ИЗ КИЕВА – В КРЫМ. (КОТОЭМИГРАЦИЯ). Часть 2

Опубликовано 12.12.2017

Автор, коренная киевлянка - Марина Хомякова.

А случилось вот что. (1 – см. примечания). Когда взрослые коты отправились на Бессарабку, Мурзя и Барсик тихонечко отправились за ними. Возле рынка было много народу, так что легко было оставаться незаметными.


Среди людей выделялась группа мужчин и женщин среднего возраста, с георгиевскими ленточками и разными плакатами. Из их разговоров котята поняли, что они собираются пройти дальше по Крещатику, туда, где начинались баррикады.

- Ну что, Мурзя, пошли?

Но Мурзя толкнул брата в бок и показал лапой на другую сторону улицы: там стояли молодые люди со злобным и бессмысленным выражением физиономий. Другие закрыли их черными «намордниками» (наверное, чтобы скрыть эту злобу и тупость).


Все события, описанные далее – реальны. Хронология и фотографии любезно предоставлены известным блогером Андреем (Флакельф), ныне политэмигрантом, проживающим в Санкт-Петербурге. Некоторые фотографии взяты из Интернета.
Знаешь что, братец, пошли в обход до кинотеатра «Дружба», там сверху хорошо все будет видно.


- Ага, а если что – до дедушки, что на Печерске живет, совсем рядом, успеем добежать.

Добравшись до лестницы, ведущей с Крещатика вверх, к кинотеатру, полосатые озорники взобрались на высокий парапет и стали наблюдать.

Вскоре стали подходить те самые группы с Бессарабки. Люди с плакатами остановились прямо напротив заслона боевиков в камуфляже, в касках и с битами в руках.




- Это и есть Псы? – шепотом спросил притихший Барсик.

- Думаю, - они самые. Страшно. Может, уйдем, пока не поздно?


- Погоди, давай поищем наших. Видишь, вон там, с фотоаппаратом, наш сосед. А где же дядюшка Тима и дедушка?

- А воон на том дереве, видишь? Тоже наблюдают.

Минут пять все было спокойно, но потом боевики стали постепенно двигаться к лестнице, окружая мирных, но непрошенных гостей полукругом, просачиваться в их ряды. И что самое неприятное – часть Псов стала подниматься наверх, как раз к тому месту, где сидели котята.

- Ай! Барсик, пошли отсюда, пока не поздно!

- Давай на столб, скорей!

Едва они успели перебраться с парапета на высокий столб неподалеку, Псы уже стояли за парапетом и внимательно смотрели вниз.


- Пишлы до Бесарабки, визьмэмо йих в кильцэ!

- То давай швыдшэ – бо воны вже уходять.

Киевляне с плакатами и сочувствующие им действительно стали разворачиваться и быстро уходить, повернувшись спиной к врагам. И это было их фатальной ошибкой. Потому что нельзя бежать от Пса и открывать ему спину - он неминуемо погонится за тобой, так как считает своей добычей. Последнее, что увидели котята – двинувшихся вслед за киевлянами боевиков с битами и фаерами. Те, что стояли сверху, рядом с ними, тоже пошли в сторону рынка.

Мурзя с Барсиком, спустившись на землю, растерянно оглядывались, думая, как им теперь действовать – бежать к своим и предупредить? Не успеют. Спуститься вниз, где дедушка и сосед? Страшно!

- Что вы тут делаете? – раздался удивленный и немного сердитый голос. Большой рыжий кот с тревогой смотрел на них. - Где ваши родители? Как они вас сюда пустили?

- Там наш дедушка! – жалобно мяукнул Мурзя, показывая лапой вниз.

- Немедленно уходите отсюда! Вы не сможете помочь дедушке и сами пропадете... – горько вздохнул незнакомец. – Уходите, вам не стоит смотреть на это побоище… Вас провести?

- Не надо, спасибо, у нас недалеко еще один дедушка живет.

- Поспешите и будьте осторожны, дети! Псы скоро вернутся.

***

- Вот мы и убежали, мама… А потом с Печерска домой поехали. Прости, но мы не смогли дедушке помочь, и не знаем, где он…

- Хорошо, хоть сами целы. Я чуть с ума не сошла! Чтобы без моего разрешения – из дому ни ногой! Что же делать? Уже темнеет! И папы дома нет! Где их искать теперь?

- Не надо нас искать! Помоги! – в комнату устало ввалился старый кот, на его спине висел сосед в бессознательном состоянии.

Мурка, заохав, снова расстелила тулуп, накрыв его чистым бельем, и побежала за Натальей Петровной. Добрая старушка только вернулась со службы в храме, и, поняв по поведению кошки, что случилась беда, тут же спустилась в подвал.

- Ах, Боже мой! Это же Тимоха! Кто ж тебя так? И где твой хозяин? Неужели его тоже избили?

Осмотрев раненого кота, пенсионерка решила забрать его в дом и вызвать ветеринара.

К счастью, дедушка не пострадал, хотя и был в изнеможении. Все же он нашел силы рассказать Мурке и пришедшему Филату о том, что пережил в этот ужасный день.

- Когда мы только пришли на Бессарабку, ничто не предвещало беды. Светило солнце, ходили люди. Собравшихся на акцию киевлян было человек 150. Все улыбались и чувствовали себя хозяевами города, пришедшими навести в нем порядок.


Правда, был один «звоночек» - помнишь, Филя, того рыжего кота с Крещатика? Он там тоже появился. И предупредил, что на Крещатике нас ждут Псы. Сначала он посоветовал совсем туда не ходить. Но Тимохин хозяин был настроен решительно, Тимоха – за ним. И рыжий посоветовал хотя бы на дерево залезть, оттуда смотреть… Мне это жизнь и спасло.

Когда подошли к заслону на Крещатике (там еще лестница наверх, к кинотеатру «Дружба»), я выбрал дерево повыше, и залез. А сосед подошел к Псам слишком близко. Один из них узнал его и заорал: «Эй, привет! Мы знаем, где ты живешь, так что жди в гости!».

Другой подскочил и сорвал георгиевскую ленточку. Сосед дернулся за ней, а его чуть не схватили и не затащили в лагерь. Хорошо, что наши отбили, иначе попал бы в подвалы, которые мы видели… Бр!!!

Но тут я увидел, что Псы начали окружать наших, кто-то из них поднялся по лестнице, кто-то просто стал обходить сбоку.


Некоторые из демонстрантов еще пытались с ними спорить, что-то доказывать. Наивные! Они ведь просто отвлекали внимание, чтобы не спугнуть раньше времени нашу бдительность.

Я пытался несколько раз позвать Тимоху, чтобы идти назад, пока не поздно. Потом решил возвращаться сам. До Бессарабки оставалось совсем немного, когда я услышал сзади шум, крики, топот и взрывы.



Меня как будто пружина подбросила на ближайшее дерево – инстинкт самосохранения сработал. Смотрю: бегут люди, а их догоняют Псы, сбивают с ног и начинают избивать!


По трое, по четверо – на одного! И едкий дым повалил – бросили что-то.

И тут как раз сосед бежит, Тимоха – за ним. А за соседом – огромный такой черный тип с битой. Нагоняет. Я хотел на этого типа сверху прыгнуть, морду расцарапать, да у него каска, маска на лице, шарф. Но тут Тимоха ему под ноги кинулся. Псина споткнулся, остановился на какое-то время:

- Ах ты, бисова тварюка! От я тоби! – и ногой Тимофею в живот, берцем своим, тот прямо к дереву отлетел, на котором я сидел.

Но этих мгновений хватило, чтобы хозяин Тимохин заскочил в магазин на Бессарабке. Несколько громил бросились за ним, но… кто-то дал команду отступать. На месте сбора остались только избитые, в крови киевляне.

- А где же была милиция? – изумленно и возмущенно спросил Филат.

- Не знаю. – горестно покачал головой старый кот. – За все время я ее ни разу не видел. Когда Псы ушли, я тут же спустился вниз – нужно было оказать помощь нашему другу, потерявшему сознание. Кое-как добрались до магазина, потом хозяин такси вызвал. Но домой не пошел, побоялся. Сейчас где-то у знакомых прячется.

- Да, скверно все закончилось, - мрачно сказал Филат.

- Закончилось? Да все только начинается, родные мои. Я предвижу, что крови впереди еще будет много. А потому… еще раз подумайте, не поехать ли вам в Крым.

***

Дедушка, как всегда, оказался прав. Каждый день приносил тревожные новости. Наталья Петровна носила еду и лекарства раненым бойцам «Беркута», охранявшим правительственный портал. Они делились с ней наболевшим: почему им не дают разогнать Майдан, арестовать Псов, а если и дают, то потом отзывают назад? Почему к ним такая ненависть здесь, ведь они выполняют приказ? Добрая старушка только опускала глаза. Она и сама не знала, почему русскоязычные соседи, с которыми прожила полжизни, вдруг разом сошли с ума и начали хаять то, что еще недавно было для них дорого. Не все, но большинство. И только в храме она находила поддержку и утешение. Там же единомышленники и единоверцы обменивались новостями.

Однажды Наталья Петровна пришла на удивление радостная. У подъезда ее ждал хозяин Тимофея (к счастью, кот быстро шел на поправку и даже иногда спускался в подвал к друзьям).

- Здравствуйте! А я вот за Тимкой пришел! Спасибо Вам за его спасение!

- Здравствуйте! Вы решили домой вернуться?

- Нет, я думаю уехать отсюда, насовсем.

- Как? Куда?

- В Россию, к родственникам. И котика своего заберу. Он мне жизнь спас.

- Ой, что вы! Он еще слаб, не стоит его везти сейчас, подождите немного.

- Чего ждать? Пока нас убьют?

- А знаете, мне сказали, что скоро документ подпишут, западные кураторы гарантии дадут, Майдан свернут, а самые буйные сядут. Да и в Беркуте говорили, что команда вот-вот поступит.

- И Вы им верите, Наталья Петровна?

Старушка вздохнула. Ей хотелось верить.

Хотелось верить и котам, особенно Филату. Но старый кот с каждым днем все больше мрачнел. Еще один случай заставил его задуматься. Когда он гулял с внуками (а их одних уже боялись отпускать) возле школы, то увидел, как дети дружно подпрыгивают, став в круг на улице. В этом не было бы ничего удивительного, если бы шел урок физкультуры. Но дети были с рюкзаками, обмотанные флагами и с флагами же в руках. При этом все дружно повторяли одно и то же: «Хто нэ скаче – той москаль!» «Одна нация!», «Москалив – на ножи!». И глаза у них были такие же радостно-бессмысленные, как на Майдане.

- Нет, не будет хорошего будущего ни у этого стада, ни у вас, мои юные друзья! – обратился дедушка к внукам. Впрочем, Мурзе и Барсику это безумное занятие тоже не пришлось по нраву. – Сегодня они скачут, чтобы не выделяться, а завтра пойдут убивать?

Этими же размышлениями старый кот поделился с выздоравливающим Тимофеем, Муркой и Филатом, когда они на крыше 16-этажки смотрели на дым, поднимавшийся далеко, над центром города. И дурное предчувствие, словно крыса, пробежало противным холодком по их спинам. И Тимофей высказал то, что было у всех на душе:

- Эх, дорогие мои! Быть может, мы сегодня последний раз вот так сидим… А ведь я так люблю этот город! Этот старый дом, в котором родился и вырос!

И впервые даже Филат не нашелся что ему возразить.

***

Катастрофа случилась внезапно, как в древней мудрой книге, которую читали в храме под березами: «И когда скажут: мир и безопасность, постигнет их пагуба». Не помогли ни подписанные договоры, ни западные гарантии. Ровно через неделю перепуганный и расстроенный сосед с чемоданом и клеткой для кота позвонил Наталье Петровне в дверь.

- Все кончено. Президент сбежал. Псы взяли штурмом центр города, Раду, Печерск, все.

- А Мариинский? – в ужасе вскрикнула старушка. – Там же наши люди были?

- Там такой же погром, как был тогда на Крещатике. Все, кто мог –собрались в автобусы и уехали. И мы с Тимкой уезжаем. Срочно!

Тимоха зашел в подвал проститься.

- Спасибо, что спасли меня тогда! Прошу вас, умоляю – уезжайте тоже!

- Куда же вы?

- В Питер!

- Там холодно!


- Зато безопасно! Я буду скучать за вами! – вздохнул кот и выскочил на улицу, где уже ждало такси.



29 июня 2014 года. Вокзал Киев-Пасс. Уезжаю. Возможно навсегда. В вагоне 60 кг багажа - самое важное из всей прошлой жизни.

- Мурка!

- Да, надо уезжать отсюда, и побыстрее!

- А стоит ли так торопиться? – нехотя сказал Филат. – Псы своей цели достигли, мы-то им сейчас зачем? Надо затаиться и ждать, пока все утихнет. А там посмотрим по обстоятельствам. Какая разница, что там у людей поменялось – главное, чтобы колбаска была на месте!

Кошка укоризненно посмотрела на супруга, но возражать не стала, тем более, что надо было собраться. И с вещами, и с мыслями. Где Василий? Успел ли он убежать? Если да, то как скоро вернется домой в Крым? Где его там искать? На душе как будто кошки скребли, поэтому Мурка пошла в храм вместе с Натальей Петровной.

А когда они шли домой по дороге, ведущей на Сырец, что-то вдруг просвистело мимо уха пожилой женщины. Когда она в ужасе обернулась, то увидела тонированный джип с черно-красным флагом и надписью «Правий сектор», из окна которого выглядывал ствол и чей-то наглый и пьяный голос со смехом прокричал: «Слава Украине!». Закончив развлечение, джип рванул с места в сторону Сырца. Если бы Мурка умела креститься, она бы непременно это сделала, как ее спутница.

Только придя домой, Наталья Петровна дрожащими руками накапала себе корвалол на сахар, подержала во рту и вдруг, опустив голову на руки, горько заплакала. Утешать ее пришло все кошачье семейство, кроме Филата.

Узнав о происшествии, дедушка кот решительно сказал:

- все, собирайтесь немедленно! Добирайтесь до Сырца, там на городской электричке – до вокзала. И в Крым!

- а Филат?

- я найду его, все скажу, и он вас догонит.

- а.. а ты?

- а я останусь с Натальей Петровной! Я уже стар, двух смертей не ждать, а одной не миновать, а оставить нашу благодетельницу одну… нет, не могу. Кто-то должен мурлыкать ей долгими и очень тоскливыми вечерами. А ты должна думать о детях. Поезжай.

Сидя в полупустом вагоне поезда, Мурка все время выглядывала в окно: не пришел ли Филат? Но вот состав тронулся, путь назад был отрезан.

Почему он не пришел? Не захотел, или… но думать о плохом сил уже не было. Дети спали, свернувшись клубочками на самой верхней полке, и глаза после всех переживаний слипались сами собой… Поезд мчал их в неизвестность.

Россия. Севастополь. Лето 2016 г.

Источник: https://marina-krimska.livejournal.com/18459.html
Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх