ИЗ АРХИВОВ. Об отце Марин Ле Пен — лидере французских националистов, Жане-Мари Ле Пене

Опубликовано 11.04.2022
ИЗ АРХИВОВ. Об отце Марин Ле Пен  — лидере французских националистов, Жане-Мари Ле Пене

"Le Pen" по-бретонски означает "главарь", "босс". Имя Жана-Мари Ле Пена у
большинства его сограждан вызывает отрицательные эмоции, а за пределами
Франции Ле Пена считают олицетворением вдруг поднявшегося в "старушке-Европе"
в конце ХХ века животного национализма. Многие называют Ле Пена фашистом,
полагая, что реализация его идей будет угрожать демократическим институтам.
Но некоторая часть французов готовы верить Ле Пену, когда он говорит, что во
всем виноваты иностранцы, и если убрать их, то все проблемы разрешаться сами
собой. 21 марта во Франции пройдет первый раунд парламентских выборов. Нет
сомнения, что именно Ле Пен — в силу его особой репутации — будет на этих
выборах одним из самых колоритных фигур.

Хорошее воспитание — не гарантия от национализма

Жан-Мари Ле Пен (Jean-Marie Le Pen) родился 20 июня 1928 года в Бретани, в
окрестностях ничем не примечательного городка Трините-сюр-Мер. Появление на
свет будущего лидера Национального фронта (НФ) пришлось на неспокойное время
между двумя мировыми войнами. Это был период сильнейшей экономической
депрессии, и голоса французских фашистов, вдохновленных примером соседней
Германии, звучали достаточно громко. Но Ле Пенов вся эта политика не
касалась.

Родители Жана-Мари богатством не отличались: мать происходила из семьи мелких
фермеров, а отец был потомственным моряком. Семья жила не хуже многих: было
на что и принарядить маленького Жана-Мари, исправно посещавшего с родителями
церковь. Да, в семье чтили католические обряды. Жану-Мари с малолетства
старались привить не только любовь к традиционному занятию мужчин семейства
— морскому промыслу, но и дать католическое воспитание.

Молодой Ле Пен получил образование в иезуитском коллеже Сен-Франсуа-Ксавье в
Ванню. Отцы-иезуиты рассказывали воспитанникам о богатой и славной истории
Франции, о былом величии родины, оккупированной теперь немцами. Лекции
иезуитов не пропали даром: символом Национального фронта стала Жанна д'Арк.
Хотя похоже, что доля патриотизма в воспитании оказалась излишне велика.
Там же, в коллеже, впервые проявились и организаторские способности Ле Пена,
его стремление к лидерству. По воспоминаниям однокашников, Жан-Мари был
заводилой во всех вылазках и походах студентов. А учился Ле Пен, вопреки
стереотипному представлению о "плохих политиках", хорошо: на выпускных
экзаменах получил высшие баллы по 6 предметам из 12-ти, особенно преуспев в
Законе Божьем, латыни, английском, французском, истории и географии.
В 1942 году Жан-Мари пережил трагедию — из моря не вернулся его отец. Ле Пен
всегда считал, что тот был героем маки (партизанской войны), хотя злые языки
и утверждают, что Жан Ле Пен занимался контрабандой, и это стоило ему жизни.
Гибель отца сильно подействовала на 14-летнего Жана-Мари, и он решил
посвятить себя борьбе с оккупантами. По свойственной всем подросткам
уверенности в своей избранности он был уверен, что именно ему предстоит
спасти родину.

16-летний Ле Пен ушел в макизары (партизаны), с тем, чтобы со старым
отцовским револьвером в руках воевать с нацистами. Вряд ли он совершил много
подвигов; во всяком случае, даже его биограф, весьма склонный идеализировать
своего героя, в качестве одного из главных эпизодов макизарского этапа жизни
Ле Пена приводит историю о том, как тот спас двух своих подружек от
солдат-эсэсовцев, стремительно увезя их на велосипеде.

В годы войны определенных политических взглядов у Ле Пена еще не было. В 1944
году, по словам биографа, Жан-Мари чувствовал себя сторонником и генерала де
Голля (Charles de Gaulle), и маршала Петэна (Petin), недальновидно полагая,
что "эти два солдата — заодно". Позже Ле Пен стал больше симпатизировать
маршалу. Перелом в его воззрениях произошел, когда после войны начались
преследования коллаборационистов. "Чистка ударила больше по противникам
коммунизма, чем по подлинным коллаборационистам", — утверждал он
впоследствии. Именно тогда Лен Пен сформировался как антиголлист и
антикоммунист. Уступки де Голля "левым" он расценивал как молчаливое
одобрение их действий и потому обличал и генерала, и коммунистов, расклеивая
листовки на домах родного Трините-сюр-Мер. Как известно, бывший кумир часто
становится объектом яростной ненависти со стороны разочаровавшегося
обожателя. Генерал де Голль надолго стал для Ле Пена политическим противником
номер один.

19-летний Ле Пен поступил на факультет права в Сорбонну. Учился он хорошо,
хотя об учебе думал мало: студенческие годы Ле Пена были отмечены пьянками,
драками и скандалами, заканчивавшимися в полицейском комиссариате. То есть
учиться было легко. Впрочем, в полицию будущий лидер ультраправых попадал не
только за драки. В 1947 году его задержали за распространение запрещенного
профашистского издания "Aspects de la France". Как молодой Жан-Мари успевал
совмещать драки и кутежи с игрой в регби за команду Сорбонны (он был
соответственно сложен, да и теперь при росте 184 см в нем 100 кг веса),
джазом и политикой — неизвестно.

Оказавшись в Латинском квартале, всегда отличавшемся огромным количеством
разнообразных политических течений, Ле Пен некоторое время приглядывался, к
какой организации лучше примкнуть. Монархическое издание оказалось лишь
эпизодом — больше Ле Пен к монархизму не возвращался. Уже в 1949 г. он
вступил в борьбу за лидерство в административном совете Корпорации студентов
права, организации с ярко выраженной правой политической ориентацией. На
знаменах Корпорации были тогда начертаны в основном лозунги, призывающие
бороться против левых, и Жан-Мари с его неприязнью к коммунистам и голлистам
пришелся здесь ко двору. Опираясь на правое большинство в Национальном союзе
студентов Франции, Ле Пен прошел на пост президента Корпорации.
В 1951 Ле Пен возглавил личную охрану Жака Изорни (Jacque Isorni), фигуры
одиозной — адвоката маршала Петэна и лидера Национального союза независимых
республиканцев, правой партии, в чью программу входила амнистия сторонника
коллаборационистского режима Виши, реабилитация Петэна, роспуск компартии,
пересмотр конституции, денационализация государственных компаний и сохранение
колоний.

По стопам легионеров

В 25 лет Ле Пена потянуло за границу. Он записывается в добровольцы —
сначала в Корею, а затем во Вьетнам. Ле Пен попал в престижное воинское
подразделение — в "зеленые береты" 1-го иностранного батальона парашютистов
в Тонкине. Но на войну опоздал: по время прохождения курса подготовки в школе
офицерского резерва после длительной осады капитулирует французский гарнизон
в Дьенбьенфу, и 21 июня 1954 года военные действия в Индокитае прекращаются.
Франция потеряла свою колонию. Позже Ле Пен писал: "Мы все плакали от печали
и бешенства в этот вечер... Именно в этот день я понял, что для того, чтобы
выигрывать войны, требуется еще кое-что, и что это было потеряно не на полях
битв, а в другом месте... Я поклялся вернуться в политику".

Несостоявшаяся вьетнамская одиссея не принесла ему, да и не могла принести
славы — он не участвовал в сражениях, не получил наград, но эпизод помог ему
завоевать определенный авторитет у студентов Сорбонны, куда он и вернулся,
чтобы заниматься политикой. А штаб-квартирой Ле Пена и его команды, как это
часто бывает с политиками подобного рода, стал пивной бар — Panteon. Но это
еще не была столь желанная большая политика. Аудитория его ограничивалась в
основном студентами, собравшимися выпить пива, а основным тезисом пивных
посиделок служила критика премьер-министра Мендес-Франса (Mendes-France) за
"позорную капитуляцию в Индокитае". Именно на этой почве, однако, происходит
сближение в 1953 г. Ле Пена с движением Пужада.

Огни большой политики

Пьер Пужад (Pierre Pougeade), президент Союза в защиту торговцев и
ремесленников, был в то время одной из самых сенсационных фигур в лагере
ультраправых. Пужадизм разрастался как снежный ком: программа Пужада,
привлекшая на его сторону тысячи мелких буржуа, ремесленников и лавочников,
недовольных налоговой политикой, скоро вышла за рамки первоначально
объявленной борьбы с "налоговой инквизицией". Пужад требовал пересмотра
конституции и сохранения французских колоний, в том числе в Африке, передачи
национализированных предприятий частному капиталу, государственного контроля
над профсоюзами и вообще "наведения порядка" в стране.

Ле Пен был очарован идеями Пужада. Особенно ему импонировала критика
"демократического социализма" и колониальные амбиции президента Союза
торговцев и ремесленников. Бывший "зеленый берет" тоже очень понравился
бывшему владельцу лавки писчебумажных и скобяных товаров Пужаду. Ораторские
способности Ле Пена не были потрачены вхолостую: десяток речей на митингах
пужадистов привели его на парламентских выборах 1956 года на депутатскую
скамью от департамента Сена. Ле Пен стал самым молодым депутатом в
Национальном собрании (ему было 28 лет). Он сразу же развил бурную
деятельность. Вскоре после появления в Бурбонском дворце он был избран
президентом фракции пужадистов, возглавив "Союз в защиту молодых французов"
--- молодежную организацию пужадистов. Это был, наконец, столь желанный выход
в большую политику. Требования Ле Пена — самые безотказные: "навести в
стране порядок", прекратить "ослабление военной мощи Франции", "обуздать
преступность". И гневные обличения виноватых — коммунистов и эмигрантов.
Однако вскоре дороги Пужада и Ле Пена неожиданно разошлись. Ле Пен пришел к
выводу, что пужадизм, несмотря на угрозы пустить в ход "большую метлу", не
располагает достаточными силами, чтобы вести серьезную парламентскую борьбу
(пужадизм был по сути антипарламентским движением) и политических дивидендов
с пужадистами не наживешь. Да и личные разногласия сыграли свою роль. Пужад
осуждал проводимую правительством мобилизацию резервистов для войны в Алжире,
а Ле Пен ее, наоборот, полностью поддерживал. Когда Пужад выступил против
вмешательства Франции в суэцкий конфликт 1956 года, Ле Пен вышел из его союза
и отправился в Египет сражаться. Однако некоторые критически относящиеся к
Национальному фронту журналисты отмечают и еще один мотив для разрыва: глава
союза был женат на женщине из Алжира, дочери местных коммунистов.
Суэцкая авантюра оказалась короткой. В 1957 году Ле Пен уже спешит в Алжир,
где идет война за независимость, в составе 1-го Иностранного полка
парашютистов. В Алжире ему довелось служить и в разведке. Этот эпизод — один
из самых спорных в биографии Ле Пена. В 1984 году сатирическая газета Canare
anchante опубликовала материалы о том, что Ле Пен пытал пленных повстанцев.
Ле Пен сразу же подал в суд на газету за клевету и выиграл дело, поскольку
убедительных доказательств его вины у журналистов не было. Затем спустя год
история повторилась: теперь на скамье подсудимых оказалась газета Liberation
и журналист Лионель Дюруа (Lionel Durois). И опять выиграл Ле Пен.

По возвращению в метрополию Ле Пен вместе со своим другом — парашютистом Ж-М
Демарком (Demarque) и еще несколькими "зелеными беретами" основал
"Национальный фронт ветеранов" — организацию, целью которой было недопущение
отделения Алжира. Она провели пропагандистскую кампанию под лозунгом "Все
едины от Дюнкерка (крайняя северная точка Франции) до Таманрассета (крайняя
южная точка Алжира)".

Летом 1957 г. Ле Пен развил кипучую деятельность в рамках движения "За
французский Алжир". Ирония судьбы: на одном из митингов в поддержку кандидата
от этого движения алжирца Ахмеда Джеббуда (Ahmed Jebbude) Ле Пену ударом
сапога повредили левый глаз (из-за этого около 6 лет Жан-Мари проходил с
черной повязкой) — то есть он пострадал, выступая в поддержку араба. Ле Пен
не спас для Франции Алжир, но эта потеря вызвала у него острый приступ
антиголлизма. В начале 60-х Ле Пен пытался сплотить несколько ультраправых
течений в одну партию и выставить единого кандидата на президентских выборах
1965 года — Тиксье-Виньянкура (Tixier-Vignancour). Попытка тогда
провалилась: Тиксье-Виньянкур набрал 5,27 % голосов и снял кандидатуру в
пользу социалиста Франсуа Миттерана, считая его меньшим злом, чем де Голль.
Тогда же у бывшего десантника возникли сложности и иного порядка. Еще до 1965
года он основал с двумя компаньонами небольшую фирму грамзаписей — "Общество
изучения общественных связей". Фирма выпустила ряд дисков с записями военных
маршей и другой патриотической музыки. Там же были выпущены "Песни
анархистов", "Ленин и народные комиссары". Музыкальная деятельность Ле Пена
была пресечена на диске "Песни немецкой революции: люди и факты III Рейха", в
аннотации к которому утверждалось, "что приход к власти Гитлера
характеризовался мощным демократическим и народным движением". Ле Пен был
привлечен к уголовной ответственности и осужден на 2 месяца тюрьмы за
пропаганду фашизма. Это пошло ему впрок, и в дальнейшем он всячески
открещивался от любых сравнений его идей с нацистскими.

Во время бурных событий 1968 года, когда в Париже снова появились баррикады,
Ле Пен был приятно удивлен, сколь легко был повержен его старый враг де
Голль. "Сердитые молодые люди" произвели во Франции такую перетряску, о
которой Ле Пен со своими эфемерными ультраправыми группами не мог и мечтать.

По пути парламентских поражений

В начале 70-х годов, ознаменованных усилением ультраправых, постепенно
выделяется партия "Новый порядок". Она становится самой влиятельной
ультраправой силой. А когда в 1971 году все ультраправые решили объединиться,
то лидера они искали недолго: президентом "Единой националистической
федерации" 5 октября 1972 стал Жан-Мари Ле Пен. Он сразу же озаботился
укреплением своего положения. Ле Пен первым из ультраправых заговорил о
парламентских методах работы и стал готовиться к очередным выборам, стремясь
избежать изоляции партии. А на выборы он намеревался идти под безотказным для
всех времен и народов лозунгом "спасения нации". Спасение заключалось в
исполнении все тех же безотказных рецептов: установление "нового порядка",
уничтожение "прогнившего режима", "разгон его слуг" и построение нового мира,
"свободного от эксплуатации".

Почему-то охотников спасать Францию под такими лозунгами среди избирателей
1973 года нашлось всего 1,3%. Ле Пен решил далее не ставить на партию
неудачников и летом того же года ее покинул. В 1974 году он баллотируется уже
в президенты. И опять проигрывает, набрав всего 0,74% голосов. Во втором туре
отдал свои голоса в пользу Жискар д'Эстена (Giscard d'Estain), с тем чтобы
закрыть дорогу социалистам во главе с Миттераном. Баллотируясь снова и снова
— в 1977, 1981 годах — он снова и снова проигрывает, и столь же
катастрофически. Но с неизменным упорством продолжает борьбу.
За прошедшие годы вокруг Ле Пена сформировался сплоченный центр, и вот была
выработана новая программа. С ней Ле Пен и вышел на муниципальные выборы
1983 г., набрав в 20 округе Парижа 11,3% голосов. Заговорили же об "эффекте
Ле Пена" в июле 1984 г., когда на выборах в Европарламент Национальный фронт
получил 11% голосов и 10 депутатских мандатов. Национальный фронт стали
рассматривать как партнера других французских партий. Ле Пеном и его фронтом
заинтересовались средства массовой информации. Национализм находил все новый
отклик у тех, у кого арабы-иммигранты отнимали рабочие места: в южных
кантонах Франции на выборах 1985 года партия Ле Пена получила 21,39% голосов.
К президентской кампании 1988 года Ле Пен готовился очень серьезно. Однако
несмотря на старания лидеру Национального фронта было очень трудно удержаться
в рамках респектабельности, без чего на успех рассчитывать было трудно. В
одном из выступлений Ле Пен обрушился на "миф" о наличии в гитлеровских
лагерях газовых камер и крематориев, назвав их "плодами советской операции".
И все-таки 14,4% выборщиков не шокировало даже это. Это был рекорд,
поставленный ультраправыми: за Ле Пена проголосовал каждый седьмой француз.
Сегодня Национальный фронт — партия, превратившись в сплоченную и
дисциплинированную организацию, стала четвертой политической силой в стране.
Это яркий пример того, как, опираясь на парламентские методы борьбы и
спекулируя на "болевых точках" общества, ультраправая идеология смогла
закрепиться в обществе с давними демократическими традициями.
Французы отдают голоса за Ле Пена по разным причинам, но чаще всего — из
чувства протеста. Большинство голосовавших за фронт даже не считают себя
крайне правыми. Эти избиратели протестуют против политиков, которых
подозревают в коррупции, и которых публично обличает в этом Ле Пен, против их
неспособности вывести страну из кризиса, против социальной системы, в которой
они ощущают себя лишними. Национальный фронт фактически стал выполнять роль
трибуна, которую ранее играли коммунисты.

Главной для Национального фронта является националистическая идея. Все мнения
фронта по основным политическим вопросам — иммиграция, безопасность,
занятость, образование, оборона — исходит из нее. И не нужно утруждать себя
согласованием идейных доктрин. Кто будет разбираться в тонкостях, когда речь
идет о "спасении нации". Лозунги фронта просты и апеллируют не к разуму
избирателей, а к "природному здравому смыслу", то есть к эмоциям: "три
миллиона иммигрантов — это три миллиона лишних безработных!" "иммиграция —
это отсутствие безопасности!" и так далее.

Кроме того, нельзя не отметить, что Ле Пен — лидер харизматический. Он
обаятелен и талантлив, он обладает даром брать не столько доводами, сколько
эмоциями. Каждая телепередача с его участием прибавляет ему популярности. Ле
Пен действительно очень популярен, гораздо популярнее собственной партии,
хотя и занимает по популярности согласно опросам общественного мнения только
19 место. В его партии сегодня 30-60 тысяч членов, и она представлена 130
региональными советниками и 9 депутатами Европарламента.

Ле Пен, бесспорно, сильный человек. И он любит сильных людей. Питает страсть
к оружию и войне. В комнате его дочерей Ле Пен повесил плакат с надписью:
"Война — это черное солнце, под которым люди мужают" (к сожалению, сыновей,
у которых это смотрелось бы более уместно, у него нет).
Вот только загар от такого солнца очень вреден.

СВЕТЛАНА Ъ-СУХОВА, ГЕОРГИЙ Ъ-БОВТ

ИСТОЧНИК: https://www.kommersant.ru/doc/41155

Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх