашками и гранатами. Судя по всему, спецназ действительно проводил «штурм» с нарушением не только здравого смысла, но и прямых инструкций (отсутствие внятных действий после взрыва светошумовой гранаты, например), и доблестных псковских силовиков при желании можно обвинить в доведении до самоубийства если не по уголовной статье, то во всяком случае с точки зрения трактовки событий прессой и общественностью.

Как вы понимаете, это абсолютный харам. У СОБР и полиции служба и опасна и трудна, никаких китов и знаков «ОНО» они не рисовали и не выкладывали, в этом вашем интернете появляются по служебной необходимости и с явным неудовольствием, что такое компьютерные игры — не знают, людям не до этого. К тому же не пьют и защищают граждан от пятнадцатилетних алкоголиков с дробовиками. Которые имеют наглость изводить их до состояния усталости, а потом сдуру стреляться.

Неправдоподобными выглядят флаг и обои. Довольно легко предположить на «старом» флаге следы от пуль, из чего и следует вывод, что спецназ всё-таки стрелял. Что на обоях — непонятно, но даже следы пуль на них не означают версию о преднамеренном убийстве одного или обоих подростков.

«Двойная инсценировка» суицида всё-таки маловероятна. Несмотря на то, что фото трупов активным образом выпиливают (хотя в интернете куча фотографий трупов, в том числе школьников и вообще детей, хоть бы и с того же Донбасса) — обнаружить на них что-то подозрительное не удаётся при всём желании. Это два трупа, у которых головы прострелены из дробовика. Это Денис и Катя. И на их одежде нет следов от пуль. Если подростков убили чёткими хедшотами — тогда должны были уцелеть и флаг, и стена. Если очередью — с большой долей вероятности была бы повреждена одежда и дальше начинается история, когда приходится заставлять помалкивать половину области.

И совсем неправдоподобны — до степени прямой лжи — рассказы про глупых подростков, которых никто не смог остановить, и которых СОБР нашёл в доме уже мёртвыми. На самом деле СОБР знал, что они живы, и СОБР сделал абсолютно всё, чтобы довести историю (и так понятно, куда клонившуюся) до их смерти. Полиция вела отвратительные переговоры, потом началось издевательство с химдымом и гранатами, после которых спецназ демонстративно не делал ничего. Денис и Катя погибли, когда СОБР уже находился в доме, причём находился там несколько минут.

За всем этим, как мы знаем, предсказуемо последовала череда громких отставок, грандиозный скандал, массовые демонстрации, требования пересмотра законодательства и должностных инструкций, а также несколько уголовных дел. Что? Нет? Силовики что, вообще выведены в массовой пропаганде из-под всякой критики? Да быть такого не может!

Итого

1. Денис с Катей были живы, когда СОБР зашёл в дом.

2. Денис с Катей открывали окно после вброса дымовой шашки.

3. Денис с Катей были живы и после броска светошумовой гранаты.

4. На видео штурма есть склейки, призванные замаскировать наличие Дениса и Кати в доме, а также выстрелы.

5. Скорее всего, замена флага и косяк с обоями свидетельствуют о том, что стрелял и СОБР тоже.

6. Тем не менее, смерть Дениса и Кати — это с большей долей вероятности суицид или действия, де факто означающие суицид (стрельба в голову возлюбленной, которая и ждёт от тебя этого выстрела).

7. До суицида подростков довёл спецназ «Росгвардии».

8. Менее вероятная, но всё-таки возможная версия — убийство подростков или одного из них спецназом.

9. Чтобы её выяснить — необходимо независимое журналистское расследование.

10. МВД нагло врёт.

В любом случае, на месте официальной прессы мы бы буквально требовали от силовиков чёткого ответа, когда были выстрелы, полное видео штурма, возможность осмотреть место происшествия на предмет следов от пуль на стене возле окна и на вагонке под флагом (или же признаков недавней замены вагонки на новую). А также — на всякий случай — и на предмет наличия каких-либо надписей под свежими обоями. Отчим Кати не выглядит любителем общения с журналистами, но без публикации видео с подобным осмотром российские силовики — и так с три короба навравшие про самоубившихся до штурма подростков — начинают выглядеть совсем нехорошо. Мы про них, конечно, и так всё знаем, но выгораживание некомпетентной деревенской сволочи в погонах, спровоцировавшей (так или иначе) смерть двух прекрасных пятнадцатилетних людей, видится нам делом очень плохим и нуждающимся в широком осуждении. А желательно и в наказании.

Надеемся, такое расследование, всё же будет проведено.

Источник: http://sputnikipogrom.com/russia/64240/children-of-pskov-inquiry/#.WG4RClOLTIU
Наверх