Заметки о воспитании воинов. Педагогическая проза. Часть 3.

Опубликовано 14.03.2019

Часть 3

Рязань

Одной из наиболее запоминающихся и знаковых точек на нашем пути стала Рязань. На военно-спортивные сборы РОО им. В.Ф. Маргелова нас позвали знакомые православные курсанты. Легендарное РВВДКУ было уже хорошо нам знакомо благодаря нашим друзьям, как я уже говорил – сначала они побывали в гостях у нас, а потом в Рязань отправились мы. Поездка на военно-спортивные сборы в Рязань стала своего рода экзаменом для меня. В военных училищах принято отправлять будущих офицеров на стажировку в войска, временно командовать взводом. Моей стажировкой стала Рязань – сборы, проводимые при училище ВДВ совместно с 137 полком.

Подготовка к поездке заняла несколько недель перед новым 2012 годом. Собрали средства, подготовили все необходимые документы и медицинские справки, купили билеты на поезд. Ехать предстояло в количестве десяти дружинников и одного воспитателя. Отбор был добровольным, пара человек раздумывала ехать или нет, но основной костяк определился быстро. И вот настал день, когда мы собрались вместе. Это было вечером 1 января, выпал снег, город праздновал, а мы собрались в клубе. Проверили личные вещи (список необходимого выдали ребятам заранее), общее на всех и личное имущество, взяли с собой фляги для воды (в дороге они пригодились, хотя зимой в армии их не используют). Словом, подготовились как могли. Буквально перед выездом Никита по трафарету аккуратно нарисовал тем, у кого не хватало их, шевроны на бушлатах (белый восьмиконечный крест). Проверили все, что было можно проверить, помолились в храме – о. Алексий отслужил напутственный молебен, и строем, по вечернему городу отправились на вокзал.

Короткая ночь прошла в дороге, ранним утром мы прибыли в Москву. Столица встретила нас открывающимся метро, вокзальной толпой и зимней прохладой (сильных морозов на наше счастье не было). Времени до отправки в Рязань было предостаточно, все кругом было ещё закрыто, и чтобы не терять времени даром, мы поехали к Храму Христа Спасителя. Громадина собора в темноте встретила нас закрытыми дверями и редкими уличными уборщиками. Идти было особо некуда, и тут я вспомнил что рядом, на другой стороне Москва реки, находится единоверческий храм святителя Николая Чудотворца – «храм Николы на Берсеньевке». Туда мы и двинулись. Настроение было самое боевое – утро, Москва, вид на Кремль, набережная.

НА ФОТО: Москва

На удивление храм был открыт (!), хотя было около шести утра с небольшим, но уже шла служба, читалась Утренняя. В храме на нас несколько с удивлением глянула певчая, мы расположились, и отстояли службу. Удивительно и радостно было оказаться в храме на молитве в столь раннюю пору, да ещё и в день памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского. Порадовало, что почти никто из ребят не заснул (хотя в поезде спали мало), держались как могли, отдыхая по очереди. После службы к нам вышел настоятель отец Кирилл Сахоров, прочитал хорошую проповедь про грядущую «Русь новую, по старому образцу», раздал лестовки и сфотографировался с нами. Так, с напутствием двух пастырей, мы и поехали в Рязань.

После службы нас хорошо покормили в трапезной, словом, приняли самым лучшим образом. Поблагодарив батюшку и матушек, мы двинулись дальше. Заехали в музей «Наша эпоха», посвященный Царственным мученикам и Их верным слугам, немного побродили по Москве и прибыли на вокзал, на этот раз Казанский. Там встретились с основной группой – ребятами из разных военно-патриотических клубов во главе с офицером (ветераном чеченской компании) и погрузились в электричку.

НА ФОТО: В старообрядческом храме

В Рязани нас встретили курсанты – наши наставники и командиры на ближайшие 7 дней. Наш взводный Алексей, сказал напутственное слово, и на маршрутке сопроводил в часть. 137 гвардейский парашютно-десантный полк встречал нас оглушительным галдением галок, десятками (если не сотнями) кружившими у столовой. Сборы начались!

Занятия

На все время пребывания в части мы жили, как и все по распорядку – утром подъем в 6.00, физзарядка (три км бегом, разминка, занятия на тренажерах), потом заправка кроватей, умывание, построение и завтрак. Кормили хорошо, и что немало важно – даже с учетом поста (заранее, когда обговаривали детали с организаторами, согласовали и это). Офицеры из других военно-патриотических клубов удивлялись, но пост только укрепил дух ребят, тем более что по физподготовке они показали себя не хуже других.

НА ФОТО: Знакомство с БМД

Каждый день проходили занятия – по строевой и огневой подготовке (два раза мы ходили в училище в тир, заниматься на тренажерах имитирующих стрельбу). Было несколько ознакомительных занятий на технике, показывали БМД, были занятия на тренажере. Естественно, как и положено в десантной части, были занятия по парашютно-десантной подготовке. Правда до собственно прыжков мы не дошли (их проводили на сборах летом). Но впечатлений и интересных моментов была масса. Была и ознакомительная экскурсия в музей боевой славы полка. Перед тем как ехать в часть, я по возможности изучил её историю, особенно интересным оказался опыт героя России полковника Голубятникова, возглавлявшего 137 полк в первой половине 1990х, и отлично подготовившего его к Первой Чеченской компании. Что-то из этого рассказывал ребятам, впрочем, много говорить было и не надо – они видели все своими глазами, и самое полезное – видели настоящих православных курсантов, будущих офицеров, работавших с нами на полную.

Инструкторы

Особо стоит отметить наших инструкторов – Алексея, Артура, Михаила и Алексея, проводивших с занятия. Они бегали с нами на утренней зарядке, подбадривали ребят десантным юмором, словом у них было чему поучиться. Выкладывались, прежде всего они сами, и через это учили ребят. Помню как Леша на занятиях на улице отдал одному из наших ребят свои перчатки, чтобы не замерзли руки.

В начале сборов к нам приходил пообщаться командир роты, в расположении которой мы жили. Делился своими мыслями, вполне искренне. Не скрывал и тех реальных проблем, которые есть в армии, спрашивал и самих ребят кто они и чего хотят в дальнейшем. Понятное дело, что не все наши парни выбрали судьбу профессионального военного, но лучшее, что есть в армии, они увидели. Во многом – благодаря самоотверженному труду курсантов.

НА ФОТО: На занятиях

Казаки

Был среди клубов, которые присутствовали на сборах и один казачий – собственно говоря, даже и не клуб, а взвод из Ростовского Кадетского Корпуса. Были там разные ребята, с некоторыми из них у нас потом был конфликт, впрочем, мирно уладившийся. Не порадовало то, что среди казаков оказались и язычники (!) с уклоном в национализм. Не бросая тень на всех ребят, скажу, что это были несколько человек, но именно с ними и были у нас проблемы. Был и один православный казак, ходивший с нами на праздничную службу на Рождество. Но об этом позже.

Марш-бросок

Два раза мы ходили марш-броском до Училища, в полном составе (все клубы участвовавшие в сборах). После нашего приезда снег стал таять, и топать нам пришлось по мокрой каше, что впрочем, настроения не убавило. На марш-броске главное было дойти всем, и эту задачу мы выполнили. Заранее обговорили с ребятами, чтобы более выносливые тянули младших, так и вышло. Мы с Андреем тянули поочередно Олега и Мишу, на тот момент самых молодых. Забавно вспоминать их такими – сейчас один служит в армии, в ВДВ, а другой готовится к призыву. Так прошло наше путешествие по утренней Рязани, с попутной экскурсией (мы шли мимо автомобильного училища, закрытого Сердюковым), и вот, наконец, пришли в РВВДКУ.

Десантное Училище

В Училище нас провели по аллее славы, показали памятник Василию Филипповичу Маргелову (там мы сфотографировались), показали курсантские казармы, где мы обсушились с дороги и отдохнули, показали и учебные классы по огневой подготовке. Там же в училище нас покормили, курсанты рассказали пару своих историй, провели строем по плацу (залитому водой со снегом), показали все, что можно было. Было видно, что ребята, несмотря на «тяготы и невзгоды» гордятся своим Училищем, и суворовский дух воспитания воинов, продолженный Василием Филипповичем Маргеловым живет в них. Замечу, что момент был далеко не легкий – набор в военные училища был прекращен, погоны снимали, офицеров сокращали, армию приучали к борьбе за деньги (знаменитый 500 приказ). К чести ребят стоит сказать, что погоны в Училище они отстояли, и тогдашний командир РВВДКУ их в этом поддержал.

НА ФОТО: У памятника десантникам в Училище

Побывали мы и у памятника павшим в локальных войнах и конфликтах на площади генерала Маргелова. Было о чем подумать у черной стелы с выбитыми на ней золотом именами погибших.

Спорт

Неотъемлемой частью сборов были занятия спортом – не только на физ.зарядке утром, но и игры, соревнования, тренировки. Были и небольшие соревнования – по бегу, подтягиваниям, комплексно-силовым упражнениям, на которых два призовых места заняли наши ребята. Офицеры из других ВПК удивлялись почему ребята постятся, на что наш Андрей сказал потом – «они не понимают, наша сила в другом», и был прав.

Праздник. Вручение удостоверений и тельняшек

Накануне Рождества состоялось торжественное построение в клубе полка, там всем участникам сборов выдали удостоверения от РОО им. В.Ф. Маргелова, был и небольшой вечер самодеятельности в клубе. Наш Алексей пел армейские песни под гитару, один из офицеров (родом из казаков) крутил «восьмерки» саперными лопатками (шашек в части не оказалось), молодой парнишка азербайджанец станцевал лезгинку. Выступали и гости праздника, знакомые организаторов – протестанты, с песней про Рождество. Мы ограничились кратким рассказом про наш клуб, на чем официальная часть закончилась.

Общее фото участников сборов

Вечером, уже после отбоя, в клубе роты, где мы располагались, наши наставники вручили ребятам тельняшки, попели нам десантные песни и сфотографировались вместе. Словом, все были счастливы. Мы надели десантные эмблемы на петлицы, и отпраздновали это.

Храм, служба на Рождество

Утром перед подъемом мы старались читать краткие утренние молитвы, а на Рождество Христово ночью отправились на праздничную службу в Рязанский Кремль. Перед этим готовились – подшивались, и одновременно с этим читали вслух правило ко Причастию. Пошли и многие ребята с других клубов, всего нас было человек тридцать, по пути к храму исполнили строевую песню «Русская земля Божия обитель», настроение было предпраздничное. Правда, на службе стоять было нелегко, несколько раз я чуть не заснул стоя, пришлось даже выходить на улицу, чтобы подышать свежим воздухом. Народу было много, в храме стояли строительные леса (шел ремонт) и время тянулось дольше, чем обычно. Исповедовались там же, по очереди передавая друг-другу нашу хоругвь с небесным покровителем, которую везде старались брать с собой.

Рождественская ночь, храм, Причастие, дорога домой в часть, утро в маршрутке, ликование на душе и тепло в сердце. Все это слова воспоминаний, а тогда мы этим жили. В казарме отпраздновали Рождество бутербродами с соком и легли спать уже под утро.

Обратная дорога

На следующий день после Рождества начался наш путь домой. Утром мы прощались с ребятами из других клубов, с нашими наставниками, подарили им фотографию с автографами всех нас на память. Из части выходили, как и полагается строем, с песней. Солдаты, убиравшие снег махали нам приветственно руками, прощаясь. Сборы закончились.

Прогулявшись по Рязани с нашей знакомой преподавательницей, побывали у мощей блаженной Любови Рязанской. Интересно, что один из наших ребят – Тимофей, очень настаивал, чтобы побывать именно у этой святой. И мы не пожалели что добрались до Николо-Ямского храма, где покоятся ее честные мощи. Дальше нас ждал путь на Москву – так же как и до этого, на электричке. Тяжело было расставаться с полюбившимися местами, с частью, с курсантами, но нам предстоял путь домой.

В Москве у нас было где-то полтора часа между электричкой и нашим поездом до Питера. Время было вечернее, естественно в дорогу нужно было поужинать. Нашли «крошку-картошку» недалеко от вокзала, на площади, и там перекусили. Все бы хорошо, но за делами время пролетело незаметно. Отвлекла и мелкая ссора ребят, впрочем, все выяснилось и наладилось. И вдруг в какой-то момент я понял, что до поезда остается чуть больше десяти минут, а мы даже не внутри здания вокзала. Самым быстрым маршем мы рванули на вокзал, колонной по одному. Летели на всех парах, у Артема по пути вылетел в зале котелок и рации, собирали все на ходу, и снова летели. К первому вагону мы подбежали буквально за полторы-две минуты до отправления. Пока грузились, заходили в тамбур и доставали документы, поезд тронулся. Мы успели! За окном стучали по стеклу какие-то девчонки, опоздавшие буквально на минуту. Поезд уносил нас домой.

Пробрались в свой вагон, проводница вернула нам билеты, молодежь улеглась спать, а мы со старшими (традиционная компания Федя, Петя и Андрей) общались. Настроение было веселое, спать не хотелось, душа пела. Учитывая то, что ехали мы из ВДВ, и бодрость переполняла, предложил ребятам отжиматься. В тамбуре поиграли в «лесенку» (отжимания с увеличением счета), легко и весело. И правда, после сборов, отжиматься ребята стали хорошо (там мы отжимались сколько было можно без перенапряжения). А утром нас встречал родной Петербург. Снова вокзал, утреннее метро, дорога в клуб. Поездка закончилась, сборы ушли в прошлое, но память о Рязани и РВВДКУ осталась.

Петропавловская крепость. Молебны и панихиды.

В самые морозы, словно для проверки духа – 5 и 18 февраля, молились мы у стен Петропавловки – там, где историками были найдены останки расстрелянных в 1918-20 годах. Так получилось, что ещё со времен общения курсантов ВКА им. А.Ф. Можайского со студентами разных ВУЗов, мы познакомились с историками, работающими в Петропавловской крепости. Они неоднократно принимали нас в гости, мы в ответ помогали, чем могли – в частности, во время переезда части фондов музея. Для полноты картины надо пояснить, о чем собственно идет речь.

НА ФОТО: Панихида по убиенным

В 2009 году историки обнаружили массовые захоронения расстрелянных во время «Красного террора» в Петрограде[1]. Были здесь Великие Князья и простые матросы, офицер, кадеты, женщины и мужчины, взятые в заложники и убитые без суда и без следствия. Казалось бы, самое время было открыть уголовное дело по факту обнаруженных массовых захоронений расстрелянных[2] но … все осталось как было. Больше двух лет власти не выделяли музею истории ни копейки на проведение археологических раскопок, в работе участвовали волонтеры – студенты, историки, да и просто не безразличные люди. В итоге были найдены останки порядка 150 человек, часть из которых удалось опознать и передать для захоронения родственникам. В 2013 году частично историков профинансировали и раскопки продолжились[3], были раскопки и в 2014 году, но на этом все остановилось[4], хотя всего по оценкам историков не найденными остаются останки ещё порядка 600-800 человек. На тему был наложен негласный запрет – кроме упоминаний в городских СМИ, публикации шли только в блогах и на сайтах «общественников». На общегосударственный уровень вопрос ни тогда, ни сегодня не выносился. До сих пор (!) решается вопрос с захоронением останков[5], хотя с момента обнаружения первой группы захоронений прошло уже десять лет. И решают его не следователи и криминалисты, а представители администрации города и сотрудники музея.

История расстрелов в Петропавловской крепости далеко не рядовая – преступления такого характера не имеют сроков давности, и она могла бы послужить реальному, а не бутафорскому суду над преступлениями коммунизма. Как оказались причастны к этому мы? Наши знакомые «белогвардейцы», организовавшие НОК «Взыскание погибших» пригласили нас поучаствовать в общем деле. Наши знакомые батюшки – отец Алексий (духовник клуба) и отец Николай (наш друг, заканчивавший семинарию) служили панихиды, и мы вместе с ними молились там, где были обнаружены расстрелянные чекистами.

НА ФОТО: Молитва с о. Николаем

Мы многое говорили ребятам об истории России, о ее трудных ключевых моментах. И они многое видели сами… рядом с собой. Были на первой спустя много лет панихиде по убиенным в годы красного террора… Видели вблизи коробки с костями убиенных. Стояли там, где нашли расстрелянных чекистами офицера и кадета – двух в одной яме, которых определили их по кадетской пряжке и остаткам униформы. Понимали, что родись мы тогда – могли бы оказаться рядом с ними…

В чем был ключ клуба Верность? Наверное в том что мы любили ребят, и то дело которому готовы были отдавать все свое время и силы… А Господь давал благодать и силы на то что бы все это делать. В чем была наша идея? В том, что бы делать то, что можем хорошего для детей и для будущей России, готовя себя и их на служение. Говоря правду, мы стремились расти и развиваться вместе.

История. Занятия

За год непрерывных занятий (моим основным предметом была военная история), мы прошли основные вехи мировой и российской военной истории, с упором на опыт христолюбивого воинства. Конечно, приходилось освещать и общие вопросы, но в рамках нашей темы.

Как преподавателю мне пришлось столкнуться с тем, что комплексного и правдивого учебника по нашей истории просто не существует в природе. А те, что есть – крайне однобоки и цельной картины мира не дают. Напротив – знания современных детей по истории крайне разрозненны, подача материала безсистемна и бездуховна. А как говорил Александр Васильевич Суворов – «Без светильника истории тактика – потемки». Получается, что более-менее знают историю только те кто сам ей увлекается, а таких не много. Тем более это касается армии, в которой современные абитуриенты военных ВУЗов на вопрос «С кем русские войска сражались в Куликовской битве» отвечают – «с немцами», «с японцами» (трудно поверить, но так говорят сами преподаватели).

Поэтому в первую очередь мне пришлось составлять программу и самостоятельно готовить материалы к занятиям – на основе своих конспектов времен учебы в Университете, на базе многочисленной литературы, как дореволюционной, так и современной. Такой подход, конечно требовал больше времени и усилий, но и занятия были интересней. Подспорьем были исторические фильмы как документальные, так и некоторые художественные.

Сложностью в преподавании была разница в возрасте у ребят, половина из которых были 13-15 лет (одному было 16), и половина 10-11 лет. К тому же часть ребят приходила уже в процессе занятий, через три-четыре месяца, а то и полгода. Но как могли мы старались компенсировать это. Никому не отказывали, и принимали всех желающих.

23 февраля

Помня о нашей истории, 23 февраля мы провели лыжный поход, вернее – поездку за город с походом на лыжах, в память Первого Кубанского Ледяного Похода. Поехали небольшим составом, те кто смог и захотел, но зато впервые побывали в музее конструктора первого русского самолета – контр-адмирала А.Ф. Можайского. Стоит ли говорить, что мы не праздновали день поражения революционных матросов дезертира Дыбенко от войск кайзеровской Германии?

Весна

Были после этого ещё несколько мероприятий, каждое из которых можно было бы расписать отдельно – посещение благотворительного концерта бардов и исполнителей русского офицерского романса Кирилла Ривеля и Сергея Мазуренко в конце марта, поход в Михайловский замок (место жизни и смерти Императора Павла I). Было что-то ещё, чего уже не упомнишь. Но каждый шаг мы старались направлять к нашей цели, не сворачивая с пути.

НА ФОТО: На концерте с Сергеем Мазуренко

Конец весны – начало лета

Был в конце ещё один молебен в Петропавловской крепости, для тогдашнего клуба «Верность» - последний, но тоже значимый. Памятный тем, что на нем мы познакомились с легендой русского сопротивления ХХ века – Игорем Огурцовым, в 1960е годы возглавлявшим ВСХСОН, и за это 20 лет отсидевшим. Тот молебен тоже показывали по телевиденью, но к сожалению найти сюжет сегодня не просто. Впрочем, главное, что это было, и то что было в наших силах мы по милости Божьей делали. Сохраняя память тех, кто был до нас, стараясь жить так, как они жили.

НА ФОТО: В Петропавловской крепости

Финал

Как гласит известное библейское изречение – «всяк человек ложь». «Враги человеку домашние его»… Не обошлось без трудностей и в нашем случае. После полутора лет работы коллектив педагогов, бывший костяком клуба, распался. То, что осталось в итоге перестало быть Дружиной Верность. Но пройденные дороги этих полутора лет останутся в нашей памяти. Как остались в памяти многих годы солдатской службы, годы учебы в кадетских корпусах и военных училищах. Нам есть что вспомнить об этом, ведь это было действительно Божье дело, несмотря на множество нападок и искушений, оно было. Нас не спонсировали люди с большими деньгами, нас не курировали дяди с большими погонами, мы не плыли по течению «мейнстрима», и как это не громко прозвучит – нам помогал Господь. Порой очень явно.

Не обвиняя никого спустя годы сделаем выводы из того что было, и будем как и прежде стремиться делать то что можем во славу Божию и для Святой Руси.

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх