САНКЦИИ В АПТЕКЕ: КОМУ ПОРА ПОКУПАТЬ ЛЕКАРСТВА ВПРОК И ПОЧЕМУ СЛЕДУЕТ ПРЕКРАТИТЬ ПАНИКУ

Опубликовано 13.03.2022
САНКЦИИ В АПТЕКЕ: КОМУ ПОРА ПОКУПАТЬ ЛЕКАРСТВА ВПРОК И ПОЧЕМУ СЛЕДУЕТ ПРЕКРАТИТЬ ПАНИКУ

ФОТО: TRAMP57 / SHUTTERSTOCK.COM

В аптеках – очереди за медикаментами. Испуганные люди скупают таблетки «килограммами». На поставки импортного медоборудования и комплектующих Западом также наложен запрет. Как в этой ситуации будут работать фармпредприятия и медицинская индустрия в целом? И что ждать нам, простым людям?

Спецоперация, которую Россия проводит на Украине, затмила всё остальное, что происходит вокруг нас. Но у этих политических событий есть прямые и косвенные последствия, в том числе санкции. Вот они-то и могут изменить ситуацию на рынке лекарств.

Однако есть ещё одна тема, которая никуда пока не ушла, – коронавирус. В Москве и Подмосковье прекратили проверку QR-кодов. Также отменили ограничения на посещение заведений общепита, театров, музеев и развлекательных мероприятий. Соблюдение домашнего режима людьми старше 60 лет и гражданами с хроническими заболеваниями – лишь рекомендательное. В ближайшие дни будет в полном объёме возобновлена работа кружков и секций программы «Московское долголетие». В Санкт-Петербурге также отменили действие QR-кодов. А в Чечне, например, и вовсе отказались от всех ковидных ограничений. Сейчас каждый из регионов России сдаёт назад в вопросах коронавирусных «стопов», поскольку уровень заболеваемости падает быстрыми темпами.

ГОВОРИТЬ О ЗАВЕРШЕНИИ ПАНДЕМИИ ПОКА РАНО

Эти вопросы в программе «Вакцина правды» ведущая Елена Афонина обсудила с иммунологом, кандидатом медицинских наук Николаем Крючковым, экспертом фармацевтического рынка Ириной Булыгиной и социальным психологом Романом Волковым.

Елена Афонина: – Несмотря на то что мы немного отошли от «ковидной» темы, она от нас никуда ещё не ушла. Николай Александрович, какие изменения произошли с самим «омикроном»? Стал ли он просто сезонным заболеванием, на которое особого внимания никто обращать не будет?

Николай Крючков: – Никаких изменений с «омикроном» пока не наблюдается. Если говорить про сезонный тренд – да, действительно, мы знаем, что коронавирусная инфекция, этот новый SARS-CoV-2, имеет довольно выраженный сезонный тренд. Сезонность там есть, но это не главное, что необходимо учитывать. Это только один из моментов, характеризующих инфекцию.

Кроме того, патогенность вируса так и не упала до уровня ОРВИ. Вирусолог, профессор Анатолий Альтштейн, недавно оценил летальность от заражений где-то в 0,5%, что очень высоко. Не стоит забывать, что «омикрон» во много раз заразнее, чем другая ОРВИ, чем тот же грипп.

Когда мы говорим о том, будут ли обращать внимание на эту инфекцию, то думаю, что, с учётом текущей политической, социальной и экономической ситуации, смещения фокуса общественного внимания, проблема коронавирусной инфекции отходит на второй план.

Крючков

ИММУНОЛОГ, КАНДИДАТ МЕДИЦИНСКИХ НАУК НИКОЛАЙ КРЮЧКОВ. ФОТО: СКРИНШОТ КАДРА ПРОГРАММЫ «ВАКЦИНА ПРАВДЫ» / ТЕЛЕКАНАЛ ЦАРЬГРАД / VK.COM

– А можно ли ожидать, что ВОЗ в ближайшее время заявит о завершении пандемии?

Н.К.: – Я думаю, нет. Если говорить о России, всё будет протекать более или менее гладко. И если не появится какой-то новый опасный штамм или вариант коронавирусной инфекции, то к середине года, возможно даже в мае, мы увидим существенную стабилизацию ситуации. Тем не менее это не будет завершением пандемии. Скорее всего, она продолжится и в сезоне-2022/2023.

– Недавно сообщалось, что у нас в стране прошло регистрацию принципиально новое лекарство для целенаправленного лечения ковида. Но название препарата пока не оглашают. Это действительно что-то прорывное? И когда это лекарство может появиться в аптеках?

Н.К.: – Фактически речь идёт о дженерике оригинального препарата, разработанного международной биофармацевтической компанией «Мерк». Этот дженерик производится у нас по лицензии. По последним данным, его эффективность около 30% при начале приёма в ранние сроки с момента появления симптомов.

Это очень неплохой показатель, значительно лучше, чем, к примеру, у «Фавипиравира», который активно у нас применяется, но значительно хуже, чем у другого известного сейчас противовирусного препарата – «Паксловид» от компании Pfizer, который даёт 90-процентную эффективность. «Паксловид» пока не лицензирован в России. Тем не менее 30-процентная эффективность – это вполне неплохо для того, чтобы начать массово применять данный дженерик в России.

Предполагаю, что сейчас идёт масштабирование производства и мы скоро увидим этот препарат в госзакупках. Насколько широко он будет применяться, ещё сказать сложно, потому что препарат довольно дорогой, а значит, не очень доступный.

ОТСТАВИТЬ ПАНИКУ! ЛЕКАРСТВО НЕ ГРЕЧКА, ЕГО ВПРОК НЕ ЗАКУПИШЬ

– В свете сказанного Николаем Александровичем немаловажным видится вопрос о стоимости того или иного лекарства. Ирина Петровна, я думаю, вы нам поможете разобраться в том, что происходит сейчас на рынке лекарственных препаратов и в аптеках. Действительно ли мы наблюдаем некий ажиотаж? Нужно ли сейчас запасаться лекарствами?

Ирина Булыгина: – Я вчера зашла в несколько аптек и очень была удивлена количеством людей, стоящих в очереди, хотя аптеки у нас на каждом шагу. Кроме того, увеличили срок сборки заказов лекарств интернет-площадки и маркетплейсы. Если раньше привозили лекарства на следующие сутки, то сейчас пишут о том, что время доставки увеличено, а на сколько, даже не сообщают. То есть очень много заказов, очень много работы.

Я понимаю, что это просто паника. Люди спешат, поддавшись стадному инстинкту: надо не надо, все покупают, значит, мне тоже надо купить… Но лекарства – это не гречка, не макароны, не масло. Лекарственные препараты, во-первых, требуют определённых условий хранения, которые граждане будут соблюдать в домашних условиях. Кроме того, у лекарств есть определённый срок годности, после окончания которого препарат, возможно, будет ещё действовать, но может и изменить свои свойства. И как это отразится на состоянии здоровья, сказать сложно.

На мой взгляд, если у человека нет серьёзных хронических заболеваний, которые требуют специальной узконаправленной терапии, то бежать сломя голову и покупать всё, на что просто глаз упадёт: «А вдруг пригодится?» – это просто выброшенные деньги.

 Фото: Скриншот кадра программы

ЭКСПЕРТ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОГО РЫНКА ИРИНА БУЛЫГИНА. ФОТО: СКРИНШОТ КАДРА ПРОГРАММЫ «ВАКЦИНА ПРАВДЫ» / ТЕЛЕКАНАЛ ЦАРЬГРАД / VK.COM

– На днях правительство внесло в Госдуму законопроект, которым вводится ряд социально-экономических мер поддержки граждан и бизнеса в условиях санкций. В частности, кабинет министров предложил включить изменение курсов валют в критерии для формирования предельных цен на жизненно важные лекарственные препараты. Кроме того, медицинские организации смогут закупать по упрощённой процедуре лекарства, расходные материалы и медицинские изделия. Изменятся правила закупки лекарств у единого поставщика.

Фонд социального страхования сможет приобретать технические средства реабилитации и услуги у единственного поставщика. Также у единственного поставщика можно будет закупать лекарства и медицинские изделия, не имеющие российского аналога, если производитель не из страны, которая ввела санкции против России. Максимальная сумма закупки лекарств у единственного поставщика для назначения одному пациенту, по решению врачебной комиссии, увеличивается с одного миллиона до полутора миллионов рублей.

О чём идёт речь? Это нововведение действительно может что-то изменить?

И.Б.: – Всё, что связано с курсами валют, как и госзакупки у единственного поставщика, – это очень правильная мера. Я думаю, что был учтён опыт 2014 года, когда случился обвал рубля и оказалось, что невозможно изменить цену препаратов, которые входили в перечень жизненно важных лекарственных средств. Сейчас, когда будет принято новое положение, это можно будет сделать.

Дело в том, что у производителей до 95% составляющих в препаратах – привозные субстанции. Их, естественно, производитель покупает не за рубли, а за валюту. При этом цена у лекарств фиксированная. Цену всех жизненно важных лекарств и средств, которые входят в перечень, можно было перерегистрировать по уровню инфляции только один раз в году. Специальная комиссия рассматривала, насколько это экономически обоснованно.

И в 2014 году сложилась такая ситуация по многим лекарственным средствам, когда у производителя не то что нулевая рентабельность оказалась, а даже отрицательная. То есть купить сырьё было дороже, чем произвести готовую лекарственную форму. И поэтому просто перестали производить свои лекарства. А есть вещи и препараты, которые делает один производитель. И они входят в перечень жизненно важных. Поэтому такое нововведение было необходимо, но побоялись и ничего не сделали. А сейчас правительство реально оценило риски и приняло правильное решение.

СТОИТ ЛИ ОЖИДАТЬ РОСТА ЦЕН НА ЛЕКАРСТВА?

– Николай Александрович, как вы прокомментируете тему, которую мы сейчас затронули? И ведь речь не только о лекарствах. Ведь есть ещё и расходные материалы, которые необходимы для медицинской деятельности, те же шприцы, катетеры и прочее. Иногда, как я слышала, даже шутят: медтехника дешёвая, только картриджи к ней дорогие. Как, на ваш взгляд, с этим будет обстоять дело?

Н.К.: – Это, конечно, очень комплексный вопрос. Но я постараюсь ответить коротко. Если говорить о ЖВЛП – жизненно важных лечебных препаратах, то тут, с учётом всех законодательных новелл, нужно ожидать рост цен в 1,3-1,5 раза. То есть рост достаточно заметный. Что касается остальных препаратов, то можно ожидать рост цен в 1,5-2 раза.

Я согласен, людям совершенно не надо покупать лекарства, в которых они не нуждаются. Если же у человека есть хроническое заболевание и показана длительная терапия, то можно, пока не взлетели цены, купить необходимые препараты, учитывая срок их годности.

Если говорить о медицинских изделиях, диапазон достаточно широкий и многое зависит от того, что это за изделие и где оно произведено. Одно дело, если изделие отечественного или китайского производства, а совсем другое – если оно европейское или американское.

Надо учесть, что большое число важных компаний из Европы и Америки сейчас просто уходят с рынка. С одной стороны, это освобождает место для других компаний. Но с другой стороны, из-за этого сужается ассортимент. Кроме того, свои проблемы возникают и у заказчиков, использовавших продукцию – материалы и реагенты – компаний, покидающих рынок.

Это очень серьёзный вызов, потому что мы не то что на 100%, а даже на 50% не можем заместить сейчас быстро эту недостающую продукцию.

Что касается лекарственных препаратов, то тут, как я сказал, ожидается рост в полтора-два раза, но всё зависит от типа препаратов. Не будем говорить о дженериках, где, возможно, используются более дешёвые компоненты, – цена на них стабилизируется. А вот всё, что касается инновационных, дорогостоящих технологий и лекарств, это может стать серьёзной проблемой. Потому что там установилась фактически монополия, олигополия, из-за чего крайне сложно что-то заместить и как-то договориться.

Бóльшая часть патентов на такие препараты – европейские или американские. Тут надо отметить, что сектор не попал под прямые санкции, за исключением продуктов и технологий двойного назначения. Но ещё мы видим, что бизнес реагирует на происходящее не слабее, чем государство. И мы это видим по электронной или высокотехнологичной промышленности, где бизнес и сам уходит с рынка, обгоняя официально вводимые санкции.

ПРОГРАММЫ ЦАРЬГРАДА

Источник: https://tsargrad.tv/articles/sankcii-v-apteke-komu-pora-pokupat-lekarstva-vprok-i-gde-sleduet-prekratit-paniku_509444
Поделиться в соцсетях
Оценить

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

ЧИТАТЬ РОМАН
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх