Лёва Задов: палач, чекист и анархист

Опубликовано 16.09.2021
Лёва Задов: палач, чекист и анархист

Революционная эпоха начала прошлого века породила немало имён-легенд, и в этой плеяде особое место занимает один из ближайших сподвижников анархиста Нестора Махно — Лев Задов-Зиньковский.

Алексей Толстой в трилогии «Хождение по мукам» писал, что «имя Левки Задова знали на юге не меньше, чем самого батьки Махно». Из романа узнаём, что «Левка был палач, человек такой удивительной жестокости, что Махно будто бы даже не раз пытался зарубить его, но прощал за преданность…» Конечно, нужно помнить, что тут большая доля художественного вымысла, однако в основе сюжета лежали реальные события.

Перед расстрелом Задов сказал сокамернику (киевскому историку Константину Штеппе, который впоследствии вышел на свободу), что его, Льва, обвиняют в жестокости как будто бы и не без оснований, но по натуре он — добрый и мягкий человек, и ничто так не претило ему, как грубость и насилие.

Кто же он, Лев Задов? Родился в 1893 году в еврейской земледельческой колонии Весёлой близ Юзовки (ныне Донецк) в семье еврея Юделя Гиршевича Задова (по некоторым данным — Зодова). Вскоре семья перебралась в Юзовку.

Как отмечает исследователь Алексей Стаценко, «Лёвка уже с молодости отличался непокорным характером».

После окончания начальной школы принял крещение, и «этот шаг поставил его вне семьи и вне еврейской среды, зато избавил от всех ограничений, налагаемых российскими законами на лиц иудейского вероисповедания».

Далее — случайные заработки, затем работа каталем (так называли грузчиков, загружавших доменные печи) на металлургическом заводе. Выдержать такую работу могли только люди, обладающие огромной физической силой, — Левка Задов и был таким.

Тяжелый труд за нищенскую плату — понятно, что среди рабочих распространены были революционные настроения. Лев Задов стал участником группы анархистов и за участие в налётах был приговорён к восьми годам каторжных работ. Освободила его Февральская революция.

В 1918 году воевал в составе Красной гвардии с немцами и с войсками атамана Краснова, затем с небольшим отрядом ушёл к анархисту батьке Махно. Армия батьки тогда быстро росла, по необходимости была создана армейская контрразведка, где и нашёл своё место Задов.

«О том, какими садистскими методами вёл допросы Задов и его подручные, среди махновцев ходили леденящие кровь легенды, но что из этого было правдой, а что вымыслом, сегодня отличить практически невозможно», — пишет Алексей Стаценко, излагая подробности контрразведывательной службы Лёвы Задова.

А тот участвовал и в рейдах по деникинским тылам. Махно то заключал союзы с красными, то расторгал. Контрразведка в такие периоды боролась с большевистским подпольем. Задов и сам не раз оказывался в опале, бывал на волосок от смерти (один раз от расстрела его спасла жена Махно — Галина Андреевна), затем снова бывал приближён. И не раз спасал жизнь легендарному атаману.

Потрепанная в боях и с белыми, и с красными, и с «жовто-блакитными», армия махновцев несла большие потери и таяла. Простые селяне устали воевать и после объявленной большевиками амнистии спешили вернуться к мирным трудам. В августе 1921 года Нестор Махно с небольшой группой соратников, среди которых был и Лев Задов, ушел в Румынию.

Впоследствии (в июне 1924 года) Задов снова перешёл советскую границу, был задержан легендарным чекистом Дмитрием Медведевым и вскоре сам стал чекистом. Что заставило его вернуться?

По некоторым данным, небольшой отряд сколотила из бывших махновцев румынская разведка (сигуранца), рассчитывая использовать их для диверсий на территории СССР. Однако диверсанты решили сдаться.

Есть также предположение, что Лев Задов на самом-то деле был агентом ЧК еще в «анархической вольнице» в Гуляйполе, внедрённым туда с заданием присматривать за атаманом Махно (если так, то справился он блестяще).

Рассматривая эту версию, автор «Украины.ру» Олег Измайлов отмечает, что «в те годы безвестных агентов ЧК и армейской контрразведки РККА было так много, менять их штаты в силу слабой профпригодности приходилось так часто, что (…) известность получили выжившие».

Существует и другая версия, согласно которой Задов будто бы шёл в СССР за кладами, зарытыми махновцами после экспроприаций и грабежей. И именно владение информацией о местонахождении этих кладов спасло ему жизнь (твёрдых подтверждений этой версии нет).

Как бы то ни было, Задов тогда не был репрессирован, но, сменив фамилию на «Зиньковский» (ранее это был его партийный псевдоним), работал в Одесском управлении ОГПУ-НКВД, разоблачая группы террористов и забрасывая советских агентов в Румынию. За успехи в работе дважды получал наградное оружие. Однако после провала всей румынской агентурной сети (операция «Скрипачи») он был обвинён в измене.

Доказательств предательства представлено не было, пишет Лев Яруцкий в книге «Евреи Приазовья», но… после применения следователем «особых методов» бывший «махновский палач» признал себя румынским и английским шпионом.

В 1938 году Задов-Зиньковский был казнён.

«Самого следователя расстреляли в 1939 году, установив, что тот занимался фальсификацией следственных дел. Но к тому времени Лев Николаевич Зиньковский-Задов уже год лежал в земле сырой», — отмечает Яруцкий.

Остались только загадки, легенды и материалы уголовного дела.

Добавим, что в 1990 году Лев Зиньковский-Задов был реабилитирован посмертно. Большую роль в этом сыграл его сын — полковник Советской армии, участник Великой Отечественной войны Вадим Львович Зиньковский (1926-2013). Он написал и издал небольшим тиражом книгу об отце — «Правда о Зиньковском-Задове Льве Николаевиче — анархисте, чекисте».

Андрей Лубенский, Украина.ру

Источник: https://rusvesna.su/news/1629910768
Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх