Дело кабинет-министра Артемия Волынского

Опубликовано 04.12.2021
Дело кабинет-министра Артемия  Волынского

Весной 1740 года фаворит императрицы Анны Бирон впервые сильно повздорил со своим выдвиженцем — кабинет-министром императрицы Артемием Волынским. Предмет спора был финансовый: платить Польше за постой русской армии на ее территории или не платить. Бирон считал, что заплатить нужно, просто неприлично не заплатить. Волынский был согласен, что неприлично, да чем?! От казны один пшик остался, и к сотворению сего бюджетного дефицита приложили руку конфиденты его герцогской светлости. На такое обвинение Бирон рявкнул Волынскому, что тот, мол, со своими конфидентами и сам хорош казну объедать! Этаким манером друг дружку облаяв, могли бы два красавца и разойтись, как уж прежде бывало. Но Волынского, что называется, черт дернул за язык, и он прилюдно объявил Бирона иностранным агентом — служит, мол, Польше в ущерб матушке императрице.

«Который из вас больше украл, сама разберу!» — в сердцах бросила Анна.

Портрет герцога Курляндского Э. И. Бирона. Рундальский дворец. 1737-1740 гг.

Императрица болела, ей хотелось покоя. Одно дело, ежели шуты друг дружке в песи вцепятся, — забава! Другое — когда два столпа, власть ее подпирающие, лбами сошлись. Бирон, зная Анну, поспешил ее заверить, что конфликт уже улажен, а сам решил действовать. Метил он по большому-то счету не в открытую всем напастям фигуру Волынского, а в смертного врага своего — треклятого Остермана. Авось кривая и выведет!

Действующие лица

Эрнст Бирон (23 ноября 1690 — 28 декабря 1772) происходил из семьи мелкопоместных литовских дворян. С 1718 года служил при дворе герцогини Анны в Курляндии, после ее восхождения на российский престол в 1730-м Бирон приехал в Россию в качестве обер-камергера двора. С 1737-го герцог Курляндии и Семигалии. Будучи фаворитом императрицы Анны Иоанновны, фактически играл роль главы правительства, а в октябре-ноябре 1740 года был регентом Российской империи. С 1740 по 1761 год провел в ссылке. Время его неформального правления осталось в русской истории под названием «бироновщина», под которым подразумевается безграничная власть императорских фаворитов.

Анна Иоанновна (28 января 1693 — 17 октября 1740) — российская императрица из династии Романовых. Вторая дочь царя Ивана V (брата Петра I) от царицы Прасковьи Федоровны. В 1730 году после смерти Петра II была приглашена на российский престол Верховным тайным советом, члены которого рассчитывали ограничить ее полномочия и править самостоятельно. Тем не менее Анне удалось заручиться поддержкой дворян, распустить Тайный совет и воцариться до 1740 года. Несмотря на то что скончалась она, не дожив до 48 лет, смерть ее не была следствием заговора или покушения. Ее официальным наследником стал младенец Иван IV (1740–1764), который «царствовал» с 1740 по 1741 год.

Артемий Волынский (1689 — 27 июня 1740) — российский государственный деятель и дипломат. В 1719–1730 годах астраханский и казанский губернатор. Будучи отставлен с поста губернатора Казани, получил назначение в Персию, затем стал военным инспектором и позже обер-егермейстером. После удачного участия в переговорах о мире с Турцией (1738) назначен кабинет-министром императрицы Анны Иоанновны. Попытавшись подорвать влияние Бирона на императрицу, стал жертвой описанного в публикуемой здесь статье преследования. Казнен.

Дело Волынского можно считать от 12 апреля 1740 года, когда в Тайную канцелярию свезли его дворецкого по ложному обвинению в краже. Тот под пыткой много наболтал, из чего и было составлено аж 14 пунктов обвинения господина его. Создалась комиссия из семерых русских, дабы теперь уже не одного Волынского, а всю его «новую русскую партию» судить, и не за воровство и мздоимство, а за дела уже политические. И хотя большое воровство — оно всегда дело политическое, но ни заговора, ни какого реального дела комиссия не нашла. Недовольство было, желание что-то улучшить, подправить, почистить бироновы конюшни.

Дыба в ту весну 1740 года работала без продыху. Корчились и визжали на ней первые вельможи российские: Новосильцев, Черкасский, Хрущов. Валялся в ногах, скулил о пощаде и сам Волынский. Всплыли и его собственные жестокости. Например, одного купца за то, что тот взятки не дал, Артемий Петрович приказал обвязать всего кусками сырого мяса и голодных собак спустить. Собаки, понятное дело, вместе с тем мясом и купца живьем по кускам разнесли.

Артемий Петрович Волынский (1689 - 27.06.1740)

Грязно все это делалось: слуги клеветали на господ, сыновья — на отцов. Среди пострадавших придворных оказались и совсем уж случайные люди — с дыбы на эшафот прямая уведет оболганного Петра Еропкина, автора генерального плана застройки Петербурга.

Существует легенда о том, что перед казнью Волынскому отрезали язык, чтобы на эшафоте не заговорил публично о всяких российских несуразностях. Интересно, к кому бы он стал обращаться? К европейским послам, из которых если кто по-русски и понимал, то к эшафоту близко бы уж точно не полез? К народу? Совсем смешно! К тому народу, в который около года назад приказал из пушки со своей яхты палить потехи ради?! Много, много грехов подлинных, а не вымышленных на дыбе и под кнутом водилось за Артемием Петровичем.

Дыба в ту весну 1740 года работала без продыху. Корчились и визжали на ней первые вельможи российские

Не подтверждается и другая легенда. Якобы в ночь перед казнью, с 26 на 27 июня 1740 года, начальник Канцелярии тайных розыскных дел генерал Ушаков жестоко мучил приговоренных исключительно из-за собственных садистских наклонностей. Да нет же, мучил он по старинной традиции — вытрясти из смертников напоследок что-нибудь еще. Пыточный опыт тысячелетний. И так бывало: под пытками все врет человек, а перед смертью вдруг правду и выложит.

Жестоко мучили перед казнью Артемия Петровича, но само наказание Анна смягчила: Волынскому вместо посажения на кол — четвертование; Еропкину вместо четвертования — отрубание головы. Соймонову и вовсе жизнь сохранила — выслала в Сибирь. И на том спасибо. Много еще чего успеет сделать для России Федор Иванович Соймонов — навигатор, гидрограф, изобретатель, сибирский губернатор, сумевший оставить по себе и в те жестокие времена добрую память.

Через четверть века, прочитав дело Волынского, императрица Екатерина Вторая оставила такую надпись: «Сыну моему и всем моим потомкам советую и постановляю читать сие Волынского дело от начала и до конца, дабы они видели и себя остерегли от такого беззаконного примера в производстве государственных дел».

Источник: https://www.mn.ru/friday/86975
Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Павел Рыков
г.Оренбург
Николай Зиновьев
станица Кореновская, Краснодарский край
Наверх