Легенда России: путь Русского воина

Опубликовано 09.05.2020
Легенда России: путь Русского воина

(очерк, написанный после встречи с русским солдатом-ветераном, который 30 апреля 1945 года при штурме Рейхстага первым ворвался в его фойе)

Как часто жизнь человека с легкостью вмещается в несколько строк стандартной биографии: «Учился, женился, работал, вырастил детей, дождался внуков». Вот, собственно, и все. Добавить больше нечего. Это не означает, что жизни таких людей прошли впустую. Конечно же, нет. Они прожили честно и достойно. Но – книги о них не пишутся, фильмы о них не снимаются. Улицы их именем не называются.

И как же редко можно встретить человека, для описания жизни которого только роман буде впору. А если судьба такого человека переплетается с судьбой его Родины, то он становится ее легендой, ее гордостью. При жизни или после смерти, но – становится.

О таком человеке я хочу рассказать. Имя этого человек – Лысенко Иван Никифорович. Жил он на Брянщине, в поселке Красная Гора. Жил на улице, носящей его имя. Герой Советского Союза, ровесник Октябрьской революции, в юности познавший безотцовщину, голод и тяжелый труд; прошедший через ужасы ГУЛага; вкусивший все тяготы службы в штрафбате; первый русский солдат, ворвавшийся под пылающие своды рейхстага в далеком 1945-м и доживший до наших дней. Он скончался 30 декабря 2015 года, на 99 году жизни. И я благодарен Господу, что за два года до его ухода мне довелось лично пообщаться с живой легендой. Ведь миллионы русских людей в трех поколениях знакомы с Иваном Никифоровичем по известному фотоснимку того времени «Салют Победе», который до сих пор демонстрируется во всех документальных фильмах о войне, размещается во всех исторических трудах и учебниках.

Но все по порядку. В 2013 году известный художник Детков Н. А., председатель фонда «Глас ангельский Руси» (фонда, основная задача которого – прославление и поддержка людей, истинно послуживших России), узнал о Лысенко Иване Никифоровиче. Вопрос о присвоении такому легендарному человеку главной награды Фонда, бронзового образа «Ангел трубящий», на совете директоров был решен сразу положительно и единогласно. Единственно, что нам было неизвестно: жив ли к этому времени сам Иван Никифорович, и примут ли его родственники (если таковые имеются) столичную делегацию? В общем, на встречу с Героем Советского Союза мы поехали на удачу, зная только название населенного пункта, где он живет. Или жил…

Из Москвы мы выехали на рассвете, чтобы миновать пробки. Путь был долгим и утомительным. Под Брянском даже пришлось поплутать, узнавая дорогу у встречных местных жителей. К вечеру мы все же добрались до Красной Горы. Сам поселок – большой и ухоженный, но расположен на довольно скромной местности: в округе мы не заметили лесов или каких-либо других природных достопримечательностей.

Еще несколько вопросов к проходящим селянам, и вот мы у дома Ивана Никифоровича Лысенко. У дома, с фронтона которого сразу же бросалась в глаза синяя вывеска с четкой белой надписью: «Улица им. Н. Ф. Лысенко». Итак, мы приехали на встречу к человеку, чьим именем названа улица, где он проживает. Согласитесь, такое не каждый день и не с каждым случается.

К нашей неподдельной радости Иван Никифорович оказался жив. И не просто жив, но и довольно бодр для своих почти 96-ти лет. Нас встретил человек с очень чистым и пронзительным взглядом. Да, он с трудом приподнялся и сел на диване, когда его дочь Екатерина привела нас к нему в комнату. Но мы не почувствовали никакого запаха старости, присущего местам, где живут люди очень преклонного возраста. Видно было, что в немощном теле Ивана Никифоровича по-прежнему обитает молодой дух.

И ещё раз хочется сказать о глазах Героя. Это глаза юноши. Такие чистые, глубокие, выразительные глаза можно встретить только у праведных старцев, всю жизнь предстоявших пред Богом. В такие глаза даже страшно смотреть – кажется, они до дна пронизают человеческую душу, проникая в ней до самых потаенных уголков. И в тоже время они наполняют сердце каким-то необыкновенным светом. Такие глаза, заглянув в них один только раз, не забудешь уже никогда.

Екатерина пригласила нас присесть. Мы представились, познакомились. Завязалась беседа. И тут… перед нами стала разворачиваться удивительная судьба удивительного человека. Кое-что нам рассказал сам Иван Никифорович, но, в силу того, что он быстро уставал, больше говорила его дочь Екатерина, постоянно обращаясь за подтверждением своих слов к отцу. Объем статьи, конечно, не позволит передать и сотой части огромной и насыщенной жизни легендарного человека. Но мы постараемся рассказать о самом главном, с сожалением опуская многие детали и нюансы.

Иван Никифорович родился 9 октября 1917 г. С шести лет он лишился отца, умершего внезапно от тяжелой болезни. Воспитанием маленького мальчика занялась тетушка Евдокия, которая была монахиней. Она-то, может быть, и привила ему многие мужские качества. Ведь мать осталась одна с двумя детьми на руках. И маленький Ваня с этого времени фактически стал единственным кормильцем в семье. Поэтому, после окончания четырех классов начальной школы, он вынужден был пойти работать в местный колхоз, чтобы содержать маму и младшую сестренку. Время было тяжелое и голодное. Иногда приходилось питаться одной мороженой картошкой с солеными огурцами. Да и такой еды не всегда хватало. Но, по воспоминаниям Ивана Никифоровича, в его родном селе Кузнецы никто не умер от голода, потому что все помогали друг другу, и делились друг с другом, чем могли. Господи, можно ли представить такую взаимовыручку в наше сытое время!

Да, время было тяжелое, и люди выживали, как могли. Стоит ли удивляться тому, что по пресловутому сталинскому закону об украденных «трех колосках» шестнадцатилетний Иван Лысенко был приговорен к 10-ти годам лишения свободы? Отбывать свой срок он был отправлен в Соловецкие лагеря. Дочь Екатерина поведала нам, что, когда она пыталась расспрашивать отца об этом периоде его жизни, он отмалчивался и только скрипел зубами. Теперь нам, ныне живущим, понятно почему? Теперь-то нам известна правда о Соловецком лагере, как о месте, где совершались самые жестокие и изощрённые издевательства над заключенными. Кому это интересно, может поднять соответственную литературу или найти материал в интернете.

В общем, пришлось Ивану Никифоровичу на заре своей жизни хлебнуть лиха в полную меру. Как, впрочем, и многим нашим соотечественникам. Но самое удивительное в том, что ни он, ни большинство из тех, кто прошел через ГУЛаг, не обозлились, не ожесточились, а сохранили в своих сердцах любовь к Родине. Видимо, все-таки, действительно, сталинские лагеря давали людям что-то такое, что не развращало их, а только закаляло, и делало сильнее. В отличие от наших современных тюрем. Но это уже отдельная тема для разговора.

Отсидев на Соловках три года, Иван Никифорович по амнистии вышел на свободу. Он вернулся в свое родное село Кузнецы. В 40-м году женился на односельчанке Татьяне, которая была не только красавицей, но оказалась заботливой и верной женой. К августу 41-го семья уже ожидала первенца. Жизнь стала налаживаться. А до начала войны оставались считанные дни.

Когда грянула Великая Отечественная, Иван Никифорович ни секунды не сомневался: идти защищать Родину, которая столь неласково обошлась с ним совсем недавно, или нет? Уже на следующий день он явился в военкомат, с просьбой о призыве на фронт. Но в военкомате подняли его документы, увидели в них запись: «Не пригоден к строевой службе», – и отказали. Сыграла свою роль судимость. Иван Никифорович был вынужден вернуться домой. Так, не по своей воле, он вскоре оказался на оккупированной территории. Но на немцев он работать не собирался. Когда фашисты появлялись в его родном селе, он скрывался в лесах. И ждал прихода Красной Армии, потому что безоговорочно верил в победу над Германией. И дождался!

10 августа 1941 года в семье Лысенко родилась дочь Евдокия. Но, когда в сентябре 1943 года советские войска освободили Брянщину, Иван Никифорович снова пришел в военкомат с повторной просьбой направить его на фронт. К этому времени в Красной Армии уже действовали штрафные батальоны, и поэтому бывшего ЗК Лысенко могли призвать на службу. В качестве штрафника, или, другими словами – смертника. Ведь «искупить свою вину кровью» зачастую означало – погибнуть на поле боя. Но это не остановило Ивана Никифоровича. Он хотел сражаться за Родину, и он добился своего!

Да, Иван Никифорович искупил свою несуществующую «вину». Искупил кровью! Но пролил он ее не ради того, чтобы в чем-то оправдаться перед Родиной, а чтобы защитить Родину от тех, кто посмел топтать сапогами и траками её священные просторы. По воспоминаниям Ивана Никифоровича самым страшным во время службы в штрафбате была не постоянная угроза смерти, а погибшие товарищи. Их было так много, что вперед приходилось идти буквально по телам убитых русских солдат.

От своего первого ранения штрафбатовец рядовой Лысенко излечивался не в госпитале, а дома. Выхаживала его мать и сестра. Так получилось, что первое свое боевое крещение и ранение он получил недалеко от родного села, когда участвовал в разведке боем, чтобы захватить «языка». Командование, узнав об этом, решило не госпитализировать «искупившего кровью вину» солдата, а отправить его на излечение к родственникам. Рана зажила довольно быстро, и Иван Никифорович вскоре вернулся в строй. Теперь он был зачислен разведчиком в 674 полк 150-й маршевой стрелковой дивизии 3-й Ударной армии 1-го Белорусского фронта.

Когда мы слушали Ивана Никифоровича и его младшую дочь Екатерину, дополнявшую рассказ отца, нас не оставляло впечатление, что перед нами кадровый профессиональный воин. Казалось, только вступив в войну, он сразу же освоился на фронте и стал поступать четко, грамотно и выверено, как будто бы учился военному делу с детства. Рамки данной статьи не позволяют нам хотя бы вкратце перечислить те подвиги, которые разведчик Лысенко совершил вскоре после того, как взял в руки оружие. Но его награды за бои при освобождении Прибалтики говорят сами за себя – медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды.

Потом были и другие ордена и медали. И было ещё два ранения. Трижды настигали вражеские пули бесстрашного разведчика – в горло, в пах и в руку. И трижды смерть не могла с ним справиться. И все потому, что он не боялся ее. Как свидетельствовал о себе сам Иван Никифорович: «Немецких пуль я не боялся. Готов был выполнять любое задание командования везде, куда пошлют».

А теперь мы расскажем о том подвиге, за который помощник командира разведвзвода старший сержант Лысенко получил Звезду Героя.

Случилось это 30 апреля 1945 года в Берлине. Рано утром начался штурм рейхстага. Полк, в котором служил Иван Никифорович, вплотную придвинулся к вражескому логову. Но дальше идти было невозможно. Стена сплошного огня встала перед наступающими подразделениями. И тогда наше командование приняло решение сформировать несколько специальных штурмовых отрядов из самых лучших и опытных бойцов. В состав одного из них и вошел старший сержант Лысенко.

Перед штурмом разведчики получили приказ непосредственно от самого командира полка: прикрывать знаменосцев, которые должны были водрузить победные знамена на рейхстаге, обеспечивая им продвижение наверх. И в этот момент из строя раздался голос одного из разведчиков: «Ну, а если мы первые установим красное знамя, нас не осудят за это?» Комполка, улыбнувшись, ответил: «Думаю, что не осудят».

Так и случилось! Штурмовой отряд, где находился Иван Никифорович, первый пробился к рейхстагу, ворвался вовнутрь здания, автоматным и гранатным огнём очистил от гитлеровцев первый этаж. Несколько наших солдат проникли на второй этаж и вели ожесточенный бой с наседающим противником. Этой группой командовал старший сержант Лысенко. Здесь разведчики и вспомнили слова, сказанные их товарищем перед штурмом.

Официально врученного знамени у них не было. Но солдатская смекалка сработала и в этой ситуации. Не смотря на отчаянное сопротивление немцев и ни на секунду не прекращающийся огонь, Иван Никифорович в одной из комнат нашёл матрац из красной материи. Как он сам рассказал: «Мы разодрали матрац. Вырезали из него нужную нам часть. Раздобыли что-то наподобие древка, прикрепили к нему полотнище и выставили в окно второго этажа». Так трофейная ткань стала основой для первого знамени Победы. И в этом есть некий мистический смысл. Даже немецкий матрац принял участие в разгроме фашистской Германии!

По словам самого разведчика, это произошло в 14 часов 30 минут. Другие красные знамена были водружены на рейхстаге позже. А вот выписка из наградного листа Ивана Никифоровича: «30 апреля 1945 года в 14 часов тов. Лысенко первым ворвался в здание рейхстага, гранатным огнем истребил более 20 немецких солдат, достиг второго этажа и водрузил знамя победы. За проявленное геройство и мужество в бою достоин присвоения звания Героя Советского Союза. Командир 674-го стрелкового полка подполковник Плеходанов».

На этом фото И.Н.Лысенко второй слева

А еще в этом же бою Иван Никифорович взял в плен двух немецких генералов и через обстреливаемую площадь перед рейхстагом невредимыми доставил их на командный пункт. За что тут же и получил благодарность командования. «Генералы в наш тыл ползли так ловко, – рассказывал старый разведчик, – что я подумал: «Да-а, научились под нашими выстрелами утюжить брюхом землю».

Но самый удивительный и на всю жизнь запомнившийся случай произошел с Иваном Никифоровичем не в сражении, а во время краткого отдыха. Незадолго до штурма рейхстага ему приснился сон. Видит он, будто плывет по какому-то каналу. Потом оказывается то ли в бункере, то ли в подземелье. И тут солдат замечает, что навстречу ему плывет икона Божией Матери. Иван Никифорович проснулся в страхе: «Господи! Что бы это могло означать?» Он рассказал свой сон повару, который, судя по всему, был человеком верующим. И тот ответил разведчику: «Иван, ты пройдешь всю войну и останешься жив. А в итоге ты получишь высокую награду». Предсказание повара сбылось. С тех пор Иван Никифорович искренне считает, что это Матерь Божия спасла его в том страшном пекле, полыхавшем тогда в логове фашистского зверя.

Очень многое мы узнали о жизни простого русского мужика, крестьянина, бывшего заключенного, штрафника, Героя – Русского воина! Мы узнали, как в Германии он успокаивал немецких женщин, когда те, чисто одетые, в своих домах ожидали насилия и смерти от рук советских солдат. Мы узнали, как после войны он поехал на Украину, в Донбасс; восстанавливать разрушенные шахты. Узнали, как, работая бригадиром в колхозе, он помогал оголодавшим односельчанам, закрывая глаза на тот факт, что те понемногу приворовывают государственное зерно и сено. Узнали о приезде к нему Юрия Гагарина в 1966 году. Узнали о том, что ни один житель поселка Красная Гора не был против, когда собирали подписи на право переименовать улицу Школьную в улицу имени Н.Ф. Лысенко.

Да, чтобы полностью рассказать о судьбе Ивана Никифоровича, нужен большой роман или многосерийный фильм. Но главное, что роднит его с людьми, прожившими обычную жизнь – это скромность: скромность, присущая, наверное, только русскому человеку. По рассказу дочери Екатерины, ее отец никогда не кичился своими наградами. А когда Иван Никифорович узнал о присвоении ему звания Героя Советского Союза, он просто заметил: «Мы все тогда были героями».

И в это непостижимая сила Русского Народа – делать свое дело не ради собственной славы, а ради величия и славы России. И не случайно Господь распорядился так, чтобы Русский воин Иван Никифорович Лысенко был награжден еще и образом «Ангел трубящий» – главной наградой Международного благотворительного общественного фонда «Глас ангельский Руси». Ибо это награда – знак принадлежности к духовному достоянию народа.

Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх