ДЖЕНТЛЬМЕНЫ ПРЕДПОЧИТАЮТ БЛОНДИНОК

Опубликовано 11.03.2015

Агент ЦРУ под кодовым псевдонимом «Сцилла», стоял в тени пятиэтажки перед гастрономом «Молодежный» и с кислым видом жевал хот-дог. Но то ли он отвык от родной пищи, за четверть века работы вдали от дома, то ли еще по какой-то причине, но кусок в горло упорно лезть отказывался.

Был полдень. Солнце пекло немилосердно, и он, обливаясь потом, проклинал весь белый свет. Ждать связника, что может быть неприятней? Не даром у русских и украинцев есть пословица: ждать и догонять - самое последнее дело. К тому же он наперед знал, что ему скажет связной: «Джек потерпи еще немного, Мэгги передает тебе привет от себя лично, и еще двух карапузов пяти и семи лет, тебя представили к очередной медали Конгресса…»

Сказать по правде, от этой медали ему проку, что нормальному человеку от ордена сутулого, с закруткой на спине… Лучше б легенду изменили, стратеги…

Связному хорошо. По легенде он, увешанный золотыми цепями, новый украинец. Летает на встречи с начальством в Америку на личном самолете. А тут сплошная безнадега…

Четверть века назад, когда его еще только внедряли, инженер-конструктор был едва ли не самой престижной специальностью в СССР, да и денег отпущенных на разведку в Америке никто не считал. Не то теперь… - с видимым сожалением вздохнул он.

С тех пор, как развалился Советский Союз, и резко урезали ассигнования на шпионскую деятельность, в Потомаке, да и в Полянке воды утекло не мало. И все это время, он вынужден был просидеть здесь, в этом захолустном Полянске. Видите ли, высокому начальству в Лэнгли, нужно было способствовать развалу гигантского военно-промышленного комплекса области. Ну, поспособствовали, и что? Вместо предполагавшихся пятнадцати лет, уложились в пять. Признаться, заслуги его тут не было и близко. Проклятые коммерсанты. Ну что может простой совет…- оборвал он себя на полуслове. Ну, вот, дожил. Полное погружение в беспросветность… как бы эта маска ничтожного инженеришки, не приросла к моему лицу навсегда…- озабоченно подумал он, затравленно оглядываясь, и привычным движением втягивая голову в плечи.

Что-то связной запаздывал. Наверное, ушел, в полном соответствии с легендой, в очередной загул.

Джек уже не раз обращался с просьбой предоставить ему аппаратуру для связи с Вашингтоном, но всякий раз получал отказ. Мотивировали его тем, что он слишком ценный агент, и его жилище должно быть «чистым», если к нему, вдруг, возникнет нездоровый интерес со стороны контрразведки.

Торчать здесь дольше не имело смысла.

Внезапно пред очами агента горделиво проплыла (не прошла, а именно проплыла) то ли девушка, то ли виденье, словно прямо из соответствующей песни.

Природная блондинка, каких тут почти и не встретишь, она проплывала, покачивая бедрами, под восхищенными взглядами местных мужиков.

Ему тут же захотелось броситься к ближайшей цветочнице, и купить ей умопомрачительный букет алых роз. Он даже дернулся в ту сторону, но, вспомнив о солидных годах, о плеши на голове, прикрытой накладкой, немалом брюшке и главное – своем полупустом кошельке, стиснув зубы, прогнал от себя эту мысль.

Вот тогда, совсем некстати, ему пришли на ум слова из той, прежней, штатовской жизни: «Джентльмены предпочитают блондинок». Был такой голливудский фильм. И украдкой проводив взглядом то ли девушку то ли виденье, пока та не скрылась из виду, он смахнул скупую мужскую слезу, шмыгнул носом и поплелся совсем в другую сторону.

Джек, не спеша, побрел домой, к своей «Харибде», редкой злюке, да к тому же брюнетке.

1999

Наверх